Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Совещание правозащитников из постсоветского пространства в Киеве


Ирина Лагунина: В декабре этого года пройдет съезд Хельсинкских организаций из государств на постсоветском пространстве и некоторых других стран-участниц Хельсинских соглашений. Запланировано это мероприятие как учредительный съезд нового Хельсинкского объединения. О том, почему решено создать эту новую форму сотрудничества правозащитников, рассказывает Людмила Алексеева.



Людмила Алексеева: Прошедшим летом в Киеве состоялась конференция правозащитных организаций из нескольких стран, возникших после распада Советского Союза на его территории. Из России были представители Московской Хельсинской группы, из Украины Украинского Хельсинского союза, из Белоруссии Белорусского Хельсинского комитета. Были правозащитники из Азербайджана, из Армении, из Таджикистана. К сожалению, не было участников из остальных государств на территории бывшего Советского Союза. Это была предварительная встреча. Более широкое обсуждение с участием правозащитниками из всех стран на постсоветском пространстве планируется на декабрь. Целью июньского совещания было положить начало объединению правозащитников всех этих стран. Необходимость такого объединения возникла сразу после прекращения работы Международной Хельсинской федерации, в которую входили все хельсинские группы и комитеты не только из бывших советских республик, но и из Соединенных Штатов Америки, Канады и большинства стран как Восточной, так и Западной Европы, то есть из тех стран, что подписали в 1975 году заключительный акт совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе, то есть стран, входящих в ОБСЕ. Таким образом, Международная Хельсинская федерация включала хельсинские организации стран с разным уровнем развития демократия. С одной стороны из таких, как Соединенные Штаты Америки, Германия, Нидерланды, скандинавские страны, с другой - большинство стран Восточной Европы и бывших советских республик. Это давало Международной Хельсинской организации большие преимущества в обучении, во взаимном обогащении очень разнородным опытом. Но и создавало трудности, как во всякой организации из разнородных составляющих. Новое объединение было решено строить постепенно, с учетом как положительного, так и отрицательного опыта. Раньше всех проявили волю к объединению те, кто находится в самом трудном положении, а именно правозащитники из стран постсоветского пространства. О впечатлениях об их первой объединительной конференции я попросила рассказать профессора Орлова, основателя и первого руководителя Московской Хельсинской группы, почетного председателя Московской Хельсинской группы. Юрий Федорович, что это была за конференция и как она вам показалась?



Юрий Орлов: Мне показалась очень удачной. Это первый шаг к образованию новой Хельсинской федерации правозащитных комитетов в странах сферы организации по безопасности и сотрудничеству в Европе на территории бывшего Советского Союза. Может быть следующим шагом будет присоединение комитетов сферы Восточной Европы, сферы влияния Советского Союза, бывших стран этой сферы. Может быть в дальнейшем некоторые комитеты Западной Европы присоединятся к этой федерации. Как она будет называться, может быть не федерация - это пока мы еще не решили, мы еще об этом подумаем. Самое главное, что мы будем строить, мы об этом договорились еще в Хельсинки, как горизонтальные связи, прежней федерация была организация с вертикальными связями, теперь мы от этого варианта отказались, потому что самый главный недостаток был в том, что фактически комитеты были отделены от этого центра верхушечного, он действовал по техническим иногда причинам, без контроля со стороны комитетов, мог выпускать заявления, протесты и так далее от своего имени, мы не считаем, что были плохими, но это был отдельное образование от комитетов. Мы хотим, чтобы это была федерация комитетов со связями горизонтальными, с тем, чтобы офис занимался техническими проблемами, проблемами коммуникации и координации. Но если нужно, представительством. Даже секретариат, по-видимому, в представительствах участвовать не будет, для этого у нас будет может быть, как мы обсуждаем, может быть будут три сопредседателя скорее всего из трех существенно важных регионов сферы бывшего Советского Союза, теперь всех находящихся в Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе. Но они очень разные - Средняя Азия, Россия, Белоруссия, Кавказ - это очень разные области, поэтому нужны три сопредседателя. Скажем, если надо представить где-то в международном органе, в Европейском союзе в Брюсселе или в Варшаве в организации по безопасности и сотрудничеству в Европе или один их них или любой из них может представить, кому удобнее, или в соответствии с тематикой вопрос разбиваем на соответствующие уровне интернациональном.



