Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Война на Кавказе: как ее видят жители Сочи. О будущей войне с Грузией Евгений Астанин из Вятки узнал за две недели до ее начала. Хотят ли жители села Никольское посылать своих сыновей на войну? Почему самарский студент Вячеслав Котиков считает американского президента главным врагом России? Учительница из Ижевска уверена, что Россия, признав Абхазию и Южную Осетию, получила, наконец, выход к Черному морю. Приамурье: Что мешает Константиновскому району жить богато? Ростов-на-Дону: Зачем переселяют детский дом? Челябинск: Кому выгодно, чтобы дети не занимались в кружках, а слонялись по улицам? Мордовия: Опасны ли укусы пчел? Псковская область: Праздник разделенного народа


В эфире Сочи, Геннадий Шляхов:



Геннадий Шляхов : Сочинцы продолжают обсуждать события, произошедшие в начале августа в Южной Осетии. Не только потому, что сегодня Россия, Европа и Америка оказались вовлечены в политические дискуссии, но и потому, что Осетия и тем более Абхазия, признанные Россией независимыми республиками, географически соседствуют с черноморским курортом. Говорит Екатерина Черкашина.



Екатерина Черкашина : У меня на душе очень большая горечь, потому что война в Абхазии была, мы близко находились. Переживали всё это. Вдруг сюда зайдёт. Конечно, все были в шоке. Все родные близкие звонили сюда - как мы здесь.



Геннадий Шляхов : Не только страх за собственное благополучие, но и переживания за судьбу знакомых и близких людей испытали многие сочинцы. Вот что говорит Михаил Черкашин.



Михаил Черкашин : На душе больно за наших соседей. Много знакомых у меня осетин. Просто боль на душе.



Геннадий Шляхов : Из тех сочинцев, с кем удалось обсудить события в Южной Осетии, все до одного убеждены, что военные действия спровоцировала, а затем и начала Грузия.



Житель : Тут даже малышу и то понятно, как нам освещали, как нам говорили - конечно, Грузия. Кто? Мы что ли пошли туда? Мы ж не пошли. Россия тут ни причём, Россия никак не могла пойти туда.



Житель : Картина вся ясна - напала Грузия на Южную Осетию. Это ясно беспрекословно.



Геннадий Шляхов : Но все-таки Южная Осетия находится в государственных границах Грузии?



Житель : Всё дело в том, что она была автономией, точно так же как и Абхазия. Но испокон веков Южная Осетия была самостоятельным государством. И они сейчас отстаивают свои права быть независимыми от Грузии. Точно так же как и Абхазия.



Геннадий Шляхов : Кто на кого напал всё-таки?



Жительница : Грузия на нас. На южную Осетию.



Геннадий Шляхов : Территория Южной Осетии находится в государственных границах Грузии.



Жительница : Но дело в том, что они же хотели захватить эту землю, а не мы.



Геннадий Шляхов : Но это же их земля?



Жительница : Может быть, даже считается по ихнему земля, но почему они не решили это мирным путём".



Геннадий Шляхов : О событиях в Южной Осетии, а потом и в Абхазии сочинцы узнавали из новостей федеральных российских телеканалов. А также непосредственно от людей, приехавших из зоны военных действий.



Житель : Информация идёт от людей – осетин, грузин, которых много здесь у которых много родственников, которые непосредственно были участниками. Они и в магазинах, на рынках и так в автобусах люди говорят события, которые там проходили.



Геннадий Шляхов : Эта информация совпадает с той, что официально публикуется?



Житель : Я бы сказал, что приблизительно где-то она схожа, но не на все 100 процентов. Где-то намного это всё серьёзней, намного больше.



Геннадий Шляхов : А в чём она несхожа?



Житель : Она несхожа в том плане, что многие факты наши информационные службы не доводят до людей, потому что мне кажется, это как-то трагически будет отражаться на тех людях, которые это будут слушать и видеть.



Житель : Тут очень много проживает и с Южной Осетии, и Северной Осетии. Рабочих приезжает здесь работать очень много. Друзья по работе - мы раньше работали - вот оттуда. Знакомые, друзья, товарищи. Мы созваниваемся. Вот и всё. Информация совершенно идёт другая по нашим потерям. По потерям военных и гражданских. Среди военнослужащих по телевидению говорят одно. Я думаю, что были намного больше. И вот товарищи вернулись оттуда, военные наши говорят. Не знаю почему, но скрывается.



Геннадий Шляхов : А главный источник информации ваш какой?



Жительница : Канал «Вести». Больше я не знаю ничего. Ну и от родственников, близких и родных. Хотелось бы встретиться с Южной Осетией с жителями, которые там живут. Хотелось бы переговорить с ними, что там произошло конкретно, хотелось бы узнать.



Геннадий Шляхов : Из разговоров с сочинцами ещё раз стало понятно, что единственным для большинства граждан источником информации, по-прежнему, является телевидение - федеральные российские каналы вне конкуренции. Газеты и радио заметно уступают им. А интернет и спутниковое телевидение, как источник информации, вовсе не способны, по крайней мере в Сочи, конкурировать ни с печатными изданиями, ни с электронными СМИ. Есть правда ещё один, традиционный для России источник информации - так называемое "сарафанное радио". Слушая иной раз, о чём говорят между собой люди, удивляешься: до чего же безгранична фантазия человека. Рассказывает Михаил Черных.



Михаил Черных : Говорят, что в связи с потеплением, предсказывают наши уважаемые учёные, что вода будет подниматься на такую высоту, что материк Штатов будет под водой. А здесь горы, сюда вода не подойдёт. С такой точки зрения. Вот они сюда хотят, как будто, потом переселять людей. И это может быть.



