Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Компьютерные игры Бориса Акунина




Марина Тимашева: На московской международной книжной ярмарке издательство АСТ и Борис Акунин представили свою новую затею, называется «Квест», подзаголовок «Унибук». Сказано, что это попытка создать литературно-игровую программу, которая может стать прототипом электронной книги нового поколения. Значит, в октябре в продажу поступит книга. Жанр ее, судя по всему, шпионский детектив, время действия – 30-е годы. Это понятно. Но 15 сентября в открытом доступе окажется компьютерная игра. Под тем же названием и с тем же сюжетом. В первом конференц-зале 57 павильона ВВЦ был вывешен экран, с его помощью Борис Акунин пробовал объяснить растревоженным литературным критикам, что же все это значит. Показал первую страницу-обложку, на ней изображены Ленин, Сталин и странный господин в шапочке, похожий на доктора Айболита. Перелистнул страничку - вводная глава или Интро.




Борис Акунин: Сейчас послушайте, как звучит первая глава. Ее вам прочитает один из моих самых любимых актеров Максим Суханов.




Максим Суханов: «Подождав пока монументальная дверь закроется, товарищ директор извлек из контейнера две одинаковые стеклянные банки, кажется, довольно тяжелые. Нажал кнопку. В одной из стен раздвинулась панель. На ней виднелись полки, на них - ряды точно таких же банок. Все это напоминало отдел маринованных овощей в бакалейном магазине, точнее, лишь одного овоща – цветной капусты. В прозрачном растворе мирно покоились одинаковые, серовато-белые кочанчики».




Марина Тимашева: Далее Борис Акунин зачитал резюме шпионов, из которых нам самим предложено было составить команду, которая действует в романе. Правильный ответ дали всего четыре человека – получили призы. Наградой для тех, кто будет отвечать на тот же вопрос, когда появится электронная версия книги, станет бесплатный вход на следующий уровень. То есть роман, как всякая игра-приключение разделен на разные уровни сложности, пройдя одно испытание, вы переходите к следующему. Не пройдя, тоже переходите, но тогда придется платить. Хотя, если вы сначала купите книгу, то запомните верные решения задач и, стало быть, компьютерная игра обойдется вам дешевле. Впрочем, она и так не слишком дорога – за все, про все – 150 рублей. А теперь – о самой затее. В ее электронной версии – уйма гиперссылок. Положим, вас заинтересовало словосочетание «автомат с газированной водой», вы щелкаете мышью и получаете справку о том, что это за зверь такой, с чем его едят, когда и кем был изобретен. Жаль, попить воды не удастся. Есть еще аудиоссылки. Написано, допустим, в тексте « звучала японская музыка», курсор, мышь, наушники – и вы слышите, как именно она звучала. Ну, конечно, все это сопровождается остроумными иллюстрациями, причем, совершенно не такими, какие будут в обычной книге. Книжная версия будет отличаться от электронной тем, что в ней есть некий внутренний, скрытый сюжет. Видимо, более серьезный, чем собственно детективный. Сокровенное знание, стало быть, достанется таким консерваторам, как я, то есть людям, предпочитающим читать книги не с экрана. Во всяком случае, представляя книгу, в которой действуют ученые, Борис Акунин говорил



Борис Акунин: В 20-е годы, поскольку я увлекался этой темой достаточно серьезно, творилось черт знает что. Евгеника была одной из ведущих отраслей науки. В США, в некоторых штатах, проводилась насильственная стерилизация людей, которые считались недостойными размножения. Это все последствия духовного и этического кризиса, связанного с Первой мировой войной. Сейчас мне кажется, что у человечества в некоторой степени душа догнала развитие мозга. Не совсем, конечно, бежать еще далеко, но, все-таки.




Марина Тимашева: Борису Акунину не впервой придумывать что-то необыкновенное. Сперва он изготовил для аудитории, исстрадавшейся в поисках идеального героя, Эраста Фандорина. Потом играл с нами в серию «Жанры». Дальше мы тщетно напрягали мозги, пытаясь отыскать клад по коду, заключенному в стихотворных строчках (в этом, кстати, никто не преуспел). За романом «Ф. М.» последовала «книга-фильма», хоть сейчас на экран, но на экране ее что-то не видно, а еще - две версии одного и того же детективного сюжета – белая и черная версии специально написанной для РАМТа пьесы «Инь и Янь». И вот теперь – роман-компьютерная игра. Знатокам известна игра по книге «Код да Винчи», но она появилась много позже выхода в свет бумажной версии, есть аудиокниги (допустим, «Шлем ужаса» Виктора Пелевина вышел сначала на дисках). Но до того, что сделал Борис Акунин, кажется, прежде никто не додумался.


