Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Завершается регистрация партсписков на выборах законодательных собраний пяти регионов. Пройдут ли выборы «народного мэра» Петербурга? Политическая жизнь Воронежской области. "Мониторинг фактов давления на глав муниципальных образований"



Михаил Соколов: Завершается регистрация партийных списков на выборах, которые пройдут 12 октября в пяти регионах России. Избираются Законодательные собрания Чеченской республики, Забайкальского края, Иркутской, Кемеровской и Сахалинской областей.


Член Центральной избирательной комиссии России Геннадий Райков рисовал кампанию как вполне рутинную и не предвещающую сюрпризов.



Геннадий Райков: По закону в Чеченской республике 7% рубеж, который должны перейти партии, чтобы попасть в парламент. Кандидатов сегодня 398 человек. Срок окончания регистрации 13 сентября.


Иркутская область: смешенная система для кандидатов, избирательный фонд два с половиной миллиона, для партий 60 миллионов. Для кандидатов с залогом 250 тысяч, для объединений 6 миллионов. Конец регистрации 12 сентября по всем избирательным спискам.


Кемеровская область. Смешенные выборы, процент 7 для партий для прохождения. Залог 300 тысяч для кандидатов и три миллиона для партий.


Сахалинская область идет тоже по смешенной системе, 6%, залог для кандидата сто тысяч, для объединения один миллион. По Сахалину выставились 119 кандидатов в семи объединенных списках.



Михаил Соколов: Во всех пяти регионах были зарегистрированы лишь четыре парламентских партии - «Единая Россия», «Справедливая Россия», Компартия и ЛДПР. Им не нужно вносить залог или собирать для регистрации подписи.


Между тем представители непарламентских партий еще до завершения регистрации жаловались на сложности участия из-за большого залога. Например, три миллиона рублей в Кемеровской области, а в Иркутской все шесть миллионов.


Говорит член руководства Аграрной партии России Адриан Пузановский.



Адриан Пузановский: Нам пришлось столкнуться с массовыми заявлениями о трудностях залога, залоговое бремя велико. С этим что-то надо будет делать. Потому что 150 тысяч рублей, возможно, в центре кажутся незначительной суммой, а на местах 150 тысяч для участника, желающего побороться, тяжелое бремя.



Михаил Соколов: Серьезные проблемы увидел и представитель партии «Патриоты России» Евгений Шевченко.



Евгений Шевченко: Не успела кончиться в четырех субъектах подача документов на регистрацию, как в нашей партии возник вопрос в Иркутске абсолютно надуманный, у «Народной воли» возник вопрос на Сахалине, у ЛДПР вообще в Чите случилась стрельба по офису.


Для непарламентских партий процедура сбора и проверки подписей и внесения залога при дальнейшем ужесточении в этом вопросе избирательного законодательства по сути является не ограничительной, а запретительной мерой для их участия в выборах. Зачастую это используется нерадивыми избиркомами для сведения личных счетов, выполнения политического заказа, чтобы расправиться с неугодными партиями.


Ленинградский облизбирком отказался в марте прошлого года регистрировать список нашей партии при том, что минимальный процент брака был в подписях. На вопрос, чем, собственно, это вызвано, был ответ одного из руководителей комиссии – а вы нам не нравитесь.



Михаил Соколов: В итоге в Чечне в кампании будут участвовать семь партий: четыре парламентские, плюс «Патриоты России», «Народный союз» и Партия мира и единства. В регистрации отказали лишь партии «Зеленые».


В Сахалинской области отказали сразу трем игрокам - это «Патриоты России», «Народный союз» и «Яблоко». Уровень придирок на Сахалине хорошо характеризует решение избиркома по партии «Яблоко». Подписные листы якобы подписал не сборщик подписей. Результат – отказ.


В Иркутской области отказали в регистрации «Патриотам России». По подписям допустили к выборам аграриев, а «Зеленые» внесли залог в размере 6 миллионов рублей.


Еще одним регионом, где Аграрная партия России будет участвовать в выборах, стал Забайкальский край. Отказано в регистрации Демпартии России, «Зеленые» документы на регистрацию не принесли.


В Кемеровской области в регистрации отказано Союзу правых сил. Не допущена и Партия мира. У обеих партий в четырех тысячах подписей якобы было больше 10% брака.


По мнению экспертов, создав систему имитационной демократии, власти России целенаправленно снижают уровень политической конкуренции. Сейчас главной жертвой стали не вполне лояльные Кремлю либеральные партии.


Региональные выборы в России впервые пройдут без Союза правых сил и «Яблока». Если такая тенденция продолжится, партии, на которых висят долги с парламентских выборов декабря 2007 года за эфир и рекламу, могут из-за искусственно созданной политической активности просто закрыть.


Выборы мэра пройдут в Хабаровске. Но выборами их теперь назвать трудно - они выстроены под одного кандидата. Из Хабаровска сообщает Алексей Минин.



Алексей Минин: Изначально о своем желании управлять столицей Дальнего Востока заявляли 8 человек, семеро из них кандидаты-самовыдвиженцы: руководитель ремонтно-строительной фирмы Виталий Витушкин, пенсионер Василий Дмитриенко, охранник Сергей Стажкин, депутат гордумы Хабаровска Дмитрий Ковальчук, член партии «Патриоты России», начальник отдела администрации Хабаровска Евгений Сабуров, зам директора муниципального предприятия ЖКХ Борис Серебряков и временно неработающий Виталий Шамарин. И только восьмой кандидат выдвинут решением партийной конференции - член партии «Единая Россия» Александр Соколов, нынешний хабаровский градоначальник.


