Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Сегодня в Америке. Джон Маккейн вырывается вперед в предвыборной конкуренции. Ситуация вокруг Грузии определит уровень американо-российских отношений, считают эксперты. Поможет ли предотвратить глобальный финансовый крах национализация крупнейших ипотечных кредиторов США?


Сегодня в Америке



Юрий Жигалкин: Джон Маккейн вырывается вперед в предвыборной конкуренции. Ситуация вокруг Грузии определит уровень американо-российских отношений, считают эксперты. Поможет ли предотвратить глобальный финансовый крах национализация крупнейших ипотечных кредиторов США? Таковы темы рубрики «Сегодня в Америке», у микрофона в Нью-Йорке - Юрий Жигалкин.


Съезд республиканской партии, судя по опросам общественного мнения, заметно изменил настроения среди американских избирателей. Впервые с начала года рейтинги Джона Маккейна превзошли рейтинги Барака Обамы, причем в некоторых случаях, значительно. Секретным оружием Маккейна стала вице-президентская кандидатура губернатора Аляски Сары Пэйлин. С подробностями - Ян Рунов.



Ян Рунов: По данным опроса, проведённого совместно Институтом Гэллапа и газетой USA Today , среди зарегистрированных избирателей, тех, кто намерен голосовать, соотношение голосов в пользу Маккейна 50 на 46. А среди незарегистрированных, но собирающихся участвовать в выборах, разрыв в пользу Маккейна ещё больше - 54 процента против 44. По данным других социологических опросов силы обоих кандидатов равны.


В прежние времена личность кандидата в вице-президенты мало влияла на предпочтения избирателей. Но на этот раз около 30 процентов избирателей заявили, что благодаря Саре Пэйлин они, вероятно, будут голосовать за республиканцев.


По-прежнему главным вопросом для избирателей является состояние экономики, но с приходом Сары Пэйлин преимущества Обамы в этом вопросе резко сократились. Если ещё недавно по проблеме экономики Обама опережал Маккейна на 19 пунктов, то сегодня разрыв сократился до 3. Но по-прежнему большинство избирателей (63 процента) обеспокоены тем, что политика Маккейна может оказаться сходной с политикой президента Буша.


Вот как прокомментировала изменения в соотношении сил политический комментатор Коки Робертс.



Коки Робертс: Огромное количество телезрителей - около 40 миллионов американцев - смотрели трансляции со съездов обеих партий. Интерес к предвыборной борьбе в этом году очень велик. Многое будет зависеть от того, сможет ли Обама побудить молодых американцев зарегистрироваться для участия в выборах и пойти на избирательные участки. Ещё одна особенность нынешних выборов - более активная роль в них избирателей-женщин. Их активность объясняется участием Хиллари Клинтон в первичных выборах и Сары Пэйлин в общенациональных. Я не считаю, что к Пэйлин отойдут голоса сторонниц Хиллари Клинтон только потому, что республиканский кандидат в вице-президенты - женщина. Среди тех, кто поддержал Хиллари, много феминисток, которым взгляды Пэйлин по социальным проблемам, в частности таким, как право на аборты, чужды.


Вице-президент Чейни считает, что Сара Пэйлин может быть успешным вице-президентом в администрации Маккейна. А сам Маккейн фактом выбора Сары Пэйлин показал, что он намерен многое поменять в Республиканской партии. В интервью телекомпании СВ S он сказал, что, став президентом, намерен предложить высшие посты демократам и независимым. В свою очередь Обама заявил в интервью ABC , что, став президентом, готов пойти на меры, непопулярные у демократов, в частности, на укрупнение вооружённых сил.



Юрий Жигалкин: Очередное обещание Москвы вывести войска из Грузии было откровенно скептично воспринято в Вашингтоне. В понедельник президент Буш объявил о замораживании американо-российского соглашения о сотрудничестве в области атомной энергетики, решительным сторонником которого он был всего три месяца назад. По словам экспертов, Кремль не должен рассчитывать на нормализацию отношений с западными столицами до тех пор, пока Россия продолжает угрожать Грузии. Аллан Давыдов попросил прокомментировать новую франко-российскую договоренность Роберта Фридмана, профессора университета Джонса Хопкинса.



Роберт Фридман: Я отношусь к этой договоренности скептически. Мне бы хотелось посмотреть, как именно будет происходить вывод российских войск из Грузии, какова будет его интенсивность. Россия в последние три дня говорит, что готова уйти оттуда, если будет сформирована группа международных наблюдателей. Одновременно она, судя по всему, будет настаивать на включении в эту группу собственных представителей. В целом идея размещения 200 евронаблюдателей будет оправданной, если на деле обеспечит гарантии вывода российских войск и восстановление контроля Грузии над всей ее территорией, за исключением, конечно, Абхазии и Южной Осетии. Это, безусловно, ослабит напряженность в мире и улучшит взаимоотношения России с Европой, поможет России выйти из дипломатической изоляции.



Аллан Давыдов: Профессор, на ваш взгляд, какой внешнеполитический урок должно извлечь для себя российское руководство по результатам своих действий в отношении Грузии?



Роберт Фридман: Вторгшись в Грузию, и оставаясь там в течение месяца, Россия сплотила Европу и США. Хотя, конечно, итальянцы и немцы не настаивали на антироссийских санкциях в такой степени, как британцы и французы. Но, возможно, Россия поняла, что перегнула палку и создала себе проблему, практически оказавшись в дипломатической изоляции. Если русские хотят модернизировать свою страну, то они не могут не считаться с европейцами, как со своими важнейшими торговыми партнерами, а Москва должна осознать, что присутствие ее войск в Южной Осетии и Абхазии и тем более на грузинской территории исключает перспективу нормальных отношений с Европой. Москва должна восстановить отношения с Европой, чтобы продолжить развивать свою экономику, которая в результате вторжения в Грузию уже испытала ряд чувствительных ударов.



