Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Истории Запада и Востока. Поляки все чаще вступают в благотворительные организации


Программу ведет Сергей Тарасов. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Варшаве Александр Лемешевский.



Сергей Тарасов: В Польше в последний год очень активно развивается движение «стритуокеров» - уличных педагогов, которые помогают бездомным, оставленным без присмотра детям и зависимым от алкоголя и наркотиков людям.



Александр Лемешевский: На улицах Варшавы за последние лет пять стало меньше бездомных людей, однако они по-прежнему есть. Традиционно их встречаешь чаще всего на окраинах вокзалов и в центральных парках города. Подавляющее большинство прохожих обходит стороной тех из них, кто просит милостыню или семенит рядом, выпрашивая «несколько грошей на натуральное польское фруктовое вино» - говорить, что просишь на хлеб, давно не принято.


Однако бездомные - это не обязательно люди неопределенного возраста с испитыми лицами. Марта, девушка лет 23-25 на вид, живет в Варшаве уже несколько лет - в парках, на вокзалах, зимой - в ночлежке или у случайных знакомых. Из дому Марта ушла 4 года назад. Говорит, что не могла выдержать постоянных претензий и оскорблений со стороны родителей, которые к тому же злоупотребляют алкоголем. Разговаривать при включенном диктофоне категорически отказывается.


В том же парке - Петр, 50-летний мужчина. Бездомный. Против записи не возражает.



Петр: Я поругался с женой и два раза тряхнул ее так, что ударилась об пол затылком. Но меня суд оправдал - состояние аффекта. В дурдом отправили. После этого - на улице, все потерял. Два года лечили.



Александр Лемешевский: Как им удается прожить? Откуда средства на еду, одежду? Марта и Пётр - потенциальные клиенты стритуокеров, цель которых, в данном случае, убедить Марту вернуться домой или, по крайней мере, попытаться устроить себе жизнь вне семьи, найти работу, общежитие. С Петром - попробовать объяснить, что жизнь еще не закончилась, можно попробовать начать сначала, иначе пьянство сведет его в могилу уже в ближайшее время.


Ведь «стритуокер» - это определенного рода связной между теми, кому нужна помощь, и организациями, прежде всего, государственными и благотворительными, которые могут эту помощь предоставить.



Ядвига Красовска: Важно уметь расположить к себе людей. Говорить с ними их языком, не так, что, мол, я пришел тебе помочь, так что слушай меня и подчиняйся. Нет, спросить - как ты, что случилось, как это изменить? Ну, и трусливым нельзя быть. Мы же и по ночам работаем. Кроме того, если подойдешь к бездомному, улыбнешься, доброжелательно заговоришь, то такое не каждый день с ним случается.



Александр Лемешевский: Говорит начинающий варшавский стритуокер, или по-польски «уличник», Ядвига Красовска.


Пётр, однако, от помощи отказывается, Марта тоже, быстрыми шагами уходит в сторону вокзала.



Петр: Чем могут - помогают, это так. А что если кто-то помощи не хочет? Любит на лавке спать, например. Как я… Не нужна мне помощь! Чёрт с ним, доживу уже так, сколько этой жизни мне осталось. Вот вы дадите мне злотый, кто-то два, и как-то справлюсь.



Александр Лемешевский: Тем не менее, стритуокеры верят, что отчаиваться не следует. Случается, что действительно удается помочь.



Ядвига Красовска: Мне позвонил один бывший клиент и говорит: "Выхожу из тюрьмы, приедь, помоги - не хочу снова на улице оказаться. Я ведь даже не знаю, как комнату снять. Денег есть немного - заработал в тюрьме, так начну, мол, новую жизнь". Теперь у него все в порядке, работает, снимает жилье. Не пьет. Так что это важно и здорово.



Александр Лемешевский: Стритуокеры, конечно же, занимаются не только бездомными. Уличные педагоги навещают дворы многоэтажек, где стараются занять детей, оставшихся без присмотра родителей, которые, в лучшем случае, работают с утра до вечера, а в худшем - это дети из неблагополучных семей. Они нередко просто не хотят идти домой.


Пан Войцех - инвалид, воспитывающий десятилетнего племянника. Инвалидная коляска сильно ограничивает его возможности, особенно, когда племянник хочет поиграть во дворе. А для пана Войцеха спуститься с 7-го этажа и подняться потом обратно - задача не из лёгких.



Войцех: Я захожу еще время от времени на биржу труда, может, работу какую найдут… А где тут Яцка оставишь? Со мной ему тоже как-то не очень таскаться. Да и какая я ему компания... Здорово, когда эти люди приходят, приносят игры какие-то, учат детей со двора, и моего тоже. Дай им бог здоровья! Я просил даже, чтобы еще приходили. А я работу поищу, хотя не хотят меня нигде - инвалид, да еще после сорока.



Александр Лемешевский: Стритуокеры в Польше, в отличие от стран Западной Европы, все еще редкость. Непросто поверить, что человек, который подходит к тебе на улице, хочет бескорыстно помочь, а не втянуть в какое-то мошенничество, в маргинальную секту или что-то продать. Тем не менее, поляки все чаще вступают в благотворительные организации, идут помогать больным в хосписы или, например, просто спасают от колес автомобилей лягушек, перебирающихся через шоссе в период весеннего спаривания. Просто потому, что хочется что-то сделать бескорыстно…


Точных данных, сколько сегодня в Польше насчитывается стритуокеров, мне найти не удалось. Однако встретить их можно на улицах довольно часто и наверняка через несколько лет это никого удивлять уже не будет.


XS
SM
MD
LG