Стало известно, что шесть из восьми кандидатов приняли решение сойти с дистанции. Все самовыдвиженцы до 27 августа должны были представить 8813 подписей в свою поддержку или внести залог в размере 303 тысячи рублей. До назначенного срока только Борис Серебряков представил квитанцию о внесении избирательного залога, остальные не стали объяснять причины своего отказа от борьбы.


Что касается Соколова, то он уже избирался на пост мэра два раза, в 2000 и 2004 году. Александр Соколов сдал свои документы в избирком буквально за три часа до истечения срока, как он выразился, «идя навстречу многочисленным пожеланиям хабаровчан».


Про его оппонента Бориса Серебрякова пока известно только, что он заместитель директора муниципального предприятия ЖКХ.


Выборы мэра Хабаровска пройдут 12 октября, на них будет потрачено порядка 17 миллионов рублей. В списках тех, кто имеет право голоса, около 429,5 тысяч хабаровчан. Согласно новой редакции устава города, в этот раз мэр Хабаровска будет избираться сроком не на четыре, а на пять лет.



Михаил Соколов: Политическая жизнь Воронежской области этим летом была связана с ожиданием отставки губернатора Владимира Кулакова. Рассказывает Михаил Жеребятьев.



Михаил Жеребятьев: Сто дней на посту мэра Воронежа преподнесли приятный сюрприз градоначальнику Сергею Колиуху. В рейтинге опроса экспертов воронежского института общественного мнения «Квалитас» мэр, избранный второго марта, занял первую строчку. Областное же руководство провело первый воронежский инвестиционный форум с диаметрально противоположными оценками его результатов, от хвалебных до предельно критических. Эксперты отметили незначительный объем сделок. На форум в Воронеж не приехали не только президент и премьер, но и министры российское правительство. Политическим следствием инвестиционного форума стало заявление губернатора Владимира Кулакова о готовности поработать на благо области еще пять лет, чтобы троекратно увеличить региональный бюджет до ста миллиардов рублей.


Кулаков, в прошлом генерал ФСБ, в ранге начальника областного управления руководит регионом с декабря 2000 года. Срок полномочий в качестве всенародно избранного губернатора у Кулакова, которому в будущем году исполнится 65 лет, истекает в марте 2009 года. На сегодня он остается одним из немногих не переназначенных глав субъектов федерации. Ранее Кулаков сам обозначил две предельных даты своего нахождения во власти. Сначала это было завершение президентских полномочий Владимира Путина, затем март 2009.


Инвестиционный форум в Воронеже определенно дал толчок информационной активности главы региона. Он объявил о строительстве центра нанотехнологий. С привязкой к этому объекту Кулаков хотел бы добиться открытия в Воронеже федерального университета центрального Черноземья. По примеру соседней Белгородской области приезжающих специалистам он пообещал предоставлять коттеджи в городе-спутнике Воронежа Градославе, который только проектируют. Но если в Белгородской области такой механизм давно отработан, регион самостоятельно формирует собственный бюджет, в Воронеже и его окрестностях пока нет ни одного дома, готового для заселения ценными кадрами.


Воронежская область исправно получает дотации федерального бюджета. Усиление позиции мэра Воронежа Сергея Колиуха и перспективы переназначения губернатора Владимира Кулакова, как считает директор группы репутационного планирования Александр Косарев:



Александр Косарев: Связаны с тем, что губернатор сейчас на данном фоне - это уходящая фигура, и фактически из исполнительной власти, реально действующий и показной действующий Колиух. Чисто на показушном уровне, на пиаровском уровне, да, оно красиво звучит – благоустройство, уборка мусора и прочее. Легко на фоне того, что было, показать красиво, чуть-чуть немножечко исправить ситуацию. Что будет дальше – это вопросы.


А губернатор- фигура уходящая, поэтому совершенно явно губернатор проваливается, его влияние падает. Самый главный показатель того, что губернатор фигура уходящая - это первый провал воронежского инвестиционного форума. Если посмотреть, кто там был, я не говорю про федеральных чиновников, которых не было ни одного, даже Гордеева не было, который обычно в Воронеж приезжает. Даже на уровне ЦФО Полтавченко, даже зама Полтавченко не было. И на форуме, про который свистели, про который говорили много и, казалось бы, что он первый, при том, что развитие экономики, инвестиции, инноваций - одна из ведущих пиаровских тем на федеральном уровне, не было никого. Почему? Совершенно очевидно, что дело не в организации, ни в каких-то вещах, просто-напросто неинтересен сейчас Кулаков на федеральном уровне, даже на уровне федерального округа. Что сейчас договариваться с ним, когда через полгода придется договариваться с другими.



Михаил Жеребятьев: В августе Владимир Кулаков озвучил одну политическую новость. В рамках грядущей административной реформы губернатор объявил о создании областного правительства, пообещав лично возглавить новую структуру. Оценки и последствия такого заявления комментирует журналист «Коммерсанта Черноземья» Андрей Черваков.



Андрей Черваков: Само по себе интересно даже не то, что Кулаков заявил о том, что лично возглавит правительство, а о том, что коренная перестройка структуры фактически под конец его второго срока. Такое заявление, а тем более, если оно воплотится, может быть истолковано Кремлем как проявление нелояльности.


Потому что политкорректность требует, если у тебя истекает срок, не делать никаких резких шагов и спокойно дожидаться решения относительно тебя, какое примет Кремль, переназначить или назначить другого. То есть, несмотря на истечение срока полномочий, губернатор начинает такие резкие, я бы сказал, шаги.



