Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Политическое нововведение: средневековые проклятья как оружие радикалов Сербии



Ирина Лагунина: «Примитивизм и пустословие» - так сербские средства информации характеризуют скандал, произошедший на днях в парламенте Сербии. Оппозиция через уже пару месяцев после формирования нового парламента пытается всячески сорвать его работу. Радикальная партия - крупнейшая политическая партия в Сербии, набравшая на выборах в мае поддержку двадцати семи процентов избирателей, недовольна тем, что ей не удалось воспользоваться реальным шансом создать своё коалиционное правительство. И партия пошла на совершенно необычный приём.



Айя Куге: Три представительницы этой партии на заседании сербской скупщины несколько раз выступили со страшными родовыми проклятьями политических противников, а их голоса и поведение выглядели так, как будто они действительно исполняют какой-то магический обряд. Депутатка от Радикальной партии Наташа Йованович обозначила главного врага – президента Сербии Бориса Тадича.



Наташа Йованович: Борис Тадич – пусть его род будет уничтожен, пусть никогда его не согреет солнце. Пусть его постигнет Божье наказание никогда не увидеть дневного света.



Айя Куге: Какое значение в сербском народе имеют проклятья? С этим вопросом я обратилась к профессору белградского университета, специалисту по этнопсихологии Жарко Требешанину.



Жарко Требешанин: Проклятья когда-то были последним прибежищем тех, кто беспомощен, у кого нет других средств обороны. А вот сегодня мы видим, что проклятья стали актуальными и в политической жизни. По-моему, злоупотребление магической народной традицией в политических целях совершенно неприемлемо. В Сербии такая традиция существует, но только в глубокой деревенской глуши, где неграмотные и бедные люди верят в магическую силу слова, в том числе и в проклятья. Но такое народное творчество давно исчезло в городах и развитых областях страны. Ныне, если кто-то и проклинает, то его слова часто воспринимаются с усмешкой. Магически-религиозное значение проклятья давно утрачено, оно больше имеет значение оскорбления или брани. В политике же подобное надо толковать не только как оскорбление, но и как экстремистскую речь разжигания ненависти. Проклятья – это квинтэссенция слов ненависти, в которой крайне сжатым, убийственным образом выражается желание, чтобы с ненавистным лицом случилось самое страшное, что только человек себе может представить.



Айя Куге: Депутатки радикальной партии даже призвали Сербскую православную церковь наложить анафему на президента Тадича и на остальных, как они выразились, изменников сербского народа. Церковь официально не отреагировала, но некоторые её священные лица выступили с заявлениями о том, что христианство запрещает такие проклятья. Профессор Теологического факультета в Белграде Люба Стоянович.



Люба Стоянович: Вместо того чтобы быть в руках Божьей любви, мы берём Бога в свои руки и вершим суд. В нашем народе, к сожалению, довольно широко толкуется идея о наказании. Это несовместимо со здоровой и настоящей верой. Бог близок к нам, но не для того, чтобы наказывать. Не держит он в руках меч, он победил на кресте и это суть христианской веры. Слишком часто мы злоупотребляем именем Бога, а в данном случае во имя Бога пытаемся судить другого человека.



Айя Куге: Радикалка Вьерица Радета публично утверждает, Бог строго накажет президента Тадича и остальных нынешних сербских правителей, так же как, по её словам, он наказал сербскую династию Обренович - убийством королевской семьи в 1903 году - и премьер-министра Сербии Зорана Джинджича - убийством в 2003 году.



Вьерица Радета: Мы напоминаем Борису Тадичу о том, что измена в Сербии никогда не прощалась. Мы не грозим, а только предупреждаем, что проклятье постигало всех предателей в сербской истории. Вспомните крах династии Обренович. Хочу предупредить нынешних правителей, что, может быть, не все они будут так счастливы, как Зоран Джинджич. Бог наказывает до седьмого колена, а иногда и до одиннадцатого.



Айя Куге: Наш собеседник – белградский политический обозреватель Миша Бркич. Почему сербские радикалы заменили политическую борьбу проклятьями?



Миша Бркич: Это ясно показывает беспомощность радикалов. Они отказались от нормальной парламентской полемики на серьёзные темы и ушли в политический примитивизм - это доказательство отсутствия политических аргументов. Проклятья отражают их пустословие.


Есть, кстати, тезис, что в Сербии общество находится на до-политическом уровне, что в нем нет настоящих институтов власти, не существует нормального политического общения, отсутствует политическая культура. А проклятья представителей Радикальной партии в парламенте показывают, что одна политическая группировка в Сербии живёт даже в доисторическое время. К счастью, не вся Сербия живет в праистории! Радикалы своими выступлениями в парламенте доказывают, что они теряют почву под ногами.



