Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

С ярмарки. Хакамада о подъеме-с-колен


По портрету главной книжной ярмарки страны можно судить, каковы настроения в обществе

По портрету главной книжной ярмарки страны можно судить, каковы настроения в обществе

8 сентября в Москве на территории Всесоюзного выставочного центра заканчивает свою работу XXI Московская международная книжная ярмарка. Украина в этом году была почетным гостем ярмарки.


Самый частый упрек Московской международной книжной ярмарке со стороны специалистов обычно состоит в том, что она напоминает восточный базар, где продавцы громко хвалятся товаром и хватают покупателей за руки. В этом году тенденция достигла апогея. На Московской книжной ярмарке царила эклектика и книги развлекательных жанров.


По портрету главной книжной ярмарки страны можно судить, каковы настроения в обществе. Если в прошлые годы были шумные презентации книг, имеющих отношение к политике, как кремлевской, так и оппозиционной, то в этом главной книгой была объявлена книга под названием «Медведев» авторства Николая и Марины Сванидзе, на этом программа политической книги практически закончилась. Ирина Хакамада в предпоследний день ярмарки представляла книгу «Suссess в большом городе», там есть и биографические эпизоды, связанные с ее политической карьерой, и конечно, из публики последовали вопросы об отношении к конфликту Осетия-Грузия-Россия.


Ирина Хакамада говорит, что конфликт привел к общественному расколу: «Большая часть общества консолидировалась, что пора России встать с колен и показать всем, где раки зимуют, и нечего нас трамбовать. И мы это сделали. А меньшая часть, в лице демократической оппозиции, утверждает, что можно показывать свою силу, но огромная страна, мощная Россия, для этого не должна заниматься примитивными военными операциями, а должна вести сложнейшую дипломатическую работу и наращивать свой экономический потенциал. Это нормально. Если вы хотите жить в нормальном обществе, то вы должны радоваться тому, чтобы услышали какое-то другое мнение. Потому что когда вы не услышите ни одного другого мнения, считайте, что больше никто не услышит вас, когда у вас возникнет другое мнение. Поэтому, я считаю, когда две стороны спорят (большинство и меньшинство), истина где-то по середине. Да, Грузия спровоцировала стрельбу, это было безобразие. Да, мы могли ввести войска и, может быть, сделали правильно, но избыточно дошли уже до самой территории Грузии. Мы не остановились ни на Южной Осетии, ни на Абхазии. Мы очень спешим признать обе республики, потому что при такой спешке их больше никто не признает. Мы их обречем на то, что они будут нашими рабами. А, я думаю, что ни Южной Осетии, ни Абхазии об этом не мечтали. Поэтому если бы мы, вместо того, чтобы признавать так быстро, начали бы двигать резолюции, документы по международным правилам, может быть, оно было бы медленнее, зато Южная Осетия и Абхазия получили бы международное признание как Косово, и стали бы тогда совершенно цивилизованными нормальными государствами».


— Возможна консолидация гражданского общества в России в ближайшее время?


— Гражданское общество в России в ближайшее время не может развиваться и не будет развиваться. Оно не может развиваться, потому что большинство людей, которые представляют общество, не хотят быть представителями гражданского общества. Когда люди хотят, то они могут все. Книжка как раз об этом. В самой сложной ситуации, в самой тяжелой, если ты очень хочешь, ты всегда найдешь способ, как добиться правды. Если ты не хочешь ничего, тебя устраивает такая жизнь, то ты остаешься в этой жизни.


— Ваша политическая карьера повлияла на литературное творчество?


— Политика для меня — это было все. Ушла я, потому что... Вот говорят — зачем ушла? Невозможно. Я женщина. А женщины не привыкли получать удовольствие от бесконечного процесса. Женщины в отличие от мужчины любят иметь конкретный результат, чем бы они ни занимались. Если у меня нет перспективы в ближайшие 10 лет получить реальную власть, то мне в политике делать нечего. Я уже провела в политике 15 лет и, как спортсмену, надо уходить.


Ирина Хакамада скептически оценивает и политическую жизнь в России, и возможность политической карьеры для себя. А ведущий радиостанции «Эхо Москвы» Матвей Ганапольский, который представлял свою книгу «Кисло-сладкая журналистика», столь же скептичен в отношении свободы слова. Вот вопросы, поставленные книгой: «Стоит ли журналисту продаваться за деньги? Вы можете сказать — да, это невозможно, тогда это не журналист. В некоторых случаях — журналист. Посмотрите на экраны нашего телевидения, и вы увидите людей, которые замечательно себя чувствуют, объясняют вам, как жить. Тем не менее, понятно, да? И где компромисс в журналистике. Вы знаете, что многие говорят — независимой журналистики не бывает. Но другие говорят — нет, есть независимая журналистика», — сказал на презентации своей книги Матвей Ганапольский, ведущий радиостанции «Эхо Москвы».


Продолжая его мысль, следует сказать, что сегодня свобода слова означает необходимость самостоятельного поиска информации. Даже если устроители книжной ярмарки не повесили указатели, где находится павильон Украины, почетного гостя ярмарки, павильон этот при желании можно найти. Так люди, не доверявшие центральным каналам, искали информацию о ходе военного конфликта в Осетии и Грузии в интернете.


XS
SM
MD
LG