Михаил Жеребятьев: А буквально через несколько дней кремль после заявления Кулакова Кремль произвел неожиданные назначения на пост первого вице-губернатора, остававшееся вакантным более года, 44-летнего Андрея Калядина, бывшего начальника департамента информационной политики Самарской области во время правления губернатора Титова. Андрей Калядин в Воронеже получил пост с полномочиями решения кадровых вопросов и координации выборных процессов. О значении этого события размышляет политолог Павел Кабанов.



Павел Кабанов: Та информация, которой я обладаю, говорит о том, что, мне кажется, мы больше вкладываем в этого малоизвестного и не совсем понятного Калядина свои какие-то ожидания, надежды, каждый что-то от него ожидает и, соответственно, вкладывает, хочет видеть в его появлении именно эти симптомы. На мой взгляд, здесь гораздо проще. Просто Калядин сам после выборов в декабре 2007 года оказался не совсем у дел, в Москве и Питере ему хорошего места не нашлось и по каким-то личным каналам удалось найти неплохое местечко недалеко от Москвы в Воронежской области.


Но наш губернатор сейчас в таком положении находится, что рад угодить любому намеку из администрации президента. Причем неважно, на самом верху этот намек, либо в среднем звене, лишь бы просто угодить и получить какой-то очередной кивок, что о нем не забыли, и может бытьтретий срок ему светит.



Михаил Жеребятьев: Уже через неделю после вступления в должность Андрея Калядина другой вице-губернатор Владимир Кобишев, курировавший при трех последних главах Воронежской области кадровые вопросы и выборы, попросился в отставку по собственному желанию. Пресса сразу же написала о возможности аналогичных отставок еще двух заместителей Кулакова, один из которых отвечает за инвестиции, второй за ЖКХ и строительство.



Михаил Соколов: Российские оппозиционеры пытаются найти свою линию поведения после войны в Грузии. Ситуацию анализирует корреспондент Радио Свобода Виктор Резунков.



Виктор Резунков: В гостинице «Прибалтийская» более ста делегатов, представителей самых различных общественных организаций и политических партий Санкт-Петербурга объявили о создании петербургского совета Национальной ассамблеи, органа, альтернативного городскому парламенту, некоего протопарламента. Наряду с выборами рабочих органов, обсуждением и принятием манифеста санкт-петербургского совета Национальной ассамблеи, в котором законодательная и исполнительная власть города объявлены нелегитимными, была образована и структура совета из шести комитетов. Но главное, за что проголосовали петербургские несогласные – это организация всегородских выборов народного мэра.


Идея избрания народного мэра Санкт-Петербурга принадлежит Андрею Дмитриеву.



Андрей Дмитриев: Дело в том, что в Санкт-Петербурге, как и во всей стране, на данный момент отсутствует легитимно избранный губернатор, губернатор назначается Кремлем, вопреки российской конституции, которая гарантирует гражданам прямое избрание губернатора. Из-за этого разорваны все связи между властью и обществом, из-за этого власти не обращаются внимания на граждан.


В городе Петербурге большое количество людей, более половины горожан, согласно соцопросам, которые считают, что градоначальник должен избираться прямым голосованием. Вот мы и хотим апеллировать к этим людям, мы хотим максимально широко обратиться к горожанам, к представителям общественных организаций, к представителям политических партий, потому что их права тоже ущемлены. Те же коммунисты и СПС не имеют сегодня возможности выдвинуть кандидата на пост губернатора. И простые горожане не могут ни активным избирательным правом воспользоваться, ни пассивным.


Мы предлагаем такую инициативу всем этим людям, кто не согласен с существующим положением вещей, как выборы народного мэра. Конкретика, какие будут кандидатуры, каков будет механизм его избрания, пока что не обсуждается. Мы выдвинули эту инициативу, и мы предлагаем провести общественное обсуждение.


Для начала мы разошлем письма основным политическим партиям, за исключением сателлитов власти, таких как «Единая Россия» и ЛДПР и партиям-фантомам, типа Демпартия России и «Гражданская сила», с предложением поучаствовать в этом процессе. И одновременно комиссия по проведению выборов, которая была создана сегодня, будет прорабатывать различные варианты. Может быть это будут масштабные социологические опросы, например, на всех станциях метро будут проводиться. Вот выборы народного мэра и чтобы горожане смогли придти, проголосовать, выбрать из списка кандидатов.


Если, даст бог, все пойдет удачно и нам удастся вовлечь в это широкие пласты горожан, то народный мэр может стать иным центром власти в Петербурге, может иметь большую легитимность, нежели существующая власть. Там, наверное, надо вести речь о теневом правительстве, но это уже все шаги завтрашнего дня. В любом случае, я думаю, это будет полезный, позитивный шаг с точки зрения раскачивания ситуации в городе, внедрения в Петербурге европейских принципов управления, потому что в Европе это нормальная практика - альтернативный мэр, альтернативное правительство.



Виктор Резунков: Как ни удивительно, но идея выборов народного мэра Санкт-Петербурга, предложенная Андреем Дмитриевым, встретила понимание. Члена партии «Яблоко» Александр Скобов.



Александр Скобов: Я считаю, что идея предложить всем хотя бы отчасти оппозиционным политическим силам принять участие в такой процедуре выборов, сама по себе эта идея хорошая. Другое дело, что я совершенно не представляю себе, чтобы в этой процедуре реально приняли участие крупные какие-то структуры политические существующие в нашем городе, прежде всего КПРФ и «Справедливая Россия». А вот без их участия вся эта идея зависает в воздухе и ни к чему существенному не приведет.



