Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Культурный слой как памятник. Нарушения федерального закона


В «Положении о порядке проведения археологических полевых работ» говорится, что памятник в границе землеотвода должен исследоваться полностью

В «Положении о порядке проведения археологических полевых работ» говорится, что памятник в границе землеотвода должен исследоваться полностью

Несмотря на федеральный закон «Об охране культурного наследия», по которому любому новому строительству должно предшествовать археологическое исследование, на практике при строительных работах в Петербурге и Ленинградской области культурный слой зачастую просто исчезает.


Весной этого года вступило в силу «Положение о порядке проведения археологических полевых работ», где говорится, что участок памятника, попадающий в границы землеотвода, должен исследоваться не частично, а обязательно полностью. Но при строительстве культурный слой, бесценный для археологов, как правило, полностью уничтожается строительной техникой. Максимум, что удается сделать — это зафиксировать какие-то остатки архитектурный сооружений, между тем, не менее важен контекст, в котором они находятся, то есть культурный слой.


Интересно, что археологическая экспертиза в большинстве случаев не проводится именно на объектах, финансируемых из госбюджета. Эксперты в один голос отмечают, что сегодня с частным инвестором работать легче, чем с государством. Например, в Новой Голландии и в устье реки Охта исследования проводятся в достаточном объеме, а в Петропавловской крепости, находящейся под контролем Музея истории города, культурный слой был не утрачен только чудом. Говорит заведующий сектором архитектурной археологии Государственного Эрмитажа Олег Иоаннисян: «Два объекта у нас среди интересующих нас Новая Голландия и Петропавловская крепость. С Новой Голландией пока все в порядке, в Петропавловской крепости все было сделано так, как не положено. Мне, например, полтора года, чтобы не потерять ее как археологический объект, приходилось заниматься бесконечными сиденьями на заседаниях, спорами, добиваясь только одного — изменения проектной отметки. Проектная отметка там была 1,5 метра подготовки под мощение. Это всего лишь благоустройство. При этом, что весь культурный слой крепости те же самые 1,5 метра . Не произошло бы изменения этой отметки, в один момент экскаваторы все это выкопали. Причем, сами исполнители, строители, с ними можно договориться. Они же не враги ни городу, ни культурному наследию. Но над ними висит вот этот самый срок. Как только отметка была сбита до сорока сантиметров, все встало спокойно, все стало возможным».


Перед началом нового строительства, по закону необходимо провести археологическое исследование, что соблюдается далеко не всегда. Кто должен следить за исполнением закона? Хотя чиновников приято ругать, но единственные действуют в правовом поле, говорит главный специалист петербургского Комитета по государственному контролю и использованию памятников истории и культуры Константин Плоткин: «После создания Росохранкультуры в Петербурге возникло два государственных органа охраны памятников — федеральный и региональный. Федеральный орган — это Росохранкультура, региональный орган — это КГИОП. Дальше сложилась смешная ситуация. Органов было сразу два, а полномочия между ними разграничены не были. И на протяжении ряда лет шло выяснение отношений, местами напоминавшая небольшую феодальную междоусобицу».


— Но это уже дело прошлое, которым можно объяснить, например, потерю 80% культурного слоя при реконструкции Синода.


— Ни одного документа по Сенату и Синоду через меня лично не проходило.


— C 1 января 2008 года — все иначе.


— КГИОП теперь занимается всеми объектами культурного наследия, в том числе федерального значения.


Гораздо лучше дело обстоит там, где работают частные инвесторы, например, в Новой Голландии, говорит руководитель петербургской археологической экспедиции на острове Новая Голландия Елена Михайлова: «Как ни странно, как раз на фоне того, что творится в городе с этими огромными объектами, которые финансируются из государственного бюджета, на острове Новая Голландия множество вопросов удавалось решать в рабочем порядке. Инвестор сплошь и рядом шел нам навстречу. Мы выявили остатки там деревянных построек петровского и аннинского времени. Великолепный совершенно комплекс вещей. Когда этот слой был поставлен на охрану, инвестор нашел возможным обеспечить исследование».


Открытие слоя петровского времени на острове Новая Голландия было полной неожиданностью, вряд ли приятной для инвестора. Говорит Олег Иоаннисян: «Хочу вспомнить сцену из классики из фильма Федерико Феллини "Фильм". Строят метро, и строители натыкаются на остатки римской виллы, про которую никто не знает. У всех в глазах восторг бешенный и интерес, но тут же начальник строительства вдруг издает жуткий вопль: "Сейчас археологи придут!". Вот инвестор в Новой Голландии примерно был в таком же шоковом состоянии. С одной стороны, обрадовался, с другой стороны, ужаснулся. Но он пошел на то, чтобы эти раскопки провести. Но что самое главное — постановки Новой Голландии под охрану, как археологического объекта, до сих пор не произошло».


Археологическая наука Петербурга в последние годы испытывает бурный рост, и с этим связаны новые проблемы, поясняет Константин Плоткин: «Многие стороны этого процесса не отработаны. Как все новое, они вызывают негативную реакцию и инвесторов, и власти».


Видимо, и тем и другим придется перестраивать свою работу, сообразуясь с новыми реалиями, учиться хранить и беречь культурный слой наряду с другими памятниками .


XS
SM
MD
LG