Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Международный мониторинг в зоне российско-грузинского конфликта


Программу ведет Андрей Шароградский. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Олег Кусов.



Андрей Шароградский : Международная мониторинговая группа, состоящая из представителей неправительственных организаций нескольких стран, подготовила доклад о ситуации, сложившейся с гражданским населением в зоне вооруженного конфликта на территории Грузии. Международные наблюдатели сегодня в Москве познакомили журналистов с основными положениями доклада. Об этом в нашей рубрике "Мировая политика" мой коллега Олег Кусов.



Олег Кусов : Международная мониторинговая группа в течение нескольких дней изучала положение прав пострадавших в результате российско-грузинского вооруженного конфликта на территории Южной Осетии. В зону конфликта члены группы добирались из Тбилиси. Видимо, поэтому, как они полагают, на территорию Южной Осетии их не пропустили российские военнослужащие, выставившие блокпост на трассе Гори-Цхинвали. Международные наблюдатели были вынуждены работать с беженцами, размещенными в грузинских населенных пунктах. Слово участнику Международной мониторинговой группы Андрею Юрову.



Андрей Юров : Те данные, которые нам удалось получить и от неофициальных источников и от официальных... Мы встречались с омбудсменом Грузии Созаром. Он примерно так рассказывает про структуру современную беженцев. Первая цифра мало имеет отношения к южноосетинскому конфликту, но мы должны понимать, что эти беженцы тоже есть. Это 2,5 тысячи беженцев из Кодори. Вы наверное знаете, что под шумок Абхазия очистила Кодори. Вторая часть беженцев, находящаяся в тяжелейших условиях, это вынужденно перемещенные лица из Цхинвальского района, из южноосетинского района, но из грузинских сел. Это по разным данным от 10 до 20 тысяч временно перемещенных лиц. Точные, к сожалению, цифры неизвестны. Омбудсмен оценивает эту цифру от 10 до 20 тысяч из грузинских сел в южноосетинском регионе. Он считает, что возвращение с ними более чем проблематично, потому что многие из этих сел, по данным самих перемещенных лиц и независимых наблюдателей, почти полностью уничтожены либо в результате боевых действий, либо в результате потом нахождения там южноосетинского ополчения. Оценить это очень тяжело. Это нужно, конечно, оценивать с российской стороны, то есть посещая Цхинвали и наблюдая, что там действительно происходит. Так как в этих зонах, естественно, сейчас размещается российский контингент, то возвращение опять же этих людей в эти села является очень проблематичным. Это значит, что это долговременные вынужденные перемещенные лица. С этими людьми нужно что-то делать.


Наконец, самое большое количество вынужденно перемещенных лиц, которых вообще никто сейчас оценить не может и вот в связи с чем - это буферная зона. Называется сейчас только количество жителей там, то есть сколько из них стали перемещенными лицами точно, к сожалению, неизвестно. Называется цифра до 50 тысяч человек. Это самое большое количество. Как раз их возвращение может быть достаточно быстрым и безболезненным, потому что, насколько известно, все-таки большая часть сел сохранилась.



Олег Кусов : Участница Международной мониторинговой группы, руководитель правления белорусского Фонда развития правовых технологий Елена Тонкачёва поделилась своими наблюдениями о главных опасениях грузинских беженцев.



Елена Тонкачева : Потенциальное развитие продолжения военных действий на этих территориях. Второе - это то, что российскими военными не обеспечивается ни коим образом, по мнению гражданского населения, защита жизни, здоровья и сохранность имущества граждан на этих территориях. Вот это две основные причины. Территория, с которых ушли люди, это сельские территории. Люди - это абсолютно сельские жители. Люди оставили свои дома. Сейчас это период сбора урожая. Они оставили технику, они оставили все, что у них есть. Уходили они очень быстро, взяв с собой минимально необходимые вещи. Есть случаи мародерства на этих территориях. Нет системных действий со стороны военных российских, направленных на пресечение этих случаев. По крайней мере, на 27 число, когда мы заканчивали свой визит, такая информация была нами собрана.



Олег Кусов : Масштабы гуманитарной катастрофы можно снизить, введя в эту зону международные силы и независимых наблюдателей, полагает участник Международной мониторинговой группы, президент международного Молодёжного правозащитного движения Андрей Юров.



Андрей Юров : Если сейчас в этой буферной зоне кроме российских военных, будут находиться какие-либо хотя бы международные представители и представители сил правопорядка, и независимые гуманитарные наблюдатели, то очень может быть, что большая часть этих людей может быстро вернуться. В этом смысле гуманитарные проблемы не будут столь катастрофическими, то есть количество уменьшится буквально в три раза временно перемещенных лиц. Периодически приходят люди в камуфляжной форме без опознавательных знаков, вооруженные, опять же непонятно муляжи это или реальное оружие, никто, естественно, проверять не хочет. Они не чувствуют себя там в безопасности. Некоторые вернулись, а потом вернулись назад в Гори или Тбилиси.



Олег Кусов : По итогам работы в зоне вооружённого конфликта Международная мониторинговая группа подготовила доклад о положении мирного населения, который был представлен на заседании Европарламента в Брюсселе 2 сентября. Среди рекомендаций наблюдателей есть и такая - «гарантировать интенсивное присутствие гуманитарных и других международных организаций на всей территории, затронутой конфликтом».



XS
SM
MD
LG