Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Президент Южной Осетии Эдуард Кокойты сделал заявления о политическом будущем республики


Программу ведет Александр Гостев. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Олег Кусов.



Александр Гостев: Президент Южной Осетии Эдуард Кокойты сделал сегодня два взаимоисключающих заявления о политическом будущем республики. Сперва он сказал о стремлении Южной Осетии войти в состав России, но через полтора часа стал утверждать, что его неправильно поняли, и что Южная Осетия не намерена отказываться от независимости. Тем временем власти Южной Осетии приступили к поиску здания, пригодного для посольства России. Одновременно в Цхинвали ищут подходящие кандидатуры для назначения послами в России и Никарагуа. Дипломатические миссии должны отправиться в Москву и Манагуа, как заявили в Цхинвали, до конца этого месяца.



Олег Кусов: Уцелевших административных зданий в Цхинвали сегодня почти нет. Ощутимый урон республиканской недвижимости был нанесен еще в годы первого вооруженного грузино-осетинского конфликта, в начале 90-х годов прошлого века. 8 августа нынешнего года бомбардировке подверглось и здание, в котором размещались администрация президента, парламент и правительство Южной Осетии. Цхинвальские власти приняли решение разместить российские посольство в бывшем помещении Сбербанка. Об этом рассказал осетинский журналист Мурат Габараев.



Мурат Габараев: Нас водили в бывшее здание Сбербанка, которое частично пострадало, после ремонта там разместится посольство Российской Федерации. Само здание Министерства иностранных дел тоже пострадало в результате налета грузинской авиации и попадания снарядов. Внутри все разрушено, кровля оказалась целая. Поэтому чиновники этого министерства размещаются пока в других зданиях. Формируются пограничные войска, которые будут размещены вдоль государственной границы с Грузией. Также уже в конце этого месяца, как сказали в МИДе, уже планируется отправить дипломатическую миссию в республику Никарагуа.



Олег Кусов: Внешнеполитические функции Южная Осетия выполняла фактически с 1992 года, отмечает общественный деятель, лидер движения «За единую Осетию» Михаил Чернов.



Михаил Чернов: В Южной Осетии уже достаточно давно существуют все необходимые атрибуты независимого государства. Де-факто республика Южная Осетия после 1992 года функционировала в качестве независимого государства. Соответственно, все государственные атрибуты, такие как МИД и представительства в зарубежных странах, есть. На сегодняшний день функционирует представительство республики Южная Осетия в Российской Федерации. В годы независимости республики Южная Осетия представители республики работали, в том числе, и в ряде стран дальнего зарубежья, которые я просто не хочу называть.



Олег Кусов: Правительственные структуры Южной Осетии имеют формальный характер, убежден сопредседатель общественной организации «Грузино-осетинский гражданский форум» Джабраил Габачиев.



Джабраил Габачиев: До сих пор в Южной Осетии было и Министерство иностранных дел, и Министерство обороны - номинальные такие структуры, в которых, ну, один представитель, два. Я не представляю даже, как эти структуры будут действовать. Ну, может, Россия будет какие-то крохи платить, и все.



Олег Кусов: Опыт внешнеполитической деятельности у южноосетинских политиков есть, считает Михаил Чернов.



Михаил Чернов: В республики были делегации из Венесуэлы, в республику неоднократно приезжали представители Европарламента, в республику приезжали депутаты из Польши. Бывали люди из десятков страны. Были представители Киргизии, в том числе депутат парламента, была делегация из Белоруссии. И представители республики Южная Осетия неоднократно ездили на международные форумы, организованные ОБСЕ, Советом Европы, в Западную Европу. Поэтому внешнеполитическую деятельность республика ведет достаточно давно.



Олег Кусов: За прошедшие 17 лет Южная Осетия не смогла доказать, что готова к самостоятельному существованию. Эта независимое государство будет полностью на содержании российского бюджета, убеждён Джабраил Габачиева.



Джабраил Габачиев: Признание Южной Осетией Россией и еще кем-то еще не говорит о том, что эта республика состоялась. Они 17 лет были независимы как бы, но реальным содержанием не смогли наполнить свою независимость. Признает их кто, не признает, это будет военный полигон России, вот и все. Там количество людей - 30 тысяч. Никаких у них шансов нет, чтобы выходить на какой-то международный уровень, в том числе экономические связи. Нет экономики, и этой экономики не будет. Они обречены, будут содержаться только на бюджетных деньгах России. Чиновники будут кормиться, кто обслуживает военные части - будет зарплату получать. Одно, два, три посольства могут, в принципе, находиться там, но с кем они будут иметь связь? С внешним миром - не будут. По периметру Южная Осетия окружена Грузией. Без согласия и без доброй воли Грузии там ничего не будет.



Олег Кусов: Общественный деятель, лидер движения «За единую Осетию» Михаил Чернов убеждён, что больших финансовых затрат на дипломатическую деятельность Южной Осетии не потребуется.



Михаил Чернов: Деятельность, связанная с обменом делегациями, внешнеполитическими визитами, с работой на уровне ООН, визиты делегаций на различные международные форумы, переговоры, - она не требует больших финансовых затрат. Это небольшие финансовые затраты, которые вполне посильны для бюджета республики Южная Осетия. Что касается открытия посольств, тут просто разговор немножко преждевременный. Во-первых, надо подождать, пока государства признают республику Южная Осетия, а с другой стороны, согласно общепринятой международной дипломатической практике, интересы республики Южная Осетия может представлять посольство Российской Федерации в странах дальнего зарубежья, особенно таких далеких, как, например, страны Латинской Америки.



Олег Кусов: Собственный годовой бюджет Южной Осетии составляет примерно 70 миллионов рублей. Остальные деньги в республику поступают из России. Такие данные привёл сопредседатель общественной организации «Грузино-осетинский гражданский форум» Джабраил Габачиев. По его мнению, подобный уровень экономического развития не позволяет говорить о самостоятельном характере государства.



Джабраил Габачиев: Бюджет Южной Осетии составлял 2,5 миллиарда рублей и формировался в основном за счет российских дотаций. Собственный бюджет - 2 процента - 70 миллионов рублей. Что на 70 миллионов рублей может республика себе позволить? Я думаю, что все равно они куда-то, в каком-то берегу пристанут - или к Грузии, или к России - в виде субъекта.



Олег Кусов: Представители южноосетинского руководства не раз заявляли о стремлении республики войти в состав России. Подобное заявление президента Южной Осетии Эдуарда Кокойты распространили российские информационные агентства в первой половине четверга. Но буквально через полтора часа последовало опровержение. «Меня неправильно поняли. Мы не собираемся отказываться от своей независимости, доставшейся нам ценой колоссальных жертв», - процитировало Эдуарда Кокойты агентство «Интерфакс».


XS
SM
MD
LG