В эфире Вятка, Екатерина Лушникова:



Евгений Астанин : Жень, война будет!



Екатерина Лушникова : О том, что на Кавказе начнется война, вятский историк Евгений Астанин узнал, наверное, один из первых в мире.



Евгений Астанин : Мой сосед по саду, у которого сын служил где-то в южных частях нашей страны, он мне сообщал следующее: «Ты знаешь, у меня сын там-то служит. Мы с ним по мобильному разговариваем. Он говорит – войска идут, огромные силы стягиваются к южным границам. Скорее всего, будет война». Я говорю: «С кем? С Грузией? Какая война может быть с Грузией?!» Слон и муравей. Кто с кем воевать-то?.. Зачем они нам? Зачем мы им и так далее. Нет, война будет. Там какие-то учения проводят, там что-то вообще невообразимое творится. Все дороги забиты эшелонами. Я как человек вроде бы считается исторически образованный, более следящий за политической ситуацией, я его убеждал – перестань, какая война! Да, это так!



Екатерина Лушникова : Однако не прошло и двух недель, как война действительно началась. И Евгений Астанин убедился в правоте своего соседа.



Евгений Астанин : Я так опозорился необычайно со своим оптимизмом, что отсюда вывод какой следует для меня? Что, видимо, наше вмешательство в этот процесс, в эти все события было не реактивным, оно, видимо, предполагалось и готовилось заранее. А вот, что меня поразило, что ни в одном комментарии, ни в одном нашем информационном блоке, естественно, нигде и никак не проходила напрашивающаяся параллель. Даже обычным людям, в общем-то, очевидная тем, что Саакашвили примерно делает то же, что Россия в Чечне в свое время делала. Он не отпускает части своей территории, выразившие желание выйти из ее состава. И с этой целью применяет военную силу. Ведь все это было не так давно. Люди-то помнят. Буквально прихожу на я на работу пару дней назад, и мне обычная, абсолютно обычная женщина методист по заочному отделению, которая политикой не интересуется, но немножко смотрит нашу программу и никакие другие, в интернет она выходит, она сказала: «Женя, так это что, как у нас с Чечней у них?» Вот ей это понятно, а нашим аналитикам не понятно. Они это не комментируют, не сравнивают и вообще не упоминают.



Екатерина Лушникова : Вскоре эхо войны долетело и до Вятки. Здесь стали собирать пожертвования для пострадавших жителей Южной Осетии и, причем, не всегда добровольно. Война коснулась и непосредственно личной судьбы Евгения Астанина, как ни странно.



Евгений Астанин : На моей личной судьбе отразились, видимо, так. Когда была попытка в этом году снять с меня группу инвалидности, которая была мне предоставлена в прошлом году (третья группа), я тоже это увязал с тем, что поступило негласное указание, видимо. Когда я узнал цифру затраченных средств на пятидневную эту войну, а по очень приблизительным прикидкам это 12,5 миллиардов… Ну, один выстрел танка – это детский садик построенный. Видимо, там некоторые социальные обязательства, которые государство на себя до этого брало, будут отложены. Может быть, не отменены, но оттянуты, отложены на несколько месяцев.



Екатерина Лушникова : То есть на инвалидов у государства уже не хватает средств?



Евгений Астанин : Защищать людей внутри страны как-то руки не доходят, личных средств нет, а вот защищать каких-то других, новоиспеченных граждан моментально средства находятся. И никто не жалеет их.



Екатерина Лушникова : В связи с событиями на Кавказе у Евгения Астанина возникли неожиданные аналогии.



Евгений Астанин : Я так себе и представил, что если бы, скажем, американцы вагонами стали раздавать паспорта американских граждан без всяких проволочек, скажем, жителям Дальнего Востока, а те бы в свою очередь захотели бы получить независимость после этого с последующей перспективой включения в состав Соединенных Штатов, и при попытке России этому воспрепятствовать, Америка бы 7-й флот ввела бы в наши порты и начала обстрел наших городов… Может быть, это некорректная параллель, но она как-то всплывает и приходит на ум. Чтобы из этого могло выйти? Смех такой, прямо скажем, горьковатый. Как всегда люди, которые ни к чему не причастные и ни в чем не виноватые, страдают, а политики решают какие-то свои задачи малопонятные.



В эфире село Никольское, Татьяна Вольтская:



Жители Ленинградской области, как и петербуржцы, следят за развитием конфликта в Южной Осетии. Село Никольское - не исключение. Местные жители смотрят первый и второй каналы, реже НТВ; некоторые, как, например, Екатерина Рыбакова, не могут говорить о конфликте без слез.



Екатерина Рыбакова : Это полное безобразие. Это полное бездушье человеческое. Я считаю, что грузины полностью не понимают ситуацию жизненную.



Татьяна Вольтская : А наших ребят вы знаете, сколько погибло?



Екатерина Рыбакова : К сожалению, я не знаю цифру и знать не хочу. Единственное я могу предположить, что цифра большая.



Татьяна Вольтская : А у вас есть дети? Вы бы послали своего сына?



Екатерина Рыбакова : У меня, конечно, есть сын. Я бы не послала в связи с тем, что он у меня единственный, и он мне очень дорог. Защищать надо родину.



Татьяна Вольтская : Анатолий Раудалайнен тоже одобряет действия российской стороны.



Анатолий Раудалайнен : Не имеют права что ли абхазцы жить нормально? Они всю жизнь там воюют с грузинами из-за этой земли.



Татьяна Вольтская : Вы бы своего сына послали?



Анатолий Раудалайнен : А почему бы нет?! Не я же посылаю, а президент или кто там.



Татьяна Вольтская : Вы знаете, сколько погибло с нашей стороны?