Виктор Резунков: А коллега Александр Скобова по партии «Яблоко», лидер петербургского организации этой партии Максим Резник весьма скептически отнесся к возможному проведению альтернативных выборов народного мэра Санкт-Петербурга.



Максим Резник: Мне кажется, что любые инициативы, направленные на попытку восстановить коммуникации между политическими силами и обществом, которые абсолютно на сегодня прерваны действующей вертикалью власти, они неправильны, но просто эта идея, мне кажется, контпродуктивной, потому что я не вижу, какой результат мы могли бы достигнуть в результате дел. Мне кажется, такой пустой пиар, немножко вульгаризирующий те идеи, которые я считал бы правильными действиями петербургского совета Национальной ассамблеи.


Мне казалось, что мы должны стремиться к тому, чтобы доказывать власти свою состоятельность и профессиональное право на то, чтобы претендовать на власть, вырабатывая альтернативные нынешним властям подходы и решения. Мне кажется, эти не такие громкие, но с моей точки зрения, более глубокие и содержательные вещи должны стать главным мотивом действия ассамблеи.


Я подозреваю, что та идея, которая высказывалась, чтобы обратиться к оппозиционным париям, не только поддерживающие Национальную ассамблею, но и считающие себя оппозиционными в рамках системы, она не будет реализована. Сомневаюсь, что какая-нибудь из политических партий, пользующаяся по официальным данным сколько-нибудь значимой поддержкой в Петербурге, такие как «Справедливая Россия», КПРФ или «Яблоко» примут участие в этом процессе. И поэтому все это, мне кажется, превратится в такой междусобойчик.


Еще раз говорю, я не отношусь негативно. Но мне кажется, усилия могли бы быть направлены в другое русло. Кроме того, мне кажется, мы не настолько сильны, чтобы позволять себе тратить время и усилия на такие вещи, когда есть конкретная кропотливая работа, опять же не очень пиаровская и заметная, по защите прав граждан. Мне кажется, нам предстоит довольно долгая кропотливая работа и поэтому тратить время на вещи, которые, я думаю, не принесут результата, мне кажется, контрпродуктивно.



Виктор Резунков: Впрочем, сам факт создания петербургского совета Национальной ассамблеи событие знаменательное. Известный петербургский правозащитник Леонид Романков считает это даже знаковым событием.



Леонид Романков: Я думаю, что это полезно. Я рад, что здесь много молодежи, я готов быть экспертом, потому что у меня есть опыт, и я думаю, что надо передавать наше дело сопротивления в молодые энергичные руки.


Я думаю, что надо говорить не о центре власти, а о центре влияния. Потому что понятно, что созданные таким образом органы будут иметь только моральный авторитет, но не будут иметь властных полномочий.


Выборы народного мэра, мне кажется, надо называть скорее городской глава или градоначальник, если учитывать конституцию и систему территориального деления Петербурга. Во всяком случае эта фигура, если она найдется, она могла бы стать в будущем альтернативой на выборах. Если население города будет эту фигуру признавать, и она будет пользоваться поддержкой, то возможно будет сформировано некоторое будущее, то, что называете теневое правительство, будет понятно, что нужно делать, когда сменится власть или когда будут свободные выборы, она будет более-менее готовая структура, которая будет иметь программу действий. Вот что мне кажется важным в сегодняшнем собрании.



Виктор Резунков: С Леонидом Романковым согласен и лидер Объединенного гражданского фронта Гарри Каспаров.



Гарри Каспаров: На самом деле это развитие, мне кажется, тех идей, которые были заложены с самого начала в концепцию Национальной ассамблеи. Это в первую очередь, конечно, создание дискуссионной площадки, возможность оппозиционным силам, тем, кто считает необходимым участвовать в нормальной политической жизни, а не в том фарсе, который режиссирует власть. У Национальной ассамблеи такая возможность появляется.


Сама Национальная ассамблея Российской Федерации без региональных инициатив обречена на неудачу. И очень важно, что в регионах начинают потихонечку складываться такие же площадки. Это процесс, это не принесет немедленных результатов, это достаточно долгая стратегическая игра. Но на самом деле обществу в какой-то момент, надеюсь, раньше, а не позже, потребуются альтернативные площадки, на которых собираются представители разных политических сил.


Сегодня вся российская политическая система, она фактически полностью подчинена власти исполнительной и поэтому никакой возможности у граждан реально выражать свою точку зрения, доносить ее, добиваться того, чтобы она как-то была выслушана и реализована, нет. И мы по существу создаем на месте полностью разрушенной политической системы в России те самые протопарламенты, протоправительства региональные.


Это очень долгий процесс. И совершенно неочевидно, что эти конфигурации окажутся именно теми, которые в итоге создадут основу для будущей нормально функционирующей российской власти. На самом деле это единственный способ двигаться вперед. И то, что к ассамблее примыкают представители разных политических сил - это как раз очень оптимистичный факт. Потому что только в такой дискуссии, только в столкновении разных позиций может определяться вектор движения страны.



Михаил Соколов: «Мониторинг давления на мэров российских городов» – это исследование Общественной палаты появилось в конце августа. Оказалось, что в 2008 году были смещены со своих постов, ушли в отставку, были арестованы и осуждены более 80 руководителей городов и районов России. И не все из-за того, что на самом деле нарушали закон, были фактически и политические процессы.


В нашей московской студии автор доклада, председатель комиссии Общественной палаты по местному самоуправлению и жилищной политике Леонид Давыдов и генеральный директор Центра политической конъюнктуры России политолог Михаил Виноградов.