Айя Куге: Партийная дисциплина в Радикальной партии очень строгая и мало известно о том, что на самом деле происходит в партийных рядах. Однако есть много признаков, указывающих на серьёзный кризис в этой партии, которая порой качает от относительно умеренного национализма к ее же собственному ультранационализму девяностых годов. Вопрос к Мише Бркичу: разве руководство Радикальной партии не чувствует, что прошли те времена, когда большинство граждан Сербии принимали экстремизм?



Миша Бркич: Они рассчитывают только на свой корпус избирателей, который является самой примитивной, и самой неграмотной частью Сербии. Однако меня удивляет то, как могло случиться, что уже через два дня после своих проклятий, они вдруг начали поддерживать в парламенте Соглашение о стабилизации и ассоциации с Европейским союзом. Именно радикалы теперь говорят о преимуществах европейской интеграции Сербии! Может быть, они получили сигналы от своей базы избирателей, что людям надоели их пустопорожние заявления в парламенте? Общественность, а к ней я буду причислять и сторонников радикальной партии, в последнее время находится под сильным влиянием новой правящей в Сербии коалиции, которая настаивает на вступлении Сербии в ЕС. Проевропейски настроенный пласт общества сейчас намного объемнее, чем во время правления Воислава Коштуницы. А этот факт - доказательство того, насколько важна для государства его политическая элита, насколько она имеет влияние на общественное мнение. Может быть, радикалы опасаются, что, настаивая на антиевропейском подходе, они могут потерять избирателей?



Айя Куге: Любопытно, что депутатки радикалов во вторник в парламенте проклинали не только правящих в Сербии политиков.



Вьерица Радета: Пусть будет проклят род и отпрыски каждого радикала, который встречается с Борисом Тадичем!



Айя Куге: Стало известно, что эти страшные проклятья относятся к заместителю председателя Радикальной партии Томиславу Николичу, который уже пять лет руководит партией, официальный лидер которой Воислав Шешель отвечает пред Международным трибуналом по военным преступлениям в Гааге. Николич, якобы, на днях достиг договорённости с президентом Сербии Тадичем больше не срывать работу парламента. Сам Томислав Николич перед журналистами пытался отмежеваться от риторики ненависти, с которой выступили дамы его партии.



Томислав Николич: Мне кажется, что у некоторых моих коллег «накипело», и поэтому у них такая позиция. Я никогда никого не проклинал.



Айя Куге: Томислав Николич на своём пиджаке больше не носит значок с лозунгом «Свобода Шешелю!», который уже пять лет красуется на груди у всех функционеров Радикальной партии. Информированные источники утверждают, что Николич порвал с Воиславом Шешелям и его экстремистской политикой, и что проклятья были сочинены в Гааге и высказаны как партийное требование сторонников Шешеля.



Миша Бркич: То, что радикалы чародействовали и нагоняли проклятья на Бориса Тадича – не новое. Но теперь, действительно, включился новый элемент –проклятья в адрес собственного руководителя Томислава Николича. В четверг на заседании парламента он сильнее всех заступался за идею, что Радикальная партия должна голосовать за Соглашение с Евросоюзом. Может быть, в их рядах действительно произошёл раскол. Известно лишь то, что Воислав Шешель из Гааги диктует политику партии и ему подчиняется низший эшелон партийных функционеров, считающий Шешеля своим лидером. Но серьёзный вопрос: кто на самом деле имеет поддержку их избирателей в изменённой политической обстановке в стране – всё ещё Шешель или, может быть, Николич уже утвердил себя новым вождём радикалов? Когда я слушал Николича в парламенте, он выглядел совершенно новым, прагматичным политиком. Если бы мне кто-то ещё две недели назад сказал, что Томислав Николич будет одним из главных защитников идеи Сербии в составе ЕС, я бы поспорил на все богатства, что это никогда не произойдёт. А случилось именно это!



Айя Куге: Мы говорили с белградским политическим обозревателем Мишой Бркичем.


Ожидается, что на днях парламент проголосует за Соглашение с Европейским союзом, чем Сербия сделает важный шаг в направлении вступления в ЕС. Благодаря Радикальной партии теперь по этому вопросу есть консенсус всех ведущих в стране политических сил. В Белграде комментируют, что после этого, может быть, проклятья в сербской политике больше не будут играть никакой роли.


XS
SM
MD
LG