Анатолий Раудалайнен : Солдат – 71 человек, а больше не говорят. А остальные, говорят, осетины погибли.



Татьяна Вольтская : А вот как рассуждает о конфликте Людмила Родина.



Людмила Родина : Саакашвили, достоверно не знаю, но говорят, что он в Америке же учился. Оттуда все и дуется. Позиция Буша. Я считаю, что правы наши. Все-таки защищать надо.



Татьяна Вольтская : А сколько погибло наших, вы знаете?



Людмила Родина : Точно не могу сказать – порядочно. Жалко, конечно.



Татьяна Вольтская : А своего ребенка послали бы туда воевать?



Людмила Родина : Нет. Хотя у меня племянник был по контракту в Чечне. Вернулся оттуда с нарушенной психикой. Не хотелось бы своего посылать.



Татьяна Вольтская : Пусть чужие воюют?



Людмила Родина : Почему чужие-то? Пусть вообще этого не будет. Я просто с позиции матери говорю. Тем более, что у меня дочь.



Татьяна Вольтская : Примерно так же говорит и Петр Кривулин.



Петр Кривулин : Грузины не правы. Нападение! Если бы они не доходили до убийства – это один вопрос. Но это же уничтожение людей! Я не то, что их не люблю, но они здесь не правы. Наши правильно сделали. Американцы везде лезут. Никто против них ничего. Как наши за свое что-то отстоять, русские оккупанты.



Татьяна Вольтская : Вы знаете, сколько наших погибло?



Петр Кривулин : Я не знаю. Просто сказали, что человек 75 миротворцев погибло. 300 ранены и тысяча с лишним мирных жителей.



Татьяна Вольтская : У вас есть сын или сыновья?



Петр Кривулин : У меня три сына?



Татьяна Вольтская : Послали бы их туда воевать?



Петр Кривулин : Я сам служил. У меня младший сын штурмовал Белый дом. Он десантником был, когда Руцкой сидел с Хасбулатовым. Никто не спрашивал меня – послали. Вы думаете, что простые американцы рвутся воевать? Да, бросьте вы. Это политика.



Татьяна Вольтская : Послала бы своего сына в Южную Осетию и Надежда Коркина.



Надежда Коркина : Послала бы. Хоть и жалко, но послала бы. Осетинцы-то ни при чем. Народу надо же было как-то помогать. Если бы наши не помогли, кто бы им еще помог?



Татьяна Вольтская : При этом в целом Надежа Коркина, как и многие ее односельчане, считает, что обе стороны конфликта, цитирую, "с жиру бесятся", и что российские миротворцы, опять цитирую, "погибли ни за что".



В эфире Самара, Сергей Хазов:



Самарские социологи из местного университета, по примеру московских коллег опросили самарцев, спросив у горожан, что они знают о войне в Южной Осетии? 75 процентов самарцев считают, что Грузия напала не только на Южную Осетию, но и на Россию. Из-за уверенности в том, что грузинские войска атаковали российских военных, самарцы негативно относятся к Грузии. Некоторые даже предлагают советский вариант решения войны в Южной Осетии. Говорит пенсионер Андрей Воронцов.



Андрей Воронцов : Я бы сказал, надо Сталина разбудить. Он бы всех на место поставил. Потому что я служил в Венгрии в 1956 году. Жуков пришел, командующий Южной группы войск, он за сутки порядок навел.



Сергей Хазов : Самарчанка Светлана Петрова не сомневается, что вмешательство российской армии в конфликт между Грузией и Южной Осетией было необходимо.



Светлана Петрова : Я думаю, что много людей в этом заинтересовано. Если бы кому-то надо было, чтобы там все прекратилось, это бы давно прекратилось. Всякая война приносит деньги, вот и все.



Сергей Хазов : Самарские социологи заявляют, что российская военная пропаганда в виде выпусков теленовостей влияет на формирование общественного мнения простых россиян по отношению к Грузии. В справедливости этого я убедился, вместе с социологами побеседовав во время опроса общественного мнения с простыми самарцами. Первый собеседник – студент университета Вячеслав Котиков - рассказал, что, посмотрев в выходные дни новости по каналам ОРТ и Россия, узнал, что Грузия вероломно напала на Россию.



Вячеслав Котиков : Я так считаю, что Россия не хочет вообще ни с кем проблем никаких иметь со всеми странами, считает, что нужно все мирно урегулировать. Вообще считаю, что это в основном все американцы хотят развязать «холодную» войну. Россия – единственный конкурент для них в мире, можно так сказать. Но это не Грузия развязала, скорее всего, а это Америка развязала, скорее, только за счет Грузии. В итоге, что вышло?!



Сергей Хазов : Самарцы, пользующиеся кабельным телевидением, могут смотреть информационные выпуски «Евроньюс» и CNN. Но независимым теленовостям студент Вячеслав Котиков не доверяет. По его словам, сейчас Запад ведет информационную войну с Россией.



Вячеслав Котиков : Как у нас рассказывают, идет информационная война между Россией и Америкой. Все равно в какой-то части и те правы, и мы правы. Но больше фактов-то идет по нашему телевидению. Самый главный враг – американский президент.



Сергей Хазов : Самарчанка Вера Степанова, узнав, что нужно будет отвечать на вопросы не только социологов, но и Радио Свобода, сначала долго переспрашивала, не вызовут ли ее после интервью в ФСБ? Самарчанка считает Радио Свобода враждебной радиостанцией еще с тех пор, как прочла во времена советской власти брошюру под названием «С чужого голоса», где в духе антизападной пропаганды рассказывалось про иностранные радиостанции. Вера Степанова тоже доверяет только российским средствам массовой информации.



