Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Ультраправые в Испании – наследие тоталитаризма или продукт современности


Ирина Лагунина: В Испании в последнее время активизировались различные ультраправые организации, ностальгирующие по временам тоталитарного режима генерала Франко. Они требуют свернуть демократию, не останавливаются перед убийством испанских антифашистов и иммигрантов-африканцев, требуют отобрать автономные права у национальных меньшинств – каталонцев и басков – во имя воссоздания так называемой «великой и неделимой» Испании. Об испанских «ультра» рассказывает наш мадридский корреспондент Виктор Черецкий.



Виктор Черецкий: В Испании, по данным полиции, более 10 тысяч склонных к насилию членов нелегальных ультраправых группировок. К ним следует прибавить членов дюжины различных зарегистрированных партий фашистского типа, число которых полиции не известно – Конституция запрещает ей следить за легальными политическими организациями. И группировки, и партии объединяет чувство превосходства испанской нации над остальным миром и постоянное желание доказать свою правоту кулаками. Говорит сотрудник Национальной полиции Испании Франсиско Агильо:



Франсиско Агильо: Ситуация сложная. У ультраправых есть оружие, вплоть до гранатометов. В их рядах - военные и полицейские. Их деяния зачастую оказываются безнаказанными. Так что речь идет о настоящей драме.



Виктор Черецкий: Активисты многих испанских группировок копируют эстетику и поведение скинхедов – бреют голову, носят кожаные куртки и высокие армейские ботинки, делают татуировки, приветствуют друг друга поднятием руки, без меры пьют пиво на концертах фашиствующих рок музыкантов, устраивают драки во время и после футбольных матчей, нападают на гомосексуалистов, нищих, темнокожих или просто на случайных прохожих. Говорит Эстебан Ибарра, руководитель Движения против расовой нетерпимости и ксенофобии в Испании:



Эстебан Ибарра: Общество обращает внимание на «ультра», только когда они совершают очередное убийство. Мы начинаем сознавать, что наше государство тяжело больно, что борьба со злом требует принятия эффективных мер. Но проходит время, и все успокаиваются, как будто у нас ничего не произошло и не происходит. Следует принять важные законодательные меры. В первую очередь, речь идет о законе против расизма и ксенофобии. Необходим специализированный отдел прокуратуры, который бы преследовал ультраправых за их преступления.



Виктор Черецкий: По сведению Эстебана Ибарра, испанские «ультра» совершают в год не менее четырех тысяч преступлений. Воинствующие группировки вербуют своих сторонников среди молодежи 15-17 лет, в основном, из числа так называемых «жертв школьного провала», тех, кто бросает школу и нигде не работает. Как правило, речь идет о юных представителях маргинальных слоев населения. Директор школы из Барселоны Жозеп Риполь:



Жозеп Риполь: Молодежь особо подвержена влиянию, как хорошему, так и плохому. Ультраправые привлекают молодых людей своей риторикой, своим радикализмом, культом насилия, неприятием существующих порядков.



Виктор Черецкий: Особой ненавистью у местных «ультра» пользуются представители национальных меньшинств Испании, к примеру, баски. Их считают предателями, сепаратистами, стремящимися разрушить «великую нацию». Жертвой фашистов стал не так давно молодой баск Айтор Сабалета. Он не занимался политикой и не был связан с какой-либо баскской националистической организацией. Его убили только потому, что он баск. Рассказывает отец Айтора – Хавьер Сабалета:



Хавьер Сабалета: В тот день они бросили клич – убить нескольких басков! А потом даже сожалели, что убили только одного. Откуда у этих деятелей такие дикие наклонности? Их корни - в прошлом, в тоталитарной фашистской морали, в порочном родительском воспитании. Мы испанцы - лучшие, мы избранные, нам все дозволено, потому что мы всегда правы! А ведь подобное должно было давно исчезнуть из нашего общества.



Виктор Черецкий: Часть своих сторонников испанские ультраправые привлекают через Интернет. Он буквально забит сайтами различных радикальных группировок, которые похваляются своими идеями, демонстрируют оружие и фашистскую символику, рекламируют «свои» концерты и музыкальные фестивали. Ну, и разумеется, призывают к насильственному свержению «несправедливого», по их мнению, порядка вещей в мире, к физической расправе со всеми, кто не разделяет их взгляды, пропагандируют расовую ненависть и так далее. Шокирующие материалы Интернета даже побудили прокуратуру выделить сотрудников для борьбы с подобными сайтами. Генеральный прокурор Кандидо Конде Пумпидо:



Кандидо Конде Пумпидо: Мы создали отдел в прокуратуре по преступлениям в сфере информатики. Он занимается распространителями детской порнографии, педофилами, а также лицами, пропагандирующими расовую ненависть.



