Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Усилил ли съезд Республиканской партии политические позиции Джона МакКейна


Программу ведет Андрей Шарый. Принимает участие известный российский внешнеполитический эксперт Андрей Пионтковский.



Андрей Шарый : Сейчас в прямом эфире программы «Время Свободы» известный российский внешнеполитический эксперт, а сейчас сотрудник Гудзоновского института в Вашингтоне Андрей Пионтковский.


Андрей Андреевич, добрый вечер! Как вы подведете итоги съезда Республиканской партии?



Андрей Пионтковский : Итоги съезда Республиканской партии – это Сара Пэйлин, Сара Пэйлин и Сара Пэйлин. Это, действительно, оказалось секретным оружием республиканцев. Потому что все, и мы с вами обсуждали в прошлый раз, когда МакКейн назвал. Его шаг казался почти безумным, но он оказался просто гениальным. Это исключительно талантливая женщина. Я вам приведу один пример. Репортаж со съезда партии вела программа CNN и ее ведущий суперзвезда Вулф Блитцер. Блитцер такой боец идеологического фронта Демократической партии. Но первое, что он выдохнул сразу после выступления Пэйлин – звезда родилась. Это действительно так. Это исключительно талантливая женщина. Вот уже один из наших комментаторов сегодня говорил – очень плохо проявила себя, гордящаяся своей политической корректностью, утонченностью, просвещенностью, совершенно грязными методами хотели ее уничтожить в течение трех дней до ее выступления, когда она была еще совершенно неизвестным человеком, распространяя слухи о том, что ее ребенок, это не ее сын, а ее внук, какие-то фотографии якобы обнаженной Пэйлин, а потом оказалось, что это одна известная актриса. Она просто блестяще размазала всю эту публику. Это очень серьезный удар для демократов.



Андрей Шарый : Андрей Андреевич, а что можно сказать о самом МакКейне? Как он вам показался на съезде? Новая восходящая политическая звезда не затмит ли кандидата в президенты от республиканцев?



Андрей Пионтковский : Вы совершенно правильно формулируете вопрос. У МакКейна героическая биография. Он, да, действительно, крупный государственный деятель, очень порядочный человек. Но он ни в коем случае не оратор и не актер. А, хотите вы или не хотите, съезд партии – это шоу, где нужно быть и тем и другим. Конечно, он вчера выглядел более тускло. Конечно, Пэйлин его затмила. Но, понимаете, если говорить о программах партии, то и Обама, и МакКейн, несмотря на то, что один все время повторял «перемены, перемены», а другой утверждал, что он бунтарь внутри своей партии, они традиционнейшие такие кондовые республиканцы и демократы. На европейском языке это был бы спор консерваторов и социал-демократов. Это старый спор, в котором не бывает победителей. Поэтому, мне кажется, в выборах очень много будет решать не это, не их программы, а как бы поединок таких культурных ходов. И Обама, и Пэйлин ярчайшие представители вот этих двух соперничающих идеологем. Это, с одной стороны, космополитическая элита побережий, а, с другой стороны, та срединная, как ее раньше называли, одноэтажная Америка.



Андрей Шарый : Андрей Андреевич, мы с вами сейчас своеобразно подводим итоги вот этого двухнедельного политического марафона. Я обратил внимание на то, что вы несколько с большим одобрением говорите о республиканцах вообще. Это отражает ваше пристрастие или политологический талант и холодный ум подсказывает вам, что у республиканцев все-таки больше шансов? Я помню, что вы Обаму критиковали значительно более активно, чем сейчас говорите о МакКейне, когда критикуете его.



Андрей Пионтковский : Вы знаете, после этого съезда я сознаюсь, может быть, я даже потерял некую квалификацию аналитика, я не могу скрыть своих человеческих симпатий к Саре Пэйлин. А как аналитик я вам говорю, что это очень серьезно скажется и на результатах выборов.



Андрей Шарый : Когда говорили о начале этой политической кампании, когда была внутрипартийная борьба, когда у Обамы были свои против кандидата в своей партии, когда такие же противники были у МакКейна, всегда говорили беспрецедентная, острейшая борьба. А сейчас вы говорите о том, что как-то все установилось. И это традиционное столкновение идеологий. Эта кампания теряет свою беспрецедентность, на ваш взгляд?



Андрей Пионтковский : А вы знаете, беспрецедентность была в чем угодно, кроме идеологии, особенно, у демократов. Но никаких идеологических разногласий между Клинтоном и Обамой не было. Очень трудно им было из себя выдавливать во время дебатов. В каком-то смысле это означает и конец идеологии. Потому что, я уже чуть коснулся этого, это вечная борьба, скажем, социал-демократической и консервативной философии в вопросах по экономике. В ней не может принципиально быть победителей. Потому что каждый по-своему прав. В этом сила современной западной политической системы, что эти две тенденции соревнуются и меняют друг друга. В общем, они достаточно сильно конвергировались к какой-то середине. А вот этот разрыв культурологический между Америкой побережий и Америкой срединной он намного важнее, чем такие формальные идеологические вопросы. И теперь на финишной прямой он будет очень остро чувствоваться.



Андрей Шарый : Нам остается дождаться, пока состоятся в Америке президентские выборы. Осталось ровно два месяца. Важный этап этой кампании позади.



XS
SM
MD
LG