Вера Степанова : Я считаю, что действительно Америка спровоцировала нападение Грузии на Осетию.



Сергей Хазов : А какие-то независимые средства массовой информации, телеканалы «Евроньюс», CNN вы смотрите?



Вера Степанова : Да, особенно без комментариев которые.



Сергей Хазов : Отличается там информация?



Вера Степанова : Но видеоролик везде одинаковый идет, просто некоторые подают с озвучиванием, когда уже меняется полностью мнение. А видеоролик-то один. Как он может отличаться? Просто ты уже свое мнение формируешь, себе.



Сергей Хазов : «Российское телевидение и радио работает в советском стиле, ориентируя своих зрителей и слушателей на привычные с советского времени пропагандистские мифы», - к такому выводу пришли самарские социологи. Возможно, свободны от транслируемого с телеэкранов и по радио пропагандистского прессинга разве что интернет-пользователи. Однако только 5 процентов самарцев рассказали, что получают новости о войне в Южной Осетии из Всемирной паутины. Для остальных интернет остается недоступным из-за отсутствия компьютеров и высокой стоимости доступа в глобальную сеть.



В эфире Ижевск, Надежда Гладыш:



Вряд ли можно сказать, что события на Кавказе затмили для жителей Ижевска их повседневные заботы. Но они присутствуют в первополосных репортажах региональных официальных газет и телеканалов об отправке грузов гуманитарной помощи в район грузино-осетинского конфликта. Их не обсуждают на улицах, но свое представление о произошедшем и происходящем у людей сформировано.


Я решила узнать, как выглядят события 5-дневной войны в сознании моих земляков, куда склоняются их симпатии и антипатии, какими источниками информации при этом они пользуются? Репрезентативной мою выборку не назовешь – мне отвечают мои знакомые, журналисты, соседи. Сергей, 21 год, студент-историк.



Сергей Ч. : Виновником этого конфликта мне представляется Грузия. Именно она начала массовые бомбежки по мирным жителям. Мы нанесли какие-то ответные удары, а дальше, в общем, ситуация стала выходить из-под контроля. Мы ввели войска.



Надежда Гладыш : То, что войска остаются сейчас на территории Грузии, тебе известно?



Сергей Ч. : Да, известно, что они остаются на территории Грузии. На мой взгляд, их нужно оттуда выводить, безусловно.



Надежда Гладыш : Какими каналами сформировано твое представление? Чему ты доверяешь?



Сергей Ч. : «Эхо Москвы», интернетовские сайты «Ньюс.ру»



Надежда Гладыш : Наиля, за пятьдесят, бывшая учительница.



Наиля : Конечно, Грузия виновата в том, что это событие произошло. Грузия пытается с лица земли стереть осетинов и абзацев. Они просто хотят уничтожить нацию. Россия имеет возможность выйти теперь в море. Если бы Абхазия и Осетия остались в Грузии, то у нас был бы закрыт в Черное море доступ. Волне нормальные меры безопасности. Признание Осетии и Абхазии для нас взаимовыгодно. Мы можем защитить их как малочисленный народ, а они могут нам предоставить выход в море.



Надежда Гладыш : Источники вашей информации?



Наиля : Газеты и сообщения, интернет «Яндекс».



Надежда Гладыш : Андрей, 22 года, начинающий журналист:



Андрей : На мой взгляд, Россия правильно вмешалась в конфликт, ввела миротворцев. Потом начались неадекватные действия со стороны России – ввод войск на территорию Грузии. Россия по сути потеряла статус миротворцев. Начал Саакашвили. Южноосетинцы спровоцировали конфликт. Южная Осетия напала на несколько сел. Гори, Поти… И, собственно, Саакавшили ввел войска. Юридически ведь Южная Осетия – это территория Грузия. По сути, они имели полное право вводить войска для наведения конституционного порядка.



Надежда Гладыш : А то, что российские войска там остаются сейчас?..



Андрей : Это неправильно. Это вторжение в государство.



Надежда Гладыш : Источники информации, которым ты доверяешь?



Андрей : «Эхо Москвы».



Надежда Гладыш : Доверяешь ли ты российскому телевидению?



Андрей : Нет. Я телевизор вообще не смотрел. Как включал, там показывали якобы какие-то осетинцы рассказывали Путину, как грузинский танк ездил за бабушкой с ребенком.



Надежда Гладыш : Мой последний собеседник вышел за рамки предложенной мною темы и неожиданно для меня связал, вернее, уравнял по значимости события пяти дней в августе в районе Цхинвали, Гори и Поти и совсем свежее кровопролитие в Ингушетии.



Сергей Щ. : Я лично, как гражданин, критикую Кремль за слабую позицию на Кавказе. То, что сейчас происходит в Ингушетии. Пол-Кремля надо уволить за то, что они допустили убийство легального оппозиционера. И это сделали бунты распоясавшиеся, которые вообще ничего не понимают, кроме своих интересов. Ситуация с Ингушетией, она фактически равнозначна по последствиям войны с Грузией. Разрушили возможность легального урегулирования ситуации. С Евлоевым можно было вести переговоры. Он апеллировал к Кремлю и так далее, и ему подобные люди. А сейчас они с кем? С террористами будут разговаривать что ли? Ликвидация легальной оппозиции приводит к тому, что Ингушетия становится новой «горячей точкой».