Действительно ситуация вокруг российских мэров городов и районов достаточно сложная, масса уголовных дел, практически каждый день мы получаем такую информацию. В последнее время, например, возбуждено было дело против мэра Кисловодска, полтора года за препятствование проведению следствия получил мэр Твери и так далее. Можно ли сказать, что уже стало системой, постоянное отстранение мэров и глав районов с помощью уголовных дел?



Леонид Давыдов: Я не знаю, как насчет системы. Но дело в том, что это больше можно назвать какой-то тенденцией политической, общественной, общественно-политической. Потому что у нас, как известно, местное самоуправление отдельная власть, которая не является государственной, как мы все знаем. И поэтому, я думаю, что здесь проблема заключается в том, что чем ближе время вступления 131 ОФЗ в окончательной редакции, тем нарастает, я бы сказал, волнение в рядах чиновников по поводу того, каким образом они будут дальше ситуацию разруливать.


И соответственно, здесь взаимно. Здесь не только давление с одной стороны, собственно говоря, мэры, мягко говоря, не святые, я далек от мысли, что все они незаслуженно претерпевают, они со своей стороны тоже креативно подходят к этой ситуации, если можно так выразиться. Поэтому здесь идет состязательный процесс на сегодняшний день.



Михаил Соколов: В этом состязании явно выигрывают губернаторы.



Леонид Давыдов: Безусловно, у них больше просто ресурсов.



Михаил Виноградов: Действительно, мы видим тенденцию, когда главы местного самоуправления держат оборону, оборону от губернаторов, оборону от прокуроров, оборону от судов. Действительно во многом это связано с тем, что с 1 января вступает в действие муниципальная реформа в полном объеме, а это позволяет нам формировать бюджеты. По сравнению с сегодняшней полубесправной практикой, когда у муниципалитетов полномочий недостаточно.


То есть бывают ситуации, когда возбуждаются уголовные дела, бывают ситуации, когда губернаторы просят убедительно мэра уйти в отставку. Бывают ситуации, когда выносятся обвинительные приговоры, иногда внушительные, иногда смехотворные, когда мэр не уведомил сотрудника о сроках отпуска – это нарушение трудового законодательства, и мэр по приговору суда теряет право занимать должность, иногда штрафуется. То есть количество атак на мэров взрастает.


Мы фиксировали в мониторинге все случаи досрочных отставок мэров, уголовных дел против мэров, либо отстранение мэров по судам. Есть случаи, когда мэры уходили на повышение, есть случаи, когда мэры восстанавливались в должности. Но 81 такая ситуация за год. По предыдущим годам такой статистики нет, можно говорить, что буквально в разы возрастает число подобного рода событий, позволяет четко говорить о тенденции, что мэры в последние месяцы столкнулись с крайне неблагоприятным общественно-политическим контекстом своей работы.



Михаил Соколов: Я посмотрел ваш мониторинг, там порядка 80 дел. По моей оценке, 20-25 явная причина - конфликт с губернатором и из этих 20-25 где-то десяток дел действительно, мягко говоря, сфабрикованы. У вас есть подобные оценки свои? Сколько дел не должно было на самом деле из этих 80 возбуждаться, подниматься и так далее?



Леонид Давыдов: Мы такие оценки не делали, на мой взгляд, абсолютно сознательно. Потому что мы, собственно говоря, нашим исследованием и своей деятельностью не должны подменять правоохранительные органы, мы не должны давать оценок правильно, неправильно.



Михаил Соколов: Конкретным делам?



Леонид Давыдов: Конкретным делам. Мы говорим о наличии тенденции и о том, что для нас очевидно, что не все осужденные или привлеченные мэры виноваты настолько, насколько это представлено. С другой стороны, мы не убеждены, что не все они белые и пушистые. Мы говорим о том, что мэры такой же член нашего общества - это часть нашего общества.



Михаил Соколов: Скажем, юридический анализ можно было, наверное, провести. Скажем, очень часто используются статьи «превышение полномочий», «нецелевое использование средств». Знаете, когда милиция на какой-то бизнес наезжает, они в последнее время возбуждают дело по статье «незаконное предпринимательство», и задача не посадить человека за это, а парализовать работу. Вот может быть стоило бы посмотреть, насколько юридически обоснованы эти формулировки, может быть стоит вообще менять законодательство в этой части, как-то более жестко его прописывать, чтобы невозможно было вообще по любому случаю, когда деньги перенаправлены с одних муниципальных целей на другие, возбуждать уголовное дело.



Леонид Давыдов: Безусловно, эта проблема существует. Дело в том, что мы сделали первый шаг, мы начали этот мониторинг, который не является конечным, мы будем данные публиковать регулярно. То есть следующий шаг - это привлечение в том числе внимание юристов, общение с законодателями на тему того, что можно сделать для того, чтобы ситуация стала ровнее и было меньше пробелов, которые позволяют привлекать по анекдотическим случаям, как не предупреждение об отпуске и так далее.



Михаил Виноградов: Еще что важно, если бы мы анализировали правовую составляющую каждого из дел, мы увидели бы, что в большинстве дел законодательство в норме, юристы у всех хорошие сейчас. Поэтому важна была общественная гражданская экспертиза. Мы по многим делам постарались фиксировать, какие экспертные оценки в регионах давались, потому что привлечение внимания к случаям, которые, к сожалению, не всегда происходит, хотя должен сказать, что ваша программа традиционно большое внимание уделяет этим темам. Такое привлечение внимания является определенным ограничителем для самых скандальных, самых спорных случаев.



