Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Большой теннис в России


Валерий Винокуров: В гостях у нас сегодня очень интересный человек – Петр Игоревич Лидов, однажды он у нас был уже в гостях вместе с Николаем Дурмановым, директор медицинских программ Федерации тенниса России. Ну, и для того, чтобы вы не думали, что это его единственная должность, врач-хирург Московской медицинской академии. Поэтому вам должно быть понятно, уважаемые слушатели, что в спорт приходят люди высокой квалификации и соответственно к нам в гости тоже.


Вы, конечно, догадались уже, почему именно сегодня мы пригласили Петра Игоревича, потому что сегодня начинается финал Кубка Федерации, через неделю полуфинал Кубка Дэвиса. Так что теннис на плаву, в центре внимания. Ну, и какие-то итоги Олимпиады, может быть, подведем теннисные в беседе с Петром Игоревичем.


Итак, первый вопрос, что такое вообще медицинские программы Федерации тенниса России?



Петр Лидов: Медицинские программы спорта высших достижений и спорта в частности, профессионального спорта в частности – это система подводки спортсмена к решающим соревнованиях, решающим стартам. Задача тут, в общем-то, сводится к тому, чтобы обеспечить максимальное здоровье спортсмена и таким образом подойти, преодолев изнуряющие нагрузки, подойти к наиболее ответственному соревнованию в наиболее хорошей, спортивной форме. Спортивная медицинская программа – это, безусловно, серьезнейшая помощь для тренера, для самого непосредственно спортсмена. То есть мы – помощники. Это главное как бы предназначение спортивного врача. И дальше идут и т.д. и т.п.



Валерий Винокуров: Но это на длительный период времени рассчитано все, программа такая работы. На год? Предположим, подготовка шла к матчу Кубка Федераций, это уже совсем маленькая, видимо, программа, уже люди весь сезон провели или как?



Петр Лидов: Ну, теннис стоит особняком, потому что график турниров таков, что у спортсменов практически не бывает возможности расслабиться.



Олег Винокуров: Да и нет такого, видимо, понятия, как решающие соревнования, каждую неделю какой-то турнир.



Петр Лидов: Просто, я считаю, это уникальный вид спорта, когда он сочетает в себе и марафон, в пятисетовый промежуток 25 километров пробегает спортсмен, например. Кому это известно? Но это факт. Там нужны и спринтерские ускорения спортсмену. Поэтому задача спортивного медика в этой связи наиболее сложная, то есть все время спортсмен должен быть как бы на пике формы, постоянно. Любое падение – он отлетает на 10-20 позиций в мировой табели о рангах.



Валерий Винокуров: Да, поэтому даже когда турниры Большого шлема или олимпийский был турнир, к ним специально не подводятся. Человек должен быть в форме, и все.



Петр Лидов: К олимпийскому турниру специально подводятся.



Валерий Винокуров: А, специально подводятся?



Петр Лидов: Конечно.



Валерий Винокуров: Это, я думаю, что в России, в основном. Вряд ли там в других странах как-то специально. Вот я сужу по выступлениям, допустим, сестер Вильямс. На Олимпиаде они не шибко, но в паре выиграли, а вот как подходит турнир Большого шлема, так они в полном порядке.



Петр Лидов: Наверное, тут имеются в виду всевозможные приоритеты, потому что, я так понимаю, что некоторые гранды тенниса участвуют в тех чемпионатах, которые идут от страны, от команды, где участвуют за сборную команду, а некоторые теннисисты отказываются.



Олег Винокуров: Те же сестры Вильямс, как мы знаем, не играли в полуфинале Кубка Федераций против россиянок.



Петр Лидов: Ну, вот.



Валерий Винокуров: Одна собиралась, но была травма у нее.



Олег Винокуров: Слушаем Александра из Москвы.



Слушатель: Недавно говорили, что двое пенсионеров в Лондоне подали в суд на государство, их обложили специальным налогом на Олимпиаду, а они платить не хотят, говорят, что раз это для всей Англии, то пусть вся Англия и платит. Как вы считаете, жителей Сочи будут облагать специальными налогами на Олимпиаду 2014 года? Сможет ли Лондон переплюнуть Пекин и по деньгам, и по организации, и по размаху? Пока что они отметились только скандалами, то эмблема в виде стилизованной свастики с эсэсовскими молниями, то портрет маньячки, то еще что-то. Много говорят о специальной подготовке китайцев с помощью какой-то традиционной китайской медицины, что из них делают чуть ли не суперлюдей, непобедимых совершенно. Но ведь если бы это всегда так было, то история Китая доказывала бы совсем другое. А так их били все кому не лень, и азиаты, и европейцы.



Олег Винокуров: Не совсем так. Или, мягко говоря, совсем не так. Китай, между прочим, раз уж зашло об истории, продемонстрировал удивительное, аналогов же нет, он же сам отказался, он построил флот, который мог завоевать весь мир и был близок к этому, а потом сам отказался, весь флот сжег и сказал, я уж не помню, какой император это был…



Валерий Винокуров: Ну, они изобрели, между прочим, порох. Итак, вот этот последний вопрос в каком-то смысле адресован к Петру Лидову. Потому что налоги лондонцев и как там Лондон проведет, чего сейчас об этом говорить? Увидим. Я думаю, что неплохо проведет.



Петр Лидов: Олимпиаду Лондон гениально проведет, уверен. Потому что это национальный праздник для всей страны.



Олег Винокуров: А что касается налогов, ведь только сейчас, в 2006 году жители Монреаля перестали платить налог на сигареты, на 30 лет он был введен. Там же бешеный был убыток – больше миллиарда.