В эфире Благовещенск, Андрей Лузгин:



Глава Константиновского района Приамурья Константин Гамза за последние пять месяцев был дважды снят со своей должности. Случай, не имеющий аналогов в России. В марте этого года 30-летний предприниматель одержал победу на местных выборах, но через несколько дней после инаугурации был отстранен от должности районным судом за непогашенную судимость по статье «За неуплату налогов». Через месяц областной суд восстановил его в должности. Этот же суд в августе вновь отстранил его, ссылаясь на то, что в избирательном бюллетене не было расшифровки статьи, по которой был осужден Гамза. Откуда ветер дует, догадаться нетрудно. Ведь губернатор Амурской области Николай Колесов в свое время заявлял, что не будет работать с негодными районными главами.


Константиновский район Приамурья хорош только своими перспективами. Большинство сельхозпредприятий не работает, в районе разрушена инфраструктура, во многих селах людям даже негде помыться, поскольку нет общественных бань. С советских времен закрыты клубы, нет самого необходимого – фельдшерских пунктов. О последних событиях из жизни в районе рассказывает житель Константиновки Евгений Руденко.



Евгений Руденко : Если у него была судимость, правильно, значит не работала в этом плане прокуратура, избирательная комиссия не работала. А народ почему должен страдать? Почему эти дрязги из-за какого-то неправильного отношения к выборам? Большинство безработных чем занимаются? Ничем не занимаются. Кто металл собирает, чтобы прожить. Жить-то на что-то надо. Воровство у нас, бандитизма стало много. Что тут говорить? Народ спивается. А в районе, я вот езжу, вожу газ, вообще кошмар! По району езжу, страшно смотреть на людей. Нищета! В колхозе копейки зарабатывают.



Андрей Лузгин : Немногочисленные местные фермеры в разговоре со мной заявили, что рады бы платить нормальные деньги людям, но найти работника – огромная проблема. Многим проще сдавать металлолом или жить за счет родителей-пенсионеров. Фермеры не исключают, что вскоре им придется приглашать людей из Китая и Средней Азии. Пожилые люди – самые работящие в Константиновском районе, но собственное подворье не гарантирует сытую жизнь. Рассказывает житель села Орловка Василий Онищенко.



Василий Онищенко : Разве это жизнь? Это выживание. Нашу продукцию мы не сдадим по-человечески, чтобы сдать. Перекупщик приезжает, приезжают из Хабаровска ко мне за бараниной. В прошлом году я продавал 3 тысячи килограмм 28-30, 32. А в этом году спрашиваю их – почем у вас мясо? 200 рублей килограмм, а они мне дают 1,5 тысячи. Я говорю: «Хлопчике, мотайте отсюда и больше не показывайтесь. Вы меня за дурака не считайте». Потому что я их поднял, вырастил. Картошку из Китая привезут по 30 рублей, а у нас в прошлом году летом было по 30 в магазине, а осенью закупали по 4 рубля! Какой же дурак сдаст по 4 рубля?!



Андрей Лузгин : И все равно пенсионеры в районе самые оптимистичные люди. Ветераны, кому далеко за 70, сумели организовать даже собственный колхоз, который приносит неплохую прибыль и оказывать помощь малоимущим. Рассказывает 80-летний работник колхоза «Труд» Иван Гриценко.



Иван Гриценко : Когда была сельхозтехника, была торговля. Мы там работали. А когда стало все расформировываться, мы видим – такое дело. Сложились наши пенсионеры, наверное, человек 30, купили два комбайна, два гусеничных трактора, два «Белоруса» купили и всю сельхозтехнику – сеялки, плуги. А сами же мы и работаем, кто может. Называется маленький колхоз «Труд». Он так у нас зарегистрирован в районе. Мы платим налог. Заключили с детдомом и с интернатом договор. Картошки 34 тонны сдаем, деньги получаем. Надо же купить и ГСМ, надо же рассчитаться. Надо же так сработать, чтобы продать.



Андрей Лузгин : Константиновский район – один из самых перспективных на Дальнем Востоке. Здесь можно получать огромный урожай сои, здесь расположены уникальные источники лечебной минеральной воды. Здесь можно не просто жить, а жить богато. В Дальневосточном полпредстве оценили возможности этого региона и рассматривали Константиновский район в качестве пилотного проекта по развитию многих направлений. Но политические скандалы местного масштаба пока не позволяют заняться серьезной работой.



В эфире Ростов-на-Дону, Григорий Бочкарев:



Руководители общественных организаций Дона требуют от региональных властей отменить постановление о закрытии единственного в Ростовской области коррекционного детского дома для детей с нарушенным зрением. Причиной для расформирования детского учреждения стала, как заявил на пресс-конференции министр общего и профессионального образования Ростовской области Игорь Гуськов то, что плановая наполняемость детского дома составляет 34 человека, а накануне 1 сентября в нем находились 28 детей. Представители же общественности обращают внимание на то, что лишь за последние 10 лет здесь прошли курс лечения более 200 детей, и только 8 из них были направлены в школу для слабовидящих, а остальные же вылечились и пошли учиться в обычные школы. Как говорит один из попечителей этого детского дома президент Донского регионального благотворительного общественного фонда Центр детства Елена Елисеева, в детдомах области много детей с патологиями по зрению. И всех их надо лечить. Кроме того, перевод детей из одного детдома в другой, это большая травма для них. Ведь они привыкли к своему коллективу, к окружающим людям. Их нельзя просто взять и механически «выдернуть» оттуда. Вот как оценивает Елена Елисеева действия областных властей.



Елена Елисеева : Это абсолютное отсутствие профессионализма, абсолютное отсутствие чувств человеческих. Объясняю почему. Вот лет с трех и до одиннадцати идет этап коррекции восстановления. Прервать нельзя, иначе нарушается, или поздно, когда ты берешься, сложнее все это делать. Когда он попадает к тебе в таком возрасте, так можно сделать. Это же дети. Если вы почитаете биографию каждого этого ребенка, я говорю, вы мужчина, вы не сможете сдержать слез. Они психически пораженные. Значит, у них обязательно это сопровождается. На почве сильных стрессов, сильных эмоциональных переживаний, как правило, поражаются и легкие, и сердце и прочее, в том числе и глаза. Мое глубокое убеждение, что у нас очень много детей, нуждающихся в коррекции зрения.