Аллан Давыдов: В понедельник Белый дом заявил о замораживании соглашения о сотрудничестве в области мирного использования атомной энергии, которое могло принести России миллиарды долларов доходов? Как вы оцениваете этот шаг США?



Роберт Фридман: Мне кажется, это, скорее всего символический шаг. Если Россия на деле выведет свои войска из Грузии - президент Буш может пересмотреть это решение.



Аллан Давыдов: Сказал Роберт Фридман, профессор Университета Джонса Хопкинса в Балтиморе.



Юрий Жигалкин: Вашингтон национализирует крупнейших ипотечных кредиторов в надежде предотвратить финансовый крах.


Что заставило американское правительство пойти на беспрецедентный шаг: возвращения под свой контроль двух крупнейших ипотечных кредиторов страны - «Фанни Мэй» и «Фредди Мак», приватизированных больше 40 лет назад? Чем этот шаг может обернуться для Соединенных Штатов и для мира? На эти вопросы я попросил ответить экономиста, сотрудника Гуверовского института Михаила Бернштама. Но прежде, профессор, что, собственно, предприняло министерство финансов США?



Михаил Бернштам: Министерство финансов фактически национализировало крупнейшие ипотечные финансовые учреждения Соединенных Штатов, так называемые "Фанни Мэй" и "Фредди Мак". 30 июля 2008 года вышел федеральный закон, по которому создано новое федеральное агентство, фактически министерство, по финансированию домовладения. 4 сентября это федеральное агентство было официально зарегистрировано и 8 сентября, в понедельник, это федеральное агентство национализировало эти частные ипотечные корпорации.



Юрий Жигалкин: Это звучит так, будто правительство берет на себя роль главного ипотечного кредитора страны, что крайне нехарактерно для Соединенных Штатов?



Михаил Бернштам: Государство берет на себя роль гаранта безопасности ипотечного кредита, который будут предоставлять частные банки, но государство его гарантирует, если какие-то части финансового рынка обанкротятся, государство придет на помощь. Государство хочет спасти финансовую систему от краха. Дело в том, что "Фанни Мэй" и "Фредди Мак" оказались нежизнеспособными в условиях финансового жилищного кризиса. Их стоимость на рынке реальная близка к нулю. Они выпустили облигации, иностранные государства, прежде всего, Китай владеют этими облигациями, американские банки, западноевропейские банки владеют этими облигациями. Когда оказывается, что они банкроты и по этим облигациям они платить не могут, такова ситуация, то тогда иностранные государства и банки начнут изымать деньги с американского рынка, рухнет американский рынок, рухнут американские банки, ожидается, что падет доллар. И вот чтобы все это предотвратить, государство взяло на себя долги. Это уже предусматривалось, потому что по закону 30 июля, по которому было создано федеральное агентство финансирования домовладения, одновременно государственный долг Соединенных Штатов был увеличен на 800 миллиардов долларов. 800 миллиардов долларов - это та самая подушка, которую уже три месяца назад создали для того, чтобы иметь возможность гарантировать и обеспечить долги "Фанни Мэй" и "Фредди Мак".



Юрий Жигалкин: Интересно, что при этом аналитики говорят, что эта национализация кредитных организаций вряд ли поможет несостоятельным домовладельцам?



Михаил Бернштам: Совершенно верно, к домовладельцам это никакого отношения не имеет. Это имеет отношение к спасению финансовой системы. Домовладельцы как были, так и будут в том положении, в котором они есть, за одним исключением: если рынок воспримет государственные гарантии, как улучшение финансового положения ипотечных банков, то тогда снизятся проценты по ипотечным кредитам, ожидается, что почти на один процентный пункт.



Юрий Жигалкин: Профессор, но не парадоксально ли, что американское правительство впервые со времен великой депрессии прибегает к национализации, акции, с которой, скорее ассоциируется, Россия?



Михаил Бернштам: Это парадоксально на первый взгляд, но на самом деле это имеет длинную историю. Во время великой депрессии государство создало федеральные ипотечные агентства. Потом, в 1968 году, государство решило, что их можно пустить на рынок, а они оказались не жизнеспособными, они обанкротились при первом падении цен на домовладения.



Юрий Жигалкин: В таком случае возникает вопрос, насколько, так сказать, эффективен рынок.



Михаил Бернштам: Возникает вопрос, не насколько эффективен рынок, а как создать эффективный рынок. Дело в том, что рынка-то не было. Существовали вот эти полугосударственные учреждения, гарантированные государством, формально частные и они оказались не жизнеспособны. Не жизнеспособной оказалась идея того, что государство сможет каким-то образом создать финансовые учреждения для домовладельцев. Не рынок, а государство их создало в конце 30-х годов, во время великой депрессии. Потом государство пыталось их реформировать, сделать их получастными или формально частными, а фактически гарантированными государством. Государство взяло на себя вместо функции регуляции функцию фактически обеспечения ипотеки. И государство с этим не справилось, и эти промежуточные учреждения, полугосударственные, получастные, с этим не справились.



Юрий Жигалкин: Уолл-стрит отпраздновала национализацию двух ипотечных кредиторов мощным скачком курсов акций. Но, как говорят скептики, эйфория может быть преждевременной и очень короткой.



XS
SM
MD
LG