Виктор Черецкий: Начинание прокуратуры было с оптимизмом воспринято испанской общественностью. Однако по прошествии нескольких лет оказалось, что сайты ультраправых с портретами Гитлера, Муссолини, Франко, со свастикой и человеконенавистническими призывами – остались на своем месте и даже прибавились числом. Вообще, многие испанцы полагают, что эти группировки пользуются определенным снисхождением со стороны правоохранительных органов. Все ж какие не какие, а патриоты! Генеральный секретарь профсоюза студентов Хуан Хосе Лопес:



Хуан Хосе Лопес: Ультраправые становятся все более агрессивными. И причины этого известны – они пользуются в стране полной безнаказанностью. С каждым днем они совершают все больше преступлений, которые остаются без должного ответа. Две недели назад, к примеру, суд в городе Гвадалах а ра оправдал активиста фашистской группировки, нанесшего три ножевых удара члену молодежной левой организации. Фашист, который вырезал свастику на лице девушки из Вальядол и да, был отпущен на свободу. Убийца нашего товарища-антифашиста в Мадриде - профессиональный военный и член фашистской организации. Так что для нас совершенно очевидна связь юридических и силовых структур государства с ультраправыми группировками.



Виктор Черецкий: Сочувствие некоторых представителей испанских силовых структур ультраправым - это не выдумка студента, а явление общеизвестное в современной Испании. Дело в том, что многие руководители этих структур начинали службу еще при диктатуре Франко, а другие – унаследовали взгляды от своих родителей, ведь служба в испанских органах правопорядка, как впрочем, и в армии, дело здесь, в основном, потомственное. Еще в 80-ых годах прошлого столетия в стране существовали подпольные «эскадроны смерти», состоящие из военных, полицейских, жандармов и гражданских лиц, которые без суда и следствия расправлялись с демократами.


Но если идеологические связи силовиков и воинствующих группировок «ультра» – дело, все же покрытое некой тайной, то связи последних с легально действующими партиями фашистского типа – очевидны. К примеру, военнослужащий, член банды бритоголовых, зарезавший в прошлом году 16-летнего жителя Мадрида Карлоса Паломино за то, что у него был антифашистский значок, совершил это преступление по пути на митинг партии Национальной демократии. Он слишком вдохновился идеями физического уничтожения всех «врагов» еще до выступления ораторов. На митингах партий с одними и теме же лозунгами и с похожими названиями – Национальный альянс, Национальный фронт и Национальное действие – выступают почти всегда одни и те же кумиры ультраправых. Один из них – некто Рикардо Саенс де Инестрильяс:



Рикардо Саенс: Я никогда не изменю своим принципам, тем более что мне не в чем раскаиваться. Наоборот, я горжусь всем, что сделал. И я не одинок в борьбе. Я верю, что испанский народ, как он уже не раз делал на протяжении своей истории, возьмет, под предводительством достойного вождя-каудильо, судьбу нации в свои руки и восстановит справедливость, на что не способны все эти ничтожные правительства.



Виктор Черецкий: Кто такой Рикардо Саенс де Инестрильяс – герой испанских «ультра» и отчего так гордится собой? Он сын военного, который с группой сообщников, пытался организовать путч в 1978 году, чтобы помешать Испании перейти от диктатуры к демократии. Через некоторое время – 23 февраля 1981 году сам Рикардо попытался, вместо сидящего за решеткой отца, принять участие в аналогичном фашистском перевороте в составе черной сотни под названием Легион Михаила Архангела. Он рвался помочь жандармам, захватившим парламент и взявшим в заложники депутатов. Но мятеж подавили, а Рикардо впал в глубокую депрессию, от которой его едва спасли. Затем в рядах легиона он принимал участие в терактах против баскских левых активистов, но суд всякий раз оправдал его. Влип по серьезному «герой» лишь один раз, когда затеял пьяную драку и выстрелил в продавца наркотиков, с которым не сошелся в цене при покупке кокаина. За это деяние пришлось отсидеть семь лет. Зато после выхода из тюрьмы Саенс де Инестрильяс, получивший ареол страдальца за идею, стал идолом фашиствующей молодежи.