Григорий Бочкарев : Чтобы попытаться отменить постановление губернатора о закрытии детского дома номер 2, представители общественности встречались с руководителем регионального Министерства образования Игорем Гуськовым. Вот что вспоминает об этом президент благотворительного детского дома имени Великой княгини Елизаветы Федоровны Романовой Нина Шевченко.



Нина Шевченко : Сделали они вот что. Старейший, 65 лет, детский дом номер 2, в центре города, прекрасно оборудованный и обласканный властью и благодетелями. Там дошколята, в основном. Дети с патологией зрения. Они там как в маленьком райку. Вдруг на тебе – гром среди ясного неба. Детский дом закрывается и отправляются эти детишки, извините меня, к зоопарку. Зачем нужно было это делать? Я задала как раз министру этот вопрос. Разорить гнездо, в котором уютно детям!



Григорий Бочкарев : После того, как информация о расформирования специализированного детского дома стала известна широкой общественности, представители министерства стали оказывать давление на сотрудников учреждения. Вот что об этом рассказывает Елена Елисеева.



Елена Елисеева : Начали это так называемый шантаж. А мне как-то стало так больно! Ну, что ты теряешь?! Я сказала – нельзя терять своих позиций. Ты высказала свое мнение? Высказала. Держи оборону! Во имя чего? Своих 65 лет? Пожалуйста, не будет у тебя работы. В конце концов, это уже не смертельно. Ты не последний кусок хлеба доедаешь. Ты уже получил заслуженное свое. Более того, ведь не государство обеспечило великолепное оборудование, а спонсоры. Я прекрасно знаю, какая организация подарила это великолепнейшее оборудование, которое уникально по себе. Мы ни в коем случае не уйдем с пути до тех пор, пока или я признаю свое поражение и скажу, что, да, я была не права, или же уважаемый наш губернатор скажет, что же вы мне подсунули, братцы мои.



Григорий Бочкарев : Как сказала нам Нина Шевченко, представители общественности по-прежнему не видят объективных причин для ликвидации этого специализированного детдома который эффективно работает с 1943 года. Поэтому они намерены и дальше отстаивать права детей вплоть до суда.



В эфире Челябинск, Александр Валиев:



В Челябинске руководители детских внешкольных учреждений вот уже несколько лет бьются с чиновниками, дабы решить проблемы своих организаций. Клуб-карате "Ведущие к вершине" давно обосновался в пристрое к общежитию Челябинского электродного завода. Сейчас общежитие передано в муниципальную собственность, а пристрой остался в собственности завода. Владельцы предприятия далеко - в Москве. И на словах ничего не имеют против того, чтобы дети, а среди них немало и детей работников предприятия, по-прежнему занимались в клубе. На деле же местное руководство завода выпроваживает "Ведущих к вершине". Вот что говорил год назад Дмитрий Мещеряков, руководитель клуба.



Дмитрий Мещеряков : В понедельник через все средства массовой информации заявили о своих намерениях в отношении объявить голодовку в протест о намерении продажи детского клуба. Количество занимающихся составляет около 200 детей – от 4 лет и до 25-28. После объявления через средства массовой информации о голодовке, у нас сразу появились глава администрации района. С самого утра провели переговоры в отношении этого помещения. Глава администрации посоветовал нам не продолжать голодовку, потому что, может быть, эта голодовка обострит ситуацию в решении этого вопроса с собственниками этого помещения.



Александр Валиев : Прошел год, и снова преподаватели, руководитель и родители учеников готовы на крайние меры, в том числе, и на голодовку. Ворох проблем так и не уменьшился. Власти сделали вид, будто бы приняли участие в разрешении ситуации, но фактически ничего не изменилось. Слово Дмитрию Мещерякову.



Дмитрий Мещеряков : У нас была надежда, было направлено в Законодательное собрание запрос-письмо в управляющую московскую компанию. Пришел ответ. В этом ответе было сказано, что никакого беспокойства для наших детей в этом помещении нет. Никто не будет ущемлять права детей на право занятия физкультурой и спортом. Но, к сожалению, то, что было в письме указано, что в этом году этот вопрос будет решаться с позиции интересов всех сторон. Конечно, мы не дождались этих переговоров или решения этого вопроса интересов всех сторон. Мы только получили интерес одной стороны – это руководства Электродного завода. Месяц назад уведомили в том, чтобы мы покинули это помещение до 1 сентября.



Александр Валиев : Клуб находится в Металлургическом районе Челябинска. Управление физкультуры и спорта города предложило юным каратистам переехать в один из спортивных комплексов поблизости. Однако когда Дмитрий Мещеряков пришел с этим вопросом к директору учреждения, оказалось, что тот впервые слышит об этом переезде и не знает, куда девать свои секции. Единственное, что он смог предложить - это чтобы "Ведущие к вершине" занимались во время перерыва работы других секций.



Дмитрий Мещеряков : Директор спорткомплекса был в недоумении. Об этом с ним речь не велась. Он впервые слышит об этом. Спорт комплекс заполнен. У них своя проблема для того, чтобы спорткомплекс разгрузить. Нам был как бы в шуточной манере предложен обеденный перерыв, где мы можем, в принципе, провести какие-то занятия.



Александр Валиев : Районная администрация предлагает каратистам переехать в подвальное помещение, но этот вариант ребята и их тренеры отвергли как абсолютно неприемлемый. Возвращаться в те времена, когда спортивные секции существовали в диких нецивилизованных условиях, им не хочется.