Михаил Соколов: Довольно часто бывает такая ситуация, когда конфликт возникает как раз на почве доходов. Если муниципалитет доходный, его губернатор пытается подмять. Если недоходный, опять же человек становится зависим, руководитель, и фактически стоит с протянутой рукой в губернаторском кабинете. Вот этот главный вопрос об отсутствии финансовой базы для муниципального самоуправления, который делает во многих случаях придатком госвласти, как он вами ставится?



Леонид Давыдов: Он ставится не нами, он на самом деле поставлен 131 законом и поправками в Бюджетный и в Гражданский кодекс. Собственно говоря, то, о чем вы говорите, вы абсолютно правы. Если он с протянутой рукой, то с ним и ничего делать не надо, потому что он все равно придет в твою приемную и будет просить денег на всевозможные нужды. А если он независимый, значит он экономически самостоятелен.


Здесь бы я разделил принципиально на две части. Есть, условно говоря, муниципалитеты, как областные центры. Это совершенно отдельная история. Это, как правило, богатые города, с хорошим бюджетом. И здесь идет основная битва между региональным уровнем и муниципальным. И есть все остальное, где все очень по-разному, где есть вполне добротные, хорошие живущие муниципалитеты и есть большинство, безусловно, это бедные. Есть сельские поселения, где 70% просто передали свои полномочия на второй уровень и занимаются исключительно ваянием отчетов, вообще не занимаясь никакой самостоятельной деятельностью. Тут анализировать нечего, потому что нет содержания. Здесь все разнообразно и требует различных подходов. Мне кажется, что дальше надо это разделять и говорить отдельно. Потому что проблема, с одной стороны, есть общая, а с другой стороны абсолютно разные.



Михаил Соколов: 131 закон вы трогать не собираетесь?



Леонид Давыдов: Нет, почему? В 131 закон на сегодняшний день порядка трехсот поправок внесено. Я думаю, что никак не меньше будет внесено еще. Причем масса поправок, которые могут по существу надо вносить, их пока еще нет. А есть полномочия, которые даны. Условно говоря, по земельному налогу, отличный налог, но собирать его невозможно, потому что до сих пор нет кадастра, большинство муниципалитетов не имеют возможности построить налогооблагаемую базу в данном случае, потому что нет межевания.



Михаил Соколов: А на межевание нужны деньги.



Леонид Давыдов: Естественно, там нужен землемер и так далее – это замкнутый круг.



Михаил Соколов: Вы пишете в своем отчете, что все чаще происходят изменения системны избрания, отменяются прямые выборы мэров, возникает механизм Сити-менеджеров, фактически назначаемые, поскольку половина членов комиссии предлагается губернатором, и это все так же позволяет вести разнообразные манипуляции, встраивать мэров в вертикаль. Общественная палата, ваша комиссия не ставит вопрос о том, что необходимо вообще снять эту замечательную возможность отменять выборы?



Леонид Давыдов: Это отмена выборов конкретно первого лица, первое лицо формально остается. Здесь вообще надо разделять, потому что этим лицом становится глава представительного органа. Собственно говоря, как было когда-то, например, в Петербурге «белый» и «черный», мэр, был Собчак и был Щелканов, был конфликт. На самом деле конфликт заключается в том, что на самом деле конфликт будет всегда, потому что здесь по-любому одни утверждают бюджет, другие его исполняют. Чем меньше бюджет, тем больше конфликт, потому что это все зримо и находится на глазах у людей.



Михаил Соколов: Избранный мэр, вы считаете, напрямую – это не необходимость, а один из вариантов.



Леонид Давыдов: Я думаю, это один из вариантов. Мы должны плавно перейти к кадровой проблеме. Она существует на этом уровне очень сильно. Не всегда тот человек, который способен пройти горнило выборов, является хорошим управленцем и, наоборот, часто законодатели в состоянии просто нанять действительно нормального менеджера на самостоятельный участок работы, его контролировать. Я не считаю, что это плохо по сути, надо разбираться немножко в других вещах.



Михаил Виноградов: Я думаю, что надо понимать, что назначение Сити-менеджеров, даже при участии губернатора, конфликтов действительно не снимает. Ситуация отставок Сити-менеджеров, конфликтов вокруг них, например, в Саратове в прошлом году был довольно громкий конфликт, показывает, что политическая борьба продолжается, она становится не всегда публичной, но она, безусловно, остается и всех проблем для властной вертикали такая схема не снимает.


Проблема еще и в позиции, в интересе федеральной аудитории, власти, прессы. Потому что муниципальная тематика воспринимается как периферийная. Коллеги-журналисты, когда писали о мониторинге, решили узнать количество муниципальных образований, которые есть, оно все время меняется и, например, дали цифры от 20 до 27 тысяч. Никто руку на пульсе не держит, и это колоссальная проблема. При том, что по нашей оценке к осени ситуация станет еще более динамичной.



Михаил Соколов: В принципе, как вам кажется, сама система сегодняшней вертикали власти и от нее никто не собирается отказываться, и она провоцирует эти конфликты. Если не изменить, не отказаться от назначения губернаторов, от придания им функции наместников президента в регионе, то собственно никаких демократических нормальных механизмов, по-моему, выстроить невозможно. Или я ошибаюсь?



Леонид Давыдов: Я напрямую не связывал бы на самом деле, что выборность – это замечательно. Когда была выборность губернаторов, мы имели примеры как положительные этого момента, так и отрицательные. Мне кажется, что через муниципалитеты проходит разграничение, и борьба ушла на этот уровень.