Правда, и у него есть свой кумир. Это 90-летний ветеран франкизма Блас Пиньяр. В силу преклонного возраста Дон Блас выступает перед обожателями лишь раз в год – в день смерти диктатора Франко 20 ноября. Послушать его патетические речи съезжаются на мадридскую площадь Ориенте приверженцы фашистской идеологии со всей Испании.



Блас Пиньяр: Товарищи! Испанцы! Мы собрались, чтобы почтить память великого вождя Франко, который отдал свою жизнь, защищая Бога и Испанию от международного масонского заговора. Но дань памяти – это еще не главное. Основное – это сплочение всех испанских патриотов для защиты католической веры. Мы должны выступить единым фронтом во имя того, чтобы Испания обрела саму себя, чтобы она была верна великим заветам Франко и своему божественному предназначению. Мы все хотим только этого!



Виктор Черецкий: Любопытно, что в свое время – в 60-ые годы - Дон Блас впал в немилость франкистского режима и даже был уволен с работы в министерстве культуры. Дело в том, что он позволил критиковать диктатора за мягкотелость. Франко, опасаясь отрицательной реакции цивилизованных стран Запада, сажал испанских демократов в тюрьму, а Дон Блас требовал массовых публичных казней инакомыслящих на костре или с помощью удушающего ошейника «гарроты». Он также требовал объявления войны Соединенным Штатам, как рассаднику «вредных» идей демократии. После краха франкистского режима Блас Пиньяр одно время возглавлял ультраправую оппозицию в пику нарождающейся демократии. Но потом, раздираемые внутренними противоречиями - в основном из-за амбиций локальных «фюреров-каудильо», испанские «ультра» раскололись на множество партий и группировок. Некоторые из них, используя шовинистическую риторику, стали преследовать чисто коммерческие цели. К примеру, партию Испания-2000 возглавил некто Хосе Луис Роберто, содержатель ночных заведений и руководитель национальной ассоциации предпринимателей, действующих в сфере интимных услуг. Как выяснилось, борьба против иммигрантов ему понадобилась для ликвидации конкурентов в лице жриц любви, приезжающих в Испанию из Латинской Америки и Восточной Европы. Журналист Педро Авилес, разоблачивший деятельность Роберто и его партии:



Педро Авилес: Призывы Роберто придать проституции патриотический национальный характер понадобились для вытеснения с рынка платной любви иностранных сутенеров, импортирующих живой товар, и для монополизации этого рынка. В программе его партии записано, что задача номер один – обеспечить рабочие места в ночных заведениях испанкам, выгнав иностранок.



Виктор Черецкий: Если лозунг партии Испания-2000 - вполне конкретен - «Испанские бордели – испанкам!», то Национальный альянс, считающий себя наследником европейского фашизма, выдвигает более абстрактную программу, которая резюмируется в призыве – «Нация, раса, социализм!» С альянсом отчасти совпадает партия Национальной демократии: ее главный лозунг – борьба с капитализмом, ну и заодно, разумеется, с иммигрантами. А Национальный фронт делает ставку лишь на борьбу с последними, как самым большим злом, грозящим нации.


Однако в Испании есть ультраправые группы, которые на иммигрантов обращают меньше внимания. Это наследники заявившей о себе еще в 30-ые годы прошлого столетия так называемой Испанской фаланги Хунт национал-синдикалистского натиска. Это классическая фашистская партия, появившаяся под влиянием итальянских коллег. В свое время диктатор Франко использовал ее в своих целях, а потом преобразовал в послушную государственную структуру под названием Национальное движение. После смерти диктатора появилось несколько фаланг. Одна из них называет себя «подлинной», поскольку восстановила исходные позиции фалангистов: ратует за создание государства трудящихся, управляемого профсоюзами и уничтожение капитализма с его рыночной экономикой. Ну и, разумеется, эта партия считает испанцев высшей расой, а единую неделимую Испанию – пупом земли.


Все перечисленные ультраправые партии регулярно – раз в четыре года - участвуют в парламентских выборах, но за последние 30 лет – с тех пор, как в стране была провозглашена демократия, они так и не получили ни одного депутатского мандата.


XS
SM
MD
LG