Дмитрий Мещеряков : Я готов, как и в прошлый раз, заявить, я этого не стесняюсь, я объявлю голодовку сам лично. Мои сотрудники, родители меня поддерживают. Но как было в прошлом году, говорить, что мы призываем детей к голодовке, это, конечно, средства массовой информации перегнули. Это один из способов сегодня бороться, привлечь к себе внимание, привлечь к вопросам массового спорта, к проблемам спорта.



Александр Валиев : Примерно в той же ситуации оказались ученики школы искусств - это единственная в Челябинске школа, которая профессионально готовит детей к поступлению в театральные ВУЗы. Созданная более 10 лет назад, последние годы она существует полуподпольно. Сначала власти отобрали у нее статус, сделав обычным кружком и сократив педагогов, а затем решили загнать в совершенно неприспособленное помещение. Рассказывает ученик Владимир Окчаренко.



Владимир Окчаренко : Там нет условий, то есть там наш педагог, заслуженная актриса Российской Федерации, сказала, что отказывается преподавать детям в таких условиях. Напольное покрытие – это должны быть доски или линолеум, но линолеум привозится из-за границы, и он очень дорогой. Его невозможно купить. А там такой линолеум, что на нем запросто можно ноги свернуть. Когда была школа, у нас числилось больше десяти педагогов разных, а сейчас у нас официально-то только четыре, а так педагогов много. Но мы вынуждены им доплачивать деньги, потому что они официально на ставках не числятся. Получается, что фактически они не работают. Так мы вынуждены им как бы доплачивать.



Александр Валиев : Проблемы у школы начались, когда ее руководитель и основатель Евгений Егоров уехал в Германию. Сейчас он большую часть времени проводит снова в Челябинске, пытаясь помочь ребятам и их родителям добиться права продолжить обучение в нормальных условиях. Три года бесконечного общения с чиновниками всех уровней, обещаний, ожиданий и нулевой результат. В середине августа ребята выходили на пикет возле здания областной администрации и даже объявляли предупредительную голодовку. Говорит Евгений Егоров.



Евгений Егоров : Этим детям просто некуда пойти. Вот проблема. Что должно произойти, чтобы этим детям посочувствовали, чтобы им оказали помощь? Конечно, у нас крошечные зарплаты. У нас работает выпускник Максим Клипко. Он и гимнастику ведет, общефизическую подготовку, и движения, и пластику, и жонглирование и так далее. Получает, работая каждый день, 2,5 тысячи рублей. Вот такая зарплата на сегодняшний день. Но он работает. А город не делает ничего. Он заявление подает какой год, он даже категория получить не может.



Александр Валиев : В настоящее время ситуацию взял под свой контроль вице-губернатор Панов. Но наученные горьким опытом дети уже не верят взрослым дядям. И уверяют, что если их обманут опять, то они вновь выйдут на пикет и будут голодать. Это их последний шанс добиться нормальных условий для обучения любимому делу.



В эфире Мордовия, Игорь Телин:



Период лета и только что начавшейся осени отмечен в республике сразу несколькими своеобразными скандалами в отношениях между живущими по соседству людьми. Дошло дело даже до рукоприкладства. Причинами и мордобоев, и судебных разбирательств стали… пчелы. Точнее, увлечение пчеловодством одними жителями республики и многочисленные укусы насекомых, получаемые другими.


В Рузаевском районе Мордовии Россельхознадзор ведет сразу четыре разбирательства между пасечниками и ужаленными пчелами соседями. В поселке Левженском массовый скандал пришлось урегулировать милиции. Несколько семей многократно пытались убедить пчеловода Петра Кондрашова перенести пасеку. Его пчелы уже много лет, как говорят соседи, не дают житья всей улице Дачной. Конфликт традиционно обостряется летом, когда приезжают на отдых внуки местных жителей, укусы вызывают аллергию у ребят. В этом году соседи сообща повалили один из ульев, потом произошла драка. Пасечник написал заявление в милицию, а сотрудники правоохранительных органов вызвали специалистов Россельхознадзора. Те провели проверку и оштрафовали самого пасечника на тысячу рублей за нарушение санитарно-ветеринарных норм при содержании насекомых. Но ситуация в общем-то не изменилась. На 500 рублей был оштрафован пасечник в селе Пишля, чьи пчелы постоянно кусали двух маленьких дочек соседей-инвалидов.


Требовать ликвидации пасеки – нельзя. Нет такого закона, как нет и закона, который бы предусматривал наказание за причинение вреда здоровью от укусов пчел. Россельхознадзор может с помощью системы штрафов скорректировать только условия содержания, чтобы опасность от насекомых стала минимальной для окружающих, но для пасечников, имеющих весьма неплохой доход от продажи меда, даже тысячерублевые штрафы – не критичны. Более серьезным материальное наказание может при обращении в суд с гражданским иском о возмещении морального вреда. Именно так и сделали жители поселка Ялга, имеющие претензии к своему соседу. На суд они явились с неопровержимыми, как они считают, свидетельствами ущерба от соседских пчел.



- Вот я вам покажу, это видно. Видите?! Это шрам. Видите?!



Игорь Телин : Ответчик, Oлег Тумайкин, пчеловодством занимается профессионально. Но его пчелы жалят соседей, детей и взрослых, работать на огороде невозможно, говорит Наталья Лебедева.



Наталья Лебедева : Собирали ягоду «Викторую». Мы с мужем ее собирали. Муж говорит мне: «Команда – ложись!» Да, это смех. С вашей стороны произошел смех. Для нас это не смех. Это с той стороны летят не одна, не две пчелы, это летят в большом количестве.



