Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Разворот на границе: Южная Осетия передумала


Понять, с какой стороны от российской границы находится Южная Осетия, пока не удается

Понять, с какой стороны от российской границы находится Южная Осетия, пока не удается



В Сочи в четверг члены международного дискуссионного Валдайского клуба стали свидетелями противоречивых заявлений лидера Южной Осетии Эдуарда Кокойты о будущем республики. Как сообщают информагентства, сначала он сказал, что Южная Осетия, безусловно, станет частью России. Потом - что его неправильно поняли: республика останется независимой, и речь идет только об интеграции в союз России и Белоруссии.


Позже и российский премьер Владимир Путин заявил, что Москва не рассматривает вхождение Южной Осетии в состав России.


Участники клуба много говорили о российско-грузинском конфликте. Путин по этому поводу высказался так: «Конечно, мы вынуждены были отвечать. А как же иначе? Или что, нам и в этом случае нужно было утереть кровавые сопли, как в таких случаях говорят, и склонить голову? Вы что хотите, чтобы мы вообще привели к полной разбалансировке ситуацию на Северном Кавказе России?» Премьер заявил также, что у России вообще отсутствуют какие-либо имперские амбиции в отношении бывших республик СССР, поскольку она сама в свое время была инициатором прекращения существования Союза.


Затронув тему отношений с Западом, Путин дал понять, что Россия пока не видит его равноправным партнером: «С двух сторон должны быть сделаны усилия. Вы понимаете, когда мы говорим о равноправных отношениях, то это значит - уважать друг друга. А если уважать, то, значит, признавать как равного партнера. А если США, так же как Западную Европу... я не хочу никого обидеть, но нет сегодня у Западной Европы своей внешнеполитической линии, Россия в такой системе отношений функционировать не может и не будет. Но мы хотим нормальных партнерских отношений. Вот давайте выстраивайте эти отношения».


Как отмечает немецкий политолог Александр Рар, участвовавший во встрече в Сочи, Путин подчеркивал, что первую скрипку в определении российской внешней политики все же играет его преемник: «В принципе, дал понять, что на самом деле внешней политикой занимается президент, но он, естественно, ему советует там, где это нужно. Путин сказал, что Медведев - человек либерального настроения, и Запад сделал большую ошибку, что сейчас действует по отношению к президенту настолько жестко, как он выразился, хотя именно Медведев был тем человеком, который мог открыть новые двери сотрудничества в отношении Запада».


По словам Александра Рара, на встрече с политологами российский премьер много говорил об экономике: «Он полностью отвергал, что есть какой-то кризис. Он в течение 20 минут доказывал дотошно, что деньги, которые уходят из России, выходили и до кавказского кризиса, что они связаны с банковским кризисом во всем мире и никакого отношения к Кавказу не имеют. Что в России нет проблемы ликвидности, что запасы настолько велики, что деньги можно отдавать налево и направо, в том числе и вкладывать их, и защищать, и укреплять банковскую систему России».


XS
SM
MD
LG