Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

В Ингушетии проходят акции протеста с требованием отставки президента республики Мурата Зязикова


Программу ведет Марина Дубовик. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Любовь Чижова.



Марина Дубовик: В конце прошлой недели в Назрани был убит один из лидеров ингушской оппозиции, владелец сайта «Ингушетия.ру» Магомед Евлоев. На следующий день в республике начались оппозиционные акции протеста с требованием отставки президента республики Мурата Зязикова. По сообщению одного из лидеров нынешней оппозиции Магомеда Хазбиева, соратника и коллеги Евлоева, акции не прекратятся и будут продолжены на следующей неделе.



Любовь Чижова: За неделю после убийства Магомеда Евлоева в Ингушетии произошло очень много событий: власти объявили его гибель результатом «несчастного случая», разогнали несколько митингов протеста и возбудили уголовные дела в отношении сторонников Евлоева. Оппозиция же требовала отставки Мурата Зязикова и возвращения в Ингушению Руслана Аушева не только в Назрани, но и в Москве – митинг с такими лозунгами прошел в Новопушкинском сквере. Кроме того, на неделе сайт «Ингушетия.ру» опубликовал информацию о непосредственных участниках задержания, причастных к убийству Магомеда Евлоева: сначала называлось имя начальника ОМОНа Ингушетии Магомеда Цороева, но после того, как он якобы доказал, что в день задержания Евлоева его не было в Назрани, оппозиционеры предположили, что владельца сайта «Ингушетия.ру» застрелил лично глава МВД Ингушетии Муса Медов. В качестве доказательства они собираются представить видеозапись, сделанную на камеру мобильного телефона.


Сотрудник правозащитного центра «Мемориал» Кирилл Коротеев сомневается, что в отношении столь высокопоставленного чиновника будет возбуждено уголовное дело.



Кирилл Коротеев: В первую очередь здесь беспокоит расследование убийства господина Евлоева, потому что, насколько нам известно, уголовное дело открыто по статье «Лишение жизни по неосторожности», как это статья называется в Уголовном кодексе. Соответственно, следствие хочет быть чрезвычайно ограниченным в своих версиях и в своих выводах, в то время как есть серьезные основания сомневаться в версии убийства по неосторожности. И как раз здесь, на следствии, на органах прокуратуры, лежит обязанность, поскольку господин Евлоев погиб в руках представителей власти, в соответствии с той же Европейской конвенцией, на них лежит обязанность полного расследования, и, кроме того, расследования публичного и скорого. Уголовное дело, да, оно было, в отличие, допустим, от многих чеченских дел, возбуждено практически сразу после убийства, но, тем не менее, как я понимаю, следствие должно было, но не сделало – оно не провело или, по крайней мере, неизвестно, что оно провело ряд ключевых следственных действий, в первую очередь аутопсию и баллистическую экспертизу.



Любовь Чижова: Акция протеста в Ингушетии с требованием объективного расследования убийства Магомеда Евлоева и отставки Мурата Зязикова продолжится на следующей неделе, после завершения траурных мероприятий. Об этом рассказал один из лидеров оппозиции Магомед Хазбиев. На неделе СМИ сообщили, что в отношении Хазбиева ми еще одного оппозиционера, Макшарипа Аушева, возбуждены уголовные дела за то, что они пытались отбить Евлоева у милиционеров. Их обвиняли в применении насилия в отношении представителей власти. Магомед Хазбиев говорит, что после вмешательства журналистов сотрудники милиции по-другому сформулировали суть этого дела.