Игорь Телин : Согласна с Натальей и ее соседка Валентина Енина. Летом, говорит, в огород вообще выйти невозможно. Весной, еще до вылета пчел, сажаем нормально, а вот ухаживать за грядками и убрать урожай – нельзя.



Валентина Енина : В этом году не собрала лук, потому что все в траве. На ощупь ищешь луковицу. Невозможно.



Игорь Телин : Олег Тумайкин пчелами занимается около пяти лет. В этом году решил увеличить пасеку, что и вызвало возмущение соседей. Говорит Николай Енин.



Николай Енин : К сожалению, они считают, что они правы – что хотим, то и делаем. Они разводят пчел, причем начали они с небольшого количества ульев, а сейчас около 30, по крайней мере, я считал.



Игорь Телин : Со стороны ответчика на суд пришел свидетель, тоже сосед Валерий Евстифейкин. В соседях с Олегом Тумайкиным он живет три года, насекомые не жалили ни его самого, ни его детей.



Валерий Евстифейкин : У меня двое ребятишек – 8 лет и 3,5 года. Они все время находятся у меня дома. За три с лишним года ни одного укуса не было.



Игорь Телин : На все претензии соседей Олег Тумайкин отшучивается – аппиотерапия полезна для человека, так что ничего страшного в том, что вас ужалила пчела – нет. Так-то оно так, парирует Валентина Енина, только простой укус от лечения все-таки отличать надо.



Валентина Енина : И лечение проводят, и варикоз вен тоже лечат. Я как врач скажу. Но это непосредственно надо, чтобы она прокусила вену. Их сажают прямо на вены.



Игорь Телин : Решение по иску соседей к пасечнику так и не было вынесено. Судья отложил рассмотрение этого, весьма сложного в правовом смысле, дела. Обе стороны, тем не менее, надеются на положительное решение в свою пользу. Между тем, по данным республиканского Минздрава, за это лето в Мордовии от аллергической реакции, развившейся после укусов пчел, умерло 14 человек.



В эфире Псков, Анна Липина:



Сильвер Хюти : Здесь почти все наши лучшие певцы, самые лучшие танцоры, которые танцуют. Сыновья и дочери сето.



Анна Липина : Это говорит самый настоящий король. Король сетосского королевства Сильвер Хюти. О сетосском королевстве мало кто знает. Его нет на карте, верят в него лишь его жители - малочисленный народ сето. Небольшая прибалтийско-финская народность сето, когда-то отколовшаяся от эстонцев, сейчас живет по обе стороны российско-эстонской границы. В Псковской области сето живут в деревнях приграничного с Эстонией Печорского района. В свой традиционный праздник - день царства сето - представители этого народа собираются вместе.



Сильвер Хюти : Чтобы сетосский народ на своей исторической земле мог бы спокойно свою культуру для будущего нести.



Анна Липина : Таковы задачи короля. Официально в этом году День сето носит название Международный этнокультурный фестиваль малочисленного народа сето "Сетомаа. Семейные встречи". На его проведение Минрегионразвития России даже выделило средства. На фестиваль собрались сето, проживающие в разных странах. На некоторых домотканые рубахи, которым больше сотни лет. На женщинах - не один килограмм традиционных серебряных украшений. Вере Киирски броши, цепи, монеты достались от бабушки. Эти цепочки - подарок тещи за верность традициям.



Вера Киирски : Стала петь и нашу культуру продолжать и за что она мне подарила.



Анна Липина : Хелью Маяк - из Печорских сето. На фестивале на ней наряды, которые достались от бабушки.



Хелью Маяк : Вот серебро - это прямо к шее близко подвязывают, это у нас рублевый ряд, как говоря. Это цепь, это крест обязательно должен быть, так как мы православные.



Анна Липина : Старинные песни, танцы, знает и молодежь, здесь гордятся своей исторической землей , пусть даже официально и не признанной.



- Моя внучка вот такая, и она уже говорит, что я не хочу туда в Европу, я хочу в сетомаа.



Анна Липина : Сетомаа - историческая земля сето. Сейчас ее разделила государственная граница: часть - в России, часть - в Эстонии. Мария Нормадс живет в Эстонии и только раз в году в этот праздник встречает сестру, приезжать чаще у нее нет возможности.



Мария Нормадс : Граница вообще она прошла по душам людей, по их характеру, по их сердцам, так как разделились не только земли, но разделились семьи. И разделились деревни.



Анна Липина : В настоящее время на территории Печорского района проживает около 300 представителей народности сето, а в Эстонии - около 3 тысяч. На главный в году праздник стараются приехать многие семьи.



Гостья : Но как я сама вхожу в состав маленького племени сето, то для меня здесь трогательно и красиво.



Анна Липина : Хлеб, сладости, сыр, традиционное пиво. Песни, танцы и обязательно общение.



Звучит песня



Анна Липина : В православии на этой земле сето жили 500 лет. Обычаи и традиции сето на псковской земле бережно хранит Татьяна Огарева. В приграничной деревушке Сигово она создала музей сето. Традиционный домик и надворные постройки - сетосский хуторок. Каждый экспонат - подарок от жителей деревни.



Татьяна Огарева : Рубаха - хамэ - она принадлежала бабушке Кюнапу из деревни Лавицы, это конец XIX века.



Анна Липина : Татьяна Огарева – русская. Она раньше ничего не знала о сето. Теперь хранит их культуру. В Печорах традиции и культуру сето изучают и русские девушки.



Жительница : Народ сето жил на этой земле все время, мои предки и мои родственики жили здесь и поэтому мне тоже интересно изучать эту культуру.



Звучит песня


Материалы по теме

XS
SM
MD
LG