Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Россияне о кавказской войне. Андрей Столбунов, адвокат


Андрей Столбунов : Отношение, конечно, отрицательное. Не должно быть таких конфликтов. Раз он случился, а он, на мой взгляд, зрел последние лет 15 как минимум, и когда-то он, наверное, должен был случиться, но ситуация с Абхазией и Южной Осетией, на мой взгляд, была все равно нездоровая все эти годы... Собственно говоря, я считаю, что Россия абсолютно правильно поступила, то есть показала, что мы можем быть сильными, можем быть правыми, правильными и справедливыми. Собственно говоря, когда тебя провоцируют, у тебя немного выбора-то. Можно развернуться и уйти, можно хлопнуть дверью, развернуться и уйти, и так далее, проводя аналогии с человеческим поведением. А можно дать грубо сдачи, можно справедливо дать сдачи. Я считаю, что Россия дала сдачи культурно, не превышая пределов необходимой обороны.

Вероника Боде: То есть вы считаете, что ответ России был адекватен?


Андрей Столбунов: Абсолютно! Налицо провокация. То есть фактически обзывали, обзывали, а потом пощечину дали. Оставаться безучастным и говорить "извините", умыться, утереться и уйти, что называется, - я считаю, это очень неправильно. Абсолютно правильно поступила российская власть, придав данной ситуации абсолютно юридический и сугубо законный характер. Возбуждены уголовные дела, работает Следственный комитет при прокуратуре. Все как при банальном преступлении. Это необходимо было сделать. Необходимо собрать факты, улики, доказательства и уже потом предъявлять их международному сообществу и внутри страны, и так далее.


Вероника Боде: Каким видится вам будущее региона?


Андрей Столбунов: Я считаю, что Южная Осетия и Абхазия могут стать субъектами Федерации: могут стать, но это совершенно необязательно. Они могут стать независимыми государствами, заключив международный договор, с кем захотят, в том числе и с Россией - почему бы и нет? Захотят - пускай с Грузией заключают. Это их выбор. А, может быть, субъектами Российской Федерации станут, если население решит так на референдуме, например. Я не вижу ничего плохого, как гражданин России, в том, что Абхазия и Южная Осетия стали бы субъектами Федерации. Но, опять же, повторюсь, это выбор граждан этих республик, государств и так далее.


Вероника Боде: Но когда Россия боролась за свою территориальную целостность, официальная точка зрения была несколько другая, не так ли?


Андрей Столбунов: Вы хотите провести параллель между борьбой России за Чечню и борьбой Грузии за Южную Осетию и Абхазию? Не знаю, насколько правомерна эта параллель. С таким же успехом можно сейчас и Крым сюда подтянуть и говорить о том, что Крым, вообще-то, российский, если уж на то пошло. Почему его в свое время подарили Украине? Не знаю, мне кажется, что это не совсем верно. В Чечне были процессы совершенно не того характера, что в Южной Осетии и в Абхазии. В начале 90-х Южная Осетия и Абхазия сразу же заявили о своем суверенитете. Почему обязательно к Грузии? У них всегда был выбор. И то, что этот выбор до сих пор не решен, это не вина, может быть, ни их, ни России и ни Грузии, скорее всего. Я искренне желаю гражданам этих республик сделать этот выбор и прийти к какому-то единому знаменателю.


XS
SM
MD
LG