Магомед Хазбиев: В первый день митинга – это день похорон Магомеда – к нам прямо на митинге принесли сводку из МВД, мне и Макшарипу Аушеву. Они не связывают это дело с убийством Магомеда. Они говорят, что охрана Медова ехала по городу, что озверевшие Магомед и Макшарип Аушев кинулись на них, остановил их машину, избили их до полусмерти и разоружили. По этой сводке там статья пишется, по какой статье. Но после того, как начали звонить журналисты, начали звонить корреспонденты, начали звонить со всего мира в следственный комитет, в прокуратуру, они начали говорить, что «нет, мы не возбуждали по ним уголовные дела, мы просто возбудили уголовные дела по факту, но фамилии у нас не называются», - они говорят. У нас есть информация, что пока в республике находятся журналисты, там около 30-40 человек, они решили это просто замять, чтобы потом уже поднять этот вопрос. Я нахожусь в Москве и в ближайшие дни возвращаюсь в республику, никуда оттуда уезжать, убегать не собираюсь. Будем бороться на месте, бороться с этим произволом властей, и будем настаивать до последнего, чтобы власть обратила на это внимание. Народ просит отставки Зязикова, немедленной отставки.



Любовь Чижова: О том, как будет развиваться события в Ингушетии, размышляет эксперт центра «Панорама» Владимир Прибыловский.



Владимир Прибыловский: Авторитет Зязикова там давно уже ниже плинтуса, и этот человек всем в Ингушетии ненавистный. Мне кажется, что тут могут быть и открытые волнения, а может просто эта ненависть к власти копиться и произвести взрыв не сейчас, а при каком-то следующем инциденте. В Ингушетии очень напряженное положение. С другой стороны, вождей начинают отслеживать, потому что объективно Евлоев, конечно, один из вождей оппозиции был.



Любовь Чижова: А там еще, кроме «Ингушетии.ру» вообще существуют какие-то оппозиционные силы?



Владимир Прибыловский: Там есть такая ностальгия по Аушеву, во-первых. То есть все население Ингушетии хочет, чтобы вернулся Аушев. Далее там есть живущий в Москве бизнесмен со своим количеством сторонников Муса Келигов, про которого в свое время на сайте Евлова как раз была история, в марте, что Келигов просто избил до полусмерти Зязикова, случайно встретившись с ним в московской гостинице. Он, правда, способствовал приходу Зязикова к власти, но потом они поссорились. То есть, есть личности и есть общее недовольство Зязиковым.



Любовь Чижова: Главным требованием ингушской оппозиции остается отставка Мурада Зязикова и возвращение в республику Руслана Аушева. Политолог Александр Кынев считает, что Кремль не уступит ингушским оппозиционерам.



Александр Кынев: На примере данного региона мы наблюдаем кризис модели управления, когда центр делает ставку, скажем, на таких чистых исполнителей, технократов, если угодно, которые никаким реальным доверием в регионах не пользуются. Потому что понятно, что господин Зязиков хотя и был формально избран изначально главой региона. Это тот случай, когда был в течение 10 с лишним лет другой глава региона – Аушев, человек самостоятельный, человек, может быть, в чем-то строптивый, к которому были претензии у федерального центра, - ну, убрали его. Поставили человека абсолютно послушного, абсолютно лояльного, но при этом не имеющего в регионе никакого авторитета. И что мы наблюдаем? Мы наблюдаем, что этот человек не в состоянии урегулировать ничего на территории, с ним просто не считаются. Он не имеет ни необходимого авторитета, ни влияния. А Северный Кавказ – это зона очень специфическая, здесь личный авторитет и, скажем так, личность, личные качества, личное достоинство, личные заслуги, харизма, если угодно, руководителя является ключевым фактором, который позволяет ему быть субъектом политики либо им не являться. Здесь эти приемы, когда все, что выше среднего, все, что не вписывается в некий шаблон, изгоняется и заменяется неким серым и стандартным, абсолютно не работают, а точнее, работают с точностью до наоборот.



Любовь Чижова: Александр Кынев уверен, что эпоха Руслана Аушева уже прошла, и его возвращение в Ингушетию мало что изменит. Скорее всего, считает эксперт, Кремль заменит Мурата Зязикова на кого-то третьего. Вовсе не факт, что кандидатура нового главы Ингушетии устроит жителей республики и оппозицию.


XS
SM
MD
LG