Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

В Женеве запустят Большой адронный коллайдер: интервью с научным обозревателем Александром Сергеевым


Программу ведет Михаил Саленков. Принимает участие научный обозреватель Радио Свобода Александр Сергеев.



Михаил Саленков: Сегодня в Швейцарии под Женевой в Европейском центре ядерных исследований будет запущен Большой адронный коллайдер. Впервые в истории этого эксперимента заряженные частицы пройдут полный круг внутри 27-километрового туннеля. В случае удачи эксперимент позволит ученым приблизиться к загадке возникновения Вселенной не в теории, а на практике. Стоимость эксперимента - несколько миллиардов долларов. Над созданием Большого адронного коллайдера работали ученого всего мира, в том числе российские. Они ответственно заявляют: испытания коллайдера не представляют угрозы для планеты. Эксперимент уже называют научным прорывом, говорят и пишут, что это событие откроет новую эпоху в мировой науке. Подробнее об этом событии я побеседовал с научным обозревателем Александром Сергеевым.



Александр Сергеев: Это действительно большой прорыв, потому что прорывом становится всякий запуск принципиально нового инструмента. В данном случае энергия частиц, главный параметр, которым характеризуется исследование, повышается примерно в 15 раз по сравнению с тем, что было достигнуто до сих пор. То есть до сих пор самая большая энергия была - 1 тераэлектрон-вольт, а теперь будет 14 тераэлектрон-вольт. Каждый раз, когда энергетика или какой-то другой важный параметр повышается на порядок, происходят какие-то принципиальные прорывы. Какие именно, надежно предсказать нельзя, хотя есть некоторые ожидания.



Михаил Саленков: Но вот в данном случае каковы эти ожидания?



Александр Сергеев: Первая самая известная вещь - это ожидание открытия так называемого бозон Хиггса. Все уверены, что его найдут и, если не найдут ничего больше, это будет рассматриваться, как неудача. Бозон Хиггса - это такая частица, предсказанная пока исключительно теоретически, благодаря которой все остальные частицы приобретают массу. Если его не найдут, это будет для теоретической физики катастрофа. Но скорее всего найдут. Дальше станет вопрос о том, насколько точно удалось физикам предсказать его свойства. Скорее всего тут будет обнаружено что-то необычное, потому что уже есть признаки, что та теория, из которой он с его свойствами выведен - бозон Хиггса, не вполне точна. Уже есть признаки, что там потребуются заметные уточнения. Вот это самое интересное. Ну и наконец, совершенно не исключено, что будут найдены совершенно новые частицы, о которых теоретики вообще не догадываются.



Михаил Саленков: А если касаться того эксперимента, который проводится, здесь опасаются за безопасность планеты...



Александр Сергеев: Такие опасения высказываются преимущественно журналистами. Но все это совершеннейшие домыслы вот по какой причине. Такие процессы, которые будут изучаться на Большом адронном коллайдере, постоянно происходят в атмосфере Земли. Из космоса прилетают частицы, которые на много порядков более энергичны, чем те, которые будут сталкивать в коллайдере. Эти частицы наблюдают, их изучают астрофизики. Единственная причина, почему нужен коллайдер: когда эти столкновения, эти процессы происходят в атмосфере, их очень неудобно наблюдать, гораздо удобнее сталкивать эти частицы в каком-то детекторе, который специально построили. Надо же расположить всю аппаратуру, чтобы ловить результаты столкновений. Потому что когда две частицы быстро сталкиваются, разлетаются тысячи других частиц, менее энергичных, но вот их надо ловить, обмерять. Сделать это можно только в том случае, если столкновение происходит в заранее оговоренном месте - внутри детектора. Эти столкновения менее энергичны, чем те, которые ежедневно происходят в земной атмосфере. Если бы что-нибудь катастрофическое в результате них могло произойти, Земля бы давно уже исчезла.



Михаил Саленков: Появились даже шутки по этому поводу. Английская аббревиатура Большого адронного коллайдера - LHC ( Large Hadron Collider ), а шутят, что он уже Last Hadron Collider - последний адронный коллайдер.



Александр Сергеев: К сожалению, здесь мы имеем дело с накруткой общественного мнения, причем такой самонакруткой, то есть любые новости, любые сообщения о хотя бы гипотетической катастрофе имеют свойство самоусиливаться в медийной среде. Например, вот мы сейчас с вами сказали, допустим, 99% наших слушателей нам поверили, что действительно это безопасно, но 1% наоборот впервые об этом услышал и будет эту идею повторять. Значит, мы тем самым сейчас сказав о том, что это безопасно, одному проценту наших слушателей внушили мысль: а вдруг это опасно? Но реальной опасности, если мы всерьез говорим, никакой нет.



Михаил Саленков: Если говорить об этом безопасном эксперименте, известна его стоимость, сколько было денег потрачено?



Александр Сергеев: Это очень сложный проект, очень большой. Он состоит из огромного количества подпроектов, он использует унаследованную архитектуру, скажем, туннель не копали под этой адронный коллайдер, он был создан под прежний электронный коллайдер. Но порядок величины - около 10 миллиардов долларов. Кроме туннеля, в котором летают частицы (они летают по туннелю длиной 27 километров на глубине 100 метров ), там еще построили четыре огромных подземных комплекса - каждый высотой по 25 метров - детекторов, и эти детекторы, каждый, ст оят примерно столько же, сколько оснащение всего кольца коллайдера. Считается, что где-то примерно к 2014 году все эксперименты на нем основные закончатся, начнется перерыв на модернизацию, потом заработает нового уровня проект, который пока еще обсуждается.


Материалы по теме

XS
SM
MD
LG