Людмила Алексеева: Какой была обстановка на конференции? Все-таки собрались люди из государств, уже 20 лет существующих отдельно.



Юрий Орлов: С одной стороны. С другой стороны, обстановка была именно кооперативной в плане практическом, а в плане душевном, она была очень душевной. Это мне очень понравилось, было приятно сидеть в обществе правозащитников - это всегда удовольствие. Но тут было удовольствие то, что эти люди были заинтересованы именно в правозащите и в успехе работы их комитетов.



Людмила Алексеева: Чувствовалось перетягивание одеяла на себя?



Юрий Орлов: Да, то, что было по разным причинам в прежних организациях, такого нет, к счастью. И надо позаботиться, чтобы этого не было. Для этого, скажем, должны быть по горизонтальным связям возникающие кооперации по тематическому признаку, скорее всего.



Людмила Алексеева: В прежней организации все-таки случалось, что было причиной, как вы думаете?



Юрий Орлов: Там одним из недостатков было то, что какая-то часть, которая всегда выбиралась в исполнительные комитеты, она никогда не хотела уступить эту работу другим комитетам, и получалось два уровня как бы – верхний уровень и нижний уровень, и там была щель между ними.



Людмила Алексеева: Между организациями?



Юрий Орлов: И те, что на верхнем уровне, в общем смотрели на нижний как в известном смысле недоразвитых.



Людмила Алексеева: А в Киеве как это было?



Юрий Орлов: Здесь этого самого духа совсем не было. Конечно, это связано с тем, что Московская Хельсинская группа никогда не только не показывала, но и не имела чувства превосходства над остальными.



Людмила Алексеева: Причем с самого возникновения в 1976 году.



Юрий Орлов: Вот это, наверное, самое главное, потому что там два уровня, тоже своих два уровня – западный, я это знаю по своему опыту, считали некоторые восточные комитеты, смотрели на них как не знающие на самом деле, что такое права человека, но мы-то на Западе знаем. Мы их не виним, они не виноваты, но они все же на низком уровне понимания правозащиты. Я помню, как со смешком 10 лет или больше назад говорили: может быть Ковалев нам объяснит, как заниматься правами человека. Помните, первое путешествие в Москву Международной федерации и встреча с московской группой. Кроме того, в начале федерации и первые годы после Горбачева, когда появились возможности контактов, преимущественно думали о контактах на верхних уровнях. На официальном уровне преимущественно, а не с диссидентами. Считается, что это все-таки радикалы - это было, я помню. Помню, вы не поверите, что некоторые западные организации, скандинавские, не норвежские, были против поддержки требований об освобождении политзаключенных, говорили, что проблема стабильности важна в Советском Союзе. Это связано было с полным непониманием ситуации, что происходит. Горбачев рассматривался как либеральный царь, который проводит реформы. На самом деле ситуация, четверть века работы правозащитников изменили менталитет молодой демократии, между прочим. Этих эффектов просто по двум причинам мы избежим. Во-первых, все группы пока принадлежат к одному и тому же пространству бывшего Советского Союза, если будет Польша, они прекрасно понимают нас, мы их, если поляки присоединятся. А с другой стороны, комитеты, которые имеют гораздо больший опыт, чуть ли не полувековой опыт работы и так далее, не смотрят на другие группы как некоторого недоразвитого сорта. Просто у нас такого никогда в головах не возникало. Так что этих двух препятствий не будет, а тогда все пойдет, по-моему, хорошо. И я бы сказал, что кроме всего прочего национальные комитеты собравшиеся, они уже имеют, все имеют большой опыт.



Людмила Алексеева: У вас было ощущение их профессионализма?



Юрий Орлов: Профессионализма именно. Это уже было видно несколько лет подряд. Здесь, конечно, самые молодые лет 10 работают. Так что в описании методов, в описании политической правозащитной, экономической ситуации разговор был чрезвычайно грамотным.



Людмила Алексеева: То есть у вас ощущение, что эта ассоциация может состояться?



Юрий Орлов: Да.



Людмила Алексеева: Именно так планируется новый учредительный съезд хельсинского объединения, намеченный на декабрь. Это будет съезд Хельсинских организаций из государств на постсоветском пространстве и некоторых других стран, участниц Хельсинских соглашений.


XS
SM
MD
LG