Как известно, есть партия у нас тех, кто желают назначать всех до последнего муниципального начальника, так и тех партий, кто считает, что этот уровень надо оставить свободным. И когда он начнет нормально функционировать, можно будет возвращаться к выборности губернаторов. Мне вторая партия кажется крайне симпатичной.


Я думаю, на сегодняшний момент сочетание того, что последний госчиновник, если по конституции он назначаемый, а вся муниципальная местная власть, она глубоко избираемая и там выборов довольно много, вы знаете, какие бюджеты за областные и республиканские центры, вся политтехнология ушла на тот уровень, живет там совсем неплохо, и все это прекрасно развивается. Если мы говорим о том, я понял вопрос правильно, то это все живо и демократия жива на местном уровне.



Михаил Соколов: Михаил, жива ли демократия на местном уровне?



Михаил Виноградов: Вы знаете, если анализировать именно существующие практики, то они парадоксальны. Есть ощущение, что система назначения губернаторов, система достаточно небесспорная, оно привело к тому, что пришли такие монстры, узурпаторы на посты губ губернаторов и строят все под себя.



Михаил Соколов: Посмотрите на Амурскую область, пожалуйста вам, пример живой, пришел человек и перевернул все, а потом у него садятся собственные соратники.



Михаил Виноградов: Амурский пример один из самых скандальных. Реально большое число губернаторов, они приходят, становятся губернаторами и часто даже не объезжают собственную территорию, избегают встреч. Довольно большое число губернаторов, таких совсем чиновников, у которых нет амбиций и претензий, как ни странно, выстроить всю систему под себя, они иногда по самым резонансным событиям реагируют, но по большому счету их даже не знают собственные граждане. На самом деле практика показывает, что если такая политическая воля и вертикаль, одним катком выстроенная, существует, на практике не всегда получается. Вопрос ли это общественно-политический или кадровый - здесь можно спорить о причинах.



Михаил Соколов: Пример со Ставропольским краем, единственный случай, где партия «Справедливая Россия» выиграла выборы в Законодательное собрание, в результате организатор этой победы мэр Ставрополя Кузьмин, уголовное дело, объявлен в розыск, теперь арестован где-то за границей и так далее. То есть показали, что выигрывать нельзя, в том числе продвигая демократию с муниципального уровня, опираясь на нее. Потому что была куча дел по другим мэрам, которые поддерживали Кузьмина.



Михаил Виноградов: Здесь отчасти ситуация связана, если давать политические оценки, с тем, что проект «Справедливая Россия», первоначально воспринимавшийся как такой мощный, во многом оппозиционный проект, по большому счету местная «Справедливая Россия» не получила мощной поддержки от федеральной партии, которая по сути в ставропольской ситуации самоустранилась.



Михаил Соколов: То есть вы хотите сказать, что это исключение?



Михаил Виноградов: Ставропольский край вообще является исключением, как мы знаем.



Михаил Соколов: Хорошо, но есть еще одна проблема, которая тоже возникает при рассмотрении вашего мониторинга, поскольку кто-то выносит эти приговоры. Видно, что доказать невиновность на самом деле человеку, который попал в эту систему, или выиграть процесс состязательный практически невозможно.



Михаил Виноградов: Возможно, там пара случаев есть, где это было.



Михаил Соколов: Где например? Так на память не приходит. Так что обвинительный уклон, два-три случая на 80 или на 50 не решают.



Михаил Виноградов: Они не воспринимались, как прецеденты, они не популяризировались, они широко неизвестны.



Леонид Давыдов: Но с другой стороны, мэр Якутска стал в результате губернатором Архангельской области.



Михаил Соколов: Да, это единственный случай. Ему удалось поработать в «Газпроме» - это правда.



Леонид Давыдов: Это нюанс.



Михаил Соколов: Это чудо. Почему, он отмылся от каких-то обвинений там и в новом качестве вышел в Архангельскую область, и даже успел там очень странно провести мэрские выборы, как вы знаете. Один человек выиграл, потом пересчитали, оказалось, что второй, нужный губернатору.



Леонид Давыдов: До сих пор идет судебный процесс, там отменены на части участков результаты.



Михаил Соколов: То есть борьба продолжается.



Михаил Виноградов: Борьба продолжается всегда, когда ее нет на поверхности, значит она где-то еще.



Михаил Соколов: Так вот, что делать с ситуацией нынешней судебной системы? В Общественной палате как-то ставится этот вопрос, что независимость судов как-то надо повышать, в конце концов? Потому что то, в каком подчиненном положении они находятся, не вызывает никакого энтузиазма по поводу возможности отстоять свои права.



Леонид Давыдов: Независимость судов, во-первых, будет, я думаю, что развиваться реально в связи с борьбой коррупцией прежде всего, если такая борьба реально будет вестись. А во-вторых, собственно говоря, это немножко не мой вопрос, у нас в Общественной палате существует комиссия, которая занимается этими вопросами. Я все-таки больше занимаюсь местным самоуправлением.


Мне кажется, независимость судов - это основа того процесса, который мы обсуждаем. Что касается реальности, наш президент активно декларирует то, что судебная реформа - это одна из ключевых проблем. Мне кажется, что дело не в коррупции, не в судебной реформе, у нас огромная кадровая проблема. Любую тему, которую мы объявляем, ее некому решать. Можно говорить – мы будем бороться с этим. Замечательно. Мы будем бороться с тем. У нас проблема простая: кто будет осуществлять эти прекрасные, абсолютно правильные намерения?



Михаил Соколов: Дефицит кадров?