У меня осталось несколько вопросов к Григорию Чхартишвили, а он любезно согласился на них ответить.



Григорий Шалвович, вы видите перед собой редкую породу идиота, который никогда не играл в компьютерные игры и, вообще, по-моему, как это выглядит, я увидела только сейчас, на экране в первом конференц-зале, на Выставке Достижений Народного Хозяйства, как она прежде называлась. Я начну с совершенно банального вопроса. Считается, что компьютеризация всех стран и книжное чтение это две вещи несовместные, что компьютерное чтение убивает библиотеки и чтение по бумаге. Вы, как я понимаю, намерены так или иначе совместить два в одном, даже если они формально разделены. То есть, есть электронная версия и есть книжная версия. Значит ли это, что вы не считаете компьютер врагом человечества, по крайней мере, в смысле чтения?



Григорий Чхартишвили: Я совершенно не считаю компьютер и интернет врагом литературы. Я считаю, что литература - самое сильное из всех существующих видов искусства, она способна все сожрать, все переварить, что не надо - выплюнуть, а все остальное пустить себе на пользу. И точно таким же образом литература поступит и с интернетом. Она просто заберет его себе. Какая вам разница, будете ли вы читать книжку, написанную на бумаге, или эта книжка будет у вас в руках, тоже в кожаном переплете, но с экранчиком, где в удобном для вас виде, в удобном для вас шрифте будет все то же самое, но еще с картинками, с музыкой, с дополнительными текстами, с какими-то дополнительными сведениями? И я вижу в этом одни плюсы, минусов никаких не вижу. Я надеюсь, что этим своим проектом, он называется «Унибук», я какой-то придам дополнительный толчок тому, чтобы книги вообще, не обязательно художественная литература, стали развиваться в этом направлении. Мне это интересно, я сам в этом году обзавелся электронной книгой, с удовольствием закачал в нее всю существующую на свете классику, это так удобно, и я думаю, что это будет становиться все удобнее и все практичнее. Столько дома стоит книжек, пыль собирает. Я с большим удовольствием от них от всех избавлюсь, кроме каких-то особенно дорогих, из сентиментальных соображений.




Марина Тимашева: Хорошо, теперь словосочетание «компьютерная игра» - для человека, воспитанного в библиотеках - противное и называют эти игры «компьютерными стрелялками», и это презрительное название, люди чрез губу его произносят. Какими играми вы сами увлечены?



Григорий Чхартишвили: Если в человеке вообще есть игровое начало, а оно, как известно, есть не во всех, то он обязательно, распробовав компьютерные игры, будет в них играть. Они чрезвычайно многообразны. Можно найти на свой уровень развития, на свой вкус, на свой темперамент. Все, что угодно. Я каждый вечер играю в компьютерные игры, потому что это мне дает отдых. Я не могу отдыхать, когда у меня мозги совсем не работают. Они у меня не таким образом натасканы. Они должны что-то делать. Если они делают что-то безобидное и бесполезное, они отдыхают. И компьютерная игра для этого просто для меня - самое лучшее, что существует.



Марина Тимашева: Ну, вот какую игру мне можно рекомендовать?



Григорий Чхартишвили: Это называется product placement . Я не могу называть компьютерные игры, а также их производителей. Шутка.


Я сейчас играю в корсаров. Я сейчас плаваю по Карибскому морю, топлю и захватываю корабли. Но это не вполне для меня игра. Мне это нужно сейчас для работы. Эта игра очень хорошо сделана, с детализацией корабельного быта и управления парусами. А мне сейчас нужно во все это серьезно въехать. Потому что я сейчас пишу роман про пиратов, читаю только про пиратов, интересуюсь только пиратами. И эта игра мне очень кстати - это, можно сказать, тоже работа.



Марина Тимашева: А в какие игры вы играли, когда были маленьким?



