Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Годовщина взрыва жилого дома на улице Гурьянова в Москве


Программу ведет Александр Гостев. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Максим Ярошевский.



Александр Гостев: В ночь на 9 сентября девять лет назад произошел взрыв жилого дома на улице Гурьянова в Москве. В результате взрыва жилого дома погибли 106 человек, пострадали 690. Следствие установило личности двух преступников, которые подготовили взрывчатку, - это Адам Декушев и Юсуф Крымшамхалов, которые были приговорены к пожизненным срокам заключения. Пострадавшие в результате теракта получили минимальные компенсации и продолжают надеяться на решение Европейского суда по правам человека.



Максим Ярошевский: Здание на улице Гурьянова, 19 было частично разрушено, обвалилась одна секция. В течение нескольких дней на месте теракта работали спасатели. По официальным данным, погибло 106 человек. Взрывотехники определили, что сработало взрывное устройство мощностью около 400 килограммов в тротиловом эквиваленте. Московский городской суд возбудил уголовное дело по нескольким статьям и приговорил к пожизненным срокам Адама Декушева и Юсуфа Крымшамхалова.


Говорит правозащитник, руководитель движения "За права человека" Лев Пономарев.



Лев Пономарев: Декушев и Крымшамхалов имели отношение только к подготовке взрывчатки, это доказано, но они к взрывам никакого отношения не имели. Они получили пожизненное заключение, я должен сказать, опять-таки незаконно, потому что только убийца может получить пожизненное заключение, когда это все доказано. А человек, даже не имевший полной информации о том, куда эта взрывчатка готовилась, очевидно, пожизненное не мог получить. Поэтому мы предлагаем, чтобы была создана новая следственная группа Генеральной прокуратуры, которая вновь расследовала бы обстоятельства событий "Норд-Оста" и взрывов домов, и общество узнало бы правду, наконец.


В Беслане нам показали пример, прежде всего матери погибших детей, общественные организации, которые были созданы, они заставили следствие работать, они заставили суд работать, они выходили на митинги, и под их давлением в результате того, что там вызывали ответственных людей за проведение бесланской операции, мы, в общем-то, более-менее картину в результате восстановили. В Москве ситуация совсем другая. В Москве процессы по взрывам прошли при абсолютном невнимании москвичей к этому процессу. Если бы вот масштаб протестов гражданских по взрывам в Москве и по "Норд-Осту" был такой же, как это было в Беслане, тогда, может быть, мы от власти чего-то добились.



Максим Ярошевский: Часть пострадавших в результате террористического акта на улице Гурьянова в суде представлял адвокат Игорь Трунов. Он продолжает помогать людям и сегодня, но рассчитывает не на российские суды.



Игорь Трунов: Мы от имени потерпевших для того, чтобы показать бездействие механизма возмещения вреда, подали иск о возмещении морального вреда в Хорошевский суд. Суд удовлетворил требования потерпевших, в общем, на достаточно большую сумму, измеряемую миллионами рублей, но естественно, что приговоренные к пожизненному лишению свободу не работают, не имеют возможности платить по этому иску, поэтому этот иск висит в воздухе, и потерпевшие реально никаких денег не получают. И тот механизм, когда потерпевший предъявляет иск к исполнителям, осужденным, он, конечно, ущербен, потому что государство должно брать на себя вот эти функции возмещения вреда и право регресса. То есть государство должно их заставлять выплачивать в порядке регресса те суммы, которые затрачены на потерпевших.



Максим Ярошевский: Скажите, а как добиться этих выплат от государства?



Игорь Трунов: Мы пробовали этого добиться на законных основаниях, подавали иски в Тверской суд. Это была достаточно большая группа потерпевших, которых я представлял, но, к огромному сожалению, эти иски не кончились ничем внятным и вразумительным, и нам было отказано. В дальнейшем мы обжаловали это в конституционных, надзорных инстанциях, но, к огромному сожалению, это тоже не увенчалось успехом. У нас есть большие надежды на Европейский суд, и в Европейском суде подана жалоба.



Максим Ярошевский: Существует альтернативная версия взрыва на улице Гурьянова. Ее сторонники утверждают, что теракты осуществляла ФСБ. Сделано это было для того, чтобы оправдать введение войск в Чечню, поднять невысокий на то время рейтинг Владимира Путина и обеспечить его избрание президентом России. Сторонник этой версии - политолог, руководитель центра "Панорама" Владимир Прибыловский.



Владимир Прибыловский: По-прежнему слишком много невыясненного во всем этом. В официальную точку зрения я не верю, и в то же время таких уверенных доказательств, что это ФСБ или какие-то другие наши правоохранительные органы, или, скажем, какая-то фракция внутри ФСБ, доказательств нет. Но есть косвенные данные, и в первую очередь это вот эта таинственная история с минированием в Рязани, где официальное объяснение - абсолютно несостоятельное. Поэтому вот эта история в Рязани, она, конечно, склоняет к тому, что тут не все чисто, и возможно, это делалось руками каких-то боевиков северокавказских... Там, кстати, в основном даже по официальной версии, получается, не чеченцы, а карачаевцы, якобы руководимые чеченцами. Но там шла какая-то, видимо, двойная игра. Возможно, те службы, которые вели эту игру со стороны Кремля, может быть, и не хотели доводить до взрывов домов, но тут в таких играх бывает непредсказуемый исход. Скажем, к такой точке зрения я склоняюсь, что были какие-то взаимные провокации, друг друга пытались перехитрить боевики и ФСБ, а в результате получилось что-то с рязанским инцидентом в пользу того, что ФСБ или какая-то, может быть, обособленная группировка внутри ФСБ в этом была замешана.



Максим Ярошевский: На месте взрыва на улице Гурьянова установленная памятная стела и построен храм-часовня "Всех скорбящих радосте".


XS
SM
MD
LG