Леонид Давыдов: Дефицит кадров - такое затасканное слово. Мне кажется, что просто дефицит такой воли эти кадры использовать, открывать в полной мере вертикальные лифты, социальные, то, что очень любят называть. Потому что сейчас мы проходим ту стадию, когда если мы не откроем дверь и не пустим, собственно говоря, в эти прекрасные светлые кабинеты новых людей, причем новых, я не имею в виду, что они должны быть такие, такого цвета, или такого размера, или такого роста, или с таким образованием или с другим, просто такой массовый призыв, то я думаю, захлебнется любая реформа абсолютно.



Михаил Соколов: Но это принципиальный вопрос. Собственно, нужна ли сейчас какая-либо реформа, кому нужна демократия во время войны, российско-грузинской или холодной войны. Если вы будете добиваться расширения прав самоуправления, я боюсь, что это может не понравится одной из тех партий, о которых вы упоминали, довольно сильных в Кремле.



Леонид Давыдов: Понимаете, в чем дело, здесь, к счастью, на сегодняшний день эта тема стоит таким образом, что она не во власти. Понравиться, не понравиться - это неважно, это вопрос выживания и развития. Поэтому понравиться или не понравиться, все люди разумные и они смотрят, что если каких-то определенных вещей происходить не будет, то мы просто падаем в совершенно в другие, мы должны рассуждать о другом, а не о том, о чем мы сейчас рассуждаем.



Михаил Соколов: Если принимаются на международном уровне какие-то решения, которые вряд ли пойдут, на мой взгляд, на пользу России, то все то же самое может происходить и внутри страны. Замораживание и охлаждение там неизбежно отзывается и внутри страны. Михаил, что вы думаете по этому поводу?



Михаил Виноградов: Смотрите, аргументов против развития муниципальной сферы всегда достаточно в мирное и военное время, даже, я думаю, в военное меньше будут изобретать. Может быть как раз сосредоточенность на тематике внешнеполитической даст определенные ростки. Потому что тем самым партиям будет немножко не до того.


Я думаю, что все равно мы не должны закрывать тему внешней политики. Я думаю, мы видим, если опять же давать политические оценки, такую внешнеполитическую мобилизацию политической элиты и граждан. По опыту прошедших аналогичных кампаний больше нескольких недель она обычно не длится, не хватает обычно на это сил. И вернуться внутриполитической теме хотя бы к октябрю или к ноябрю придется. Поэтому, думаю, что не закрыта тема внутренней политики и не сможет такой большой класс чиновников, политической элиты, истеблишмента только заниматься войной, на войну они как раз не пойдут.



Михаил Соколов: То есть вы хотите сказать, что слово «оттепель», оно еще не снято с повестки дня, Михаил?



Михаил Виноградов: Если говорить об атмосфере, то может быть сегодня нет атмосферы, которая была в июне-июле. Но те вопросы острые, которые были поставлены в дискуссии об оттепели, они никуда не делись и решать их придется и, наверное, чем скорее, тем логичнее.



Михаил Соколов: Что будет делать конкретно Общественная палата, поскольку, я так понимаю, что это был первый шаг этот мониторинг? Что у вас в планах? А то скажут, что Общественная палата занимается отмазкой Кремля, они там построили вертикаль, а вы рассказываете, что ее можно чуть-чуть подкрасить, улучшить, углубить и так далее.



Леонид Давыдов: Это не первый шаг. Мы делали на самом деле предыдущее исследование, оно называлось «Готовность регионов к выполнению 131 закона». И мы ездили с этим исследованием в регионы, опрашивали порядка двухсот экспертов и собирали местные муниципальные элиты и с ними обсуждали эти темы. Что касается дальше, не знаю, в среду мы в Ярославле будем обсуждать проблемы сельских поселений, предположим. У нас на самом деле повестка такая, если рассказывать о названиях, грустная - это не оттепель, это все как-то проще.



Михаил Соколов: Районные будни.



Леонид Давыдов: Все как-то меньше. Что мне крайне нравится, потому что на самом деле русский человек всегда о великом, подмести в подъезде – нет, а вот поговорить о судьбах родины, а лучше всего всего человечества, особенно, когда земля налетит на ось и так далее. Поэтому, мне кажется, эта политика, я согласен с Михаилом, что внешняя политика может быть отвлечет сейчас всех от проблем муниципалитетов, и муниципалитеты сделают что-то сами за это время. Пройдет время, им станет, возможно, полегче.


Поэтому мы собираемся поддерживать процесс всеми доступными средствами. К сожалению, они у нас ограничены. Но с другой стороны хочу сказать в завершении то, что этот мониторинг получил хороший отклик прессы. Несмотря на то, что это совпало с конфликтом, наша презентация день в день, и при этом все равно пресса была хорошей. То есть это говорит о том, что интерес есть даже в пиковые моменты развития внешней политики.



Михаил Соколов: А законодательные инициативы какие-то можно инициировать на основе ваших выводов?



Леонид Давыдов: Общественная палата не имеет права законодательной инициативы. Мы активно работаем с Госдумой, с Советом федерации, с профильными комитетами, с руководством, поэтому в принципе мы обсуждаем эти вещи.



Михаил Соколов: А когда будут какие-то конкретные результаты этих обсуждений?



Леонид Давыдов: Надеюсь, в осеннюю сессию, если опять же внешние глобальные вопросы позволят вклиниться в повестку, надеюсь, осенью какие-то очередные поправки будут приняты.



Михаил Соколов: Спасибо.


Материалы по теме

XS
SM
MD
LG