Григорий Чхартишвили: Я играл в солдатики, это я помню, еще мне очень нравилось играть с девочками, но это, может, из другой области. А что еще? Я очень рано научился читать книжки, и все время их читал, как проклятый. Я, например, обладал фантастическим умением идти по улице очень быстро, читая книжку на ходу, никогда ни с кем не сталкиваясь. Сейчас это умение, к сожалению, мною утрачено.




Марина Тимашева: А я сталкивалась с фонарными столбами, и было очень больно.




Григорий Чхартишвили: А я шел очень, очень быстро, никогда не попадал под машины и ни с кем не сталкивался, как летучая мышь.




Марина Тимашева: Вот сейчас я ехала в метро, передо мной женщины лет 30 решали кроссворд. Я смотрела сверху вниз и видела, как они его заполняют. Они написали слово «слякат». По некотором размышлении я пришла к выводу, что это «слякоть». И поскольку я уже была мысленно в вашей книге, в вашем компьютерном романе, то подумала: может быть, даже эти кроссворды полезны, потому что человек, запутавшись в них, в какой-то момент полезет в словарь и узнает, как именно пишется слово «слякоть». В компьютерных играх, и в вашей собственной, есть что-то такое, что может человека образовать?



Григорий Чхартишвили: Наверное, есть. Но я не ставил перед собой такой задачи. Я не педагог, не учитель. Компьютерные игры вообще развивают. Я не знаю, полезны ли они для глаз, это зависит от монитора, но для развития ума, скорости принятия решений это очень полезная вещь. Это дает, конечно, дополнительную информацию о Москве 1930 года и о том, что там происходило. Это можно посмотреть, послушать, покрутить, но это не более, чем гарнир к сюжету, в моем случае. Все-таки это «роман-компьютерная игра», это текст, это буковки, их все равно надо читать. Хоть с экрана, но все равно читать.



Марина Тимашева: Отвечая на один из вопросов по ходу представления книги, вы, тем не менее, говорили о вещах чрезвычайно серьезных. Вы говорили о начале века, вы говорили о том, что Бога нет и все дозволено, вы говорили о войне, которая произвела разруху в головах. Я в этот момент подумала, что, возможно, все это произошло гораздо раньше. Можно начинать с английского позитивизма, так страстно и едко осмеянного Диккенсом…



Григорий Чхартишвили: Это все болезнь роста, это очень повторяет развитие ребенка-подростка. Я думаю, что человечество сейчас находится в очень юном возврате. Кошмар и ужас, который оно пережило в 20-м веке, это соответствует периоду вот такого пубертатного рационализма, который бывает у многих, особенно мальчиков, которым кажется, что вся жизнь состоит из одной арифметики, что есть только четыре действия, и так далее. Вот человечество этой болезнью не до конца еще переболело, но переболеет. Вот такой логикоцентризм, когда не прислушиваешься к нравственному чувству, без которого все равно каши не сваришь, хотя и на нем одном особенно далеко не уедешь. Это все должно сочетаться.



Марина Тимашева: Думая об этой книге, я стала мечтать, что когда-нибудь личность человека удастся сохранить, перенеся информацию, хранящуюся в его мозге, в компьютер. Вы верите в это?



Григорий Чхартишвили: Я не верю в это. Я думаю, что, возможно, можно сделать какую-то там «грамму», которая запечатлеет состояние человека на момент смерти. Но жизнь это не про это, жизнь про то, что каждую секунду мы делаем выбор, мы принимаем решения, мы проходим какой-то путь, мы движемся вверх, вниз, влево, вправо, и вот это никак не законсервируешь.


У компьютера, я прошу прощения, души нет. Говорю это без пафоса, просто констатация факта.




Марина Тимашева: Во время представления романа «Квест» Борис Акунин вызвал из зала добровольца, который согласился бы, в соответствии с условиями игры, проверить, к какому типу личности он принадлежит. Вызвалась молоденькая барышня. Она быстро заполнила компьютерный тест, и Акунин предложил ей вызвать из зала кого-то из знакомых мужчин и, тоже на основе теста, понять, как строить с ним отношения. Девушка оказалась не робкого десятка и взяла в партнеры самого Акунина. По экрану поползла надпись « С ним уютно, но скучно». С Акуниным – скучно? Глупейшая все же вещь эти тесты.







XS
SM
MD
LG