Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

«Свежий ветер» Петербурга




Марина Тимашева: В Петербурге вышел первый номер литературно-художественного и эколого-публицистического журнала для чтения "Свежий ветер". Я слушаю Татьяну Вольтскую, а параллельно вспоминаю пару строк из старой песенки группы «Чай-Ф». « Мы вдыхаем вольный ветер у вонючей у реки».



Татьяна Вольтская: Узнав о новом журнале, я, признаться, несколько удивилась. Все-таки мы как-то привыкли к разделению мух и котлет, и смешение литературы и экологии в одном флаконе показалось мне несколько искусственным. То ли, - думалось мне, - там литература такая, что ее без дополнительной нагрузки неудобно предлагать, то ли экологи такие, что их научная база, как говорится, не тянет и надо ее приукрашивать разными привходящими элементами. С такими мыслями я отрыла первую страницу журнала «Свежий ветер» с подзаголовком «Путешествия, приключения, фантастика». И, странным образом, стихотворение номера «Летучая мышь» Бориса Алмазова памяти Булата Окуджавы настроило меня более мирно.



На чердаке заброшенном, где спит старье скрипучее,


Где тусклый свет не может рассеять пыли мглу,


Конечно, вверх ногами таится мышь летучая,


Висит, как зонтик сломанный, не нужный никому.


Она совсем не страшная, умеренно противная,


Но ни к селу, ни к городу, ни в праздник, ни в дела,


Ведь если ты не птица, пора определиться,


Зачем тебе два замшевых, драконовых крыла.




Стихотворение длинное и, вообще, его хочется петь. Но, прочитав конец:



И в мире нашем бешеном, вниз головой подвешена,


По жизни и событиям мучительно скользя,


Где видов конкуренция, ну, как интеллигенция -


Все видит вверх ногами, а без нее нельзя.



Так вот, прочитав конец, я решила расспросить о журнале «Свежий ветер» его главного редактора, председателя петербургского отделения международной экологической организации «Зеленый крест» Юрия Шевчука.



Юрий Шевчук: Мне показалось, что мы боремся с последствиями. Последствия экологического кризиса они, конечно, всем известные, они сокращают нашу жизнь, но первопричина остается за пределами нашей юрисдикции. Мне показалось, что было бы весьма правильно показать эти самые причины, исходя из литературных возможностей людей, не только с помощью публикаций, научных статей и книжек.



Татьяна Вольтская: В общем-то, действительно, если посмотреть на историю литературы и историю движений, защищающих здоровый образ жизни, легко, наверное, увидеть, что фантасты первые предрекали всяческие катастрофы, довольно реальные, и видели грядущие бедствия, при этом оставаясь вполне литераторами.



Юрий Шевчук: В общем – так. Но на самом деле мне кажется, что самый хороший роман о кризисе это роман Голсуорси «Конец главы». Да, конечно, есть такой жанр - романы катастроф. Но, кстати сказать, они чаще всего описывают уже последствия кризиса, не вдаваясь в причины. И фантасты, в основном, смотрят на то, как себя люди ведут при катастрофах. А от чего эта катастрофа произошла - допустим, Годзилла вылезла из моря или море стало подниматься - это уже не важно. В данном случае, первый номер посвящен кризису культуры. Каждый из авторов наших по-своему рассматривает вопросы культурного кризиса, который, я так думаю, вы не будете с этим спорить, переживает сейчас все человечество, а не только Россия. Вячеслав Мисин написал исключительно краеведческое исследование о поющем камне ижорского берега. Есть такой камень, который поет и исполняет желания. Но нашлись такие люди, которые взяли и специально развели около этого камня костер, а потом полили камень водой, чтобы он лопнул и престал петь и исполнять желания.



Татьяна Вольтская: Мне кажется, особенно интересно, что речь в журнале не только о российских делах. Мое внимание привлекла статья Сергея Андреева «Достоевский в комиксах».



«Впервые на территории России демонстрируется комикс, нарисованный по бессмертному роману «Преступление и наказание». Превратить замечательное произведение классика русской литературы в цикл картинок решился японский художник Тезука Осаму. Тезука Осаму по-своему переосмыслил сюжет романа Достоевского и сделал его более понятным простым японцам. Вместо рублей по рукам героев ходят иены, оказавшись же в ресторане герои «Преступления и наказания» заказывают острый рис и суши. Сценам с убийством старушки процентщицы и ее сестры живописец уделил особое внимание. Не менее отвратительны при этом и рисунки, иллюстрирующие теорию о том, что гений может творить все, что угодно. По версии сурового японца сверхчеловек рубит людей на части, вешает их и распинает на крестах».



Это был фрагмент из статьи Сергея Андреева «Достоевский в комиксах». Вот уж действительно, без преувеличения, культурный шок. Этой статье явно отвечает другая – «Фетиш детства» Анны Новиковой, живущей в Чили и пишущей о поразительном инфантилизме, обнаруженном ею у местной молодежи: «У них, к примеру, совершенно не зазорно остаться в школе на второй год. Концепция вечного студента постепенно становится нормой. У них они по 10 лет в вузе сидят. Сначала никак не определяться, кем быть, переходят с факультета на факультет, потом сдают по паре предметов в год, добреют, матереют и к третьему десятку, наконец, получают вожделенный диплом».



Еще одна особенность журнала – больше количество статей, так или иначе посвященных эскапизму современного человека.



Юрий Шевчук: Это один из вариантов кризиса культуры. Человек не удовлетворен тем, что видит вокруг, и пытается создать собственный мир, для начала уйдя от мира, который вокруг него.



Татьяна Вольтская: Вы называетесь автором идеи этого журнала. Почему вам пришла такая идея, как она родилась?



Юрий Шевчук: Экологический кризис это, собственно говоря, маленький аспект глобального цивилизационного кризиса.




Татьяна Вольтская: Чтобы показать этот кризис, его опасность, обычно люди печатают научные статьи с огромными диаграммами, графиками, цифрами, а вы привлекли литераторов?



Юрий Шевчук: Вначале ведь как было? Меня попросили написать книжку про состояние воды в Ленинградской области. Я написал, потом подумал и понял, что это не совсем правильно. Это - цифры, факты. Надо показать первопричину, почему именно так стало развиваться хозяйство. И все это вместе обратилось в книжку очерков. Таким же образом, я думаю, что и читатель нашего журнала поймет первопричины кризиса, который нас охватил.



Татьяна Вольтская: По крайней мере, задуматься об этом явно имеет смысл, к чему журнал «Свежий ветер» и приглашает, на мой взгляд, несколько странно, самонадеянно. Но, может быть, это самонадеянность молодости.


XS
SM
MD
LG