Валерий Винокуров: 1976 года убыточная была Олимпиада.



Олег Винокуров: Страшно убыточная, и налог на табачные изделия они возвращали 30 лет. И только в 2006 году перестали платить.



Валерий Винокуров: С этим все ясно. Давайте как-то приспособим вопрос про Китай.



Олег Винокуров: Давайте приспособим заодно еще к Олимпиаде. Раз вы сказали, что специально готовились теннисисты, просто мне интересно, а как их теннисистов, которые все время по всему миру разъезжают, как их можно хотя бы в одном месте собрать, чтобы именно специально подготовить к такому турниру как Олимпиада?



Валерий Винокуров: Еще чуть-чуть расширю этот вопрос. Получилось так, ч что женщины, россиянки очень хорошо подготовились, а мужчины вообще выступили хуже, чем даже на обычных турнирах.



Петр Лидов: Собрать спортсменов воедино – ведь это же целый план, который расписывается на год, а то и на два вперед. И по этому плану уже… Ну, Олимпиада – это центральное событие, например, для нас. Поэтому все спортсмены пытаются стать олимпийским чемпионом. А почему отличаются в этом деле наши спортсмены теннисисты? Конечно же, то же самое. По-моему, это одна из самых выдающихся наград. И поэтому как раз они попадают в распоряжение нашей сборной, Тарпищева именно за какое-то энное количество времени, две недели. И все этапы, когда Кубок Дэвиса проходит, идет жесткий отбор, смотр за теннисистами, чтобы они зарекомендовали себя так, чтобы в самый последний момент могли войти в сборную. Там идет здоровая конкуренция в этом плане. Это что касается времени, когда их собирают воедино вместе. Потому что один из самых выдающихся тренеров нашей действительности, вы уж извините меня, но это, Шамиль Анварович, вы…



Валерий Винокуров: Это даже нет сомнений.



Петр Лидов: Он рассказывает те вещи, о которых он не может даже рассказать с экрана телевизора или для радиослушателей, что он говорит, когда у кого-то, есть такое выражение, нарцисс расцвел, когда колени трясутся, и человек не может перебить мяч через сетку, как он выводит из этого состояния. Ну, блистательно выводит. С женщинами у него лучше получается, потому что он, наверное, женский психолог еще ко всему прочему.



Валерий Винокуров: Мне кажется, что еще просто они еще лучше играют.



Петр Лидов: Дело все в том, что женский теннис у нас наиболее развит в стране. С мужчинами дело посложнее. Поэтому эта неудача, которая была с нашими мужчинами, я не могу сказать… Ведь у нас потрясающие удачи по теннису на Олимпийских играх. Мы – единственные, кто так выступили.



Валерий Винокуров: Ну, за счет женщин.



Петр Лидов: Ну, за счет женщин. Ну, а в следующую Олимпиаду будут мужчины.



Валерий Винокуров: Надеетесь вы, значит?



Петр Лидов: Конечно, надеемся. Мы сейчас говорим о теннисе, а вот тот вопрос о Пекине, вернемся к нему.



Олег Винокуров: Ефим из Москвы.



Слушатель: Скажите, а какая доступность у нас населению? Теннис – это ведь вид спорта богатых, наверное? Какая доступность для населения? Наличие кортов в процентном отношении? Экипировка?



Валерий Винокуров: Вопрос очень хороший, правда, вопрос не к врачу, но мы это, конечно, обсудим.



Олег Винокуров: Об этом мы периодически говорили с Александром Богомоловым, который прекрасно проводил параллели между Россией и США. Выходило, что не шибко доступно.



Валерий Винокуров: У меня свои впечатления есть после пребывания в Испании недавнего.



Петр Лидов: Ну, дорогой вид спорта. Но не самый дорогой.



Валерий Винокуров: Ефим, пока что не очень доступен теннис в России.



Олег Винокуров: Другое дело, что многим россиянам теннис доступен во всем мире, как мы знаем по результатам российских теннисистов, которые нынче российские, а на самом деле проходили все обучение в разных странах.



Петр Лидов: Боюсь соврать, но, по-моему, теннисом в России занимается более 20 тысяч человек профессионально.



Валерий Винокуров: Но это очень мало.



Петр Лидов: Это и дети. Плюс любительский теннис, который идет.



Валерий Винокуров: Вы, что называется, ударили не в бровь, а в глаз. Потому что действительно теннис – дорогой вид спорта. В России еще не очень распространен, но поскольку перспективы велики, то родители делают все возможное и невозможное, вплоть до того, что продают квартиры, продают машины для того, чтобы дети могли заниматься в каких-то академиях, будь то в Испании или в Америке. И оттуда собственно все и вырастают. Не будем перечислять все примеры, которые всем известны, как Сафины готовились в Испании, а Шарапова вообще уехала из России жить в Америку, семья, естественно, когда она была девочкой.



Петр Лидов: Потом возвращаются.



Валерий Винокуров: Да, потом возвращается кто-то, кто-то и не уезжал, как Дементьева, например, или Звонарева. Поэтому этот вопрос, конечно, явный, очевидный, на поверхности, а вот давайте теперь вернемся к Китаю.



Петр Лидов: На вопрос, почему Китай 51 медаль завоевал, и все их переплюнул вдруг неожиданно, на самом деле ожидаемый был абсолютно результат, судя по той подготовке, которая шла в Китае. Этот вопрос задавался всем нашим спортивным чиновникам и не только спортивным, и тренерам, и многим врачам, все на него пытались ответить, и все на него отвечали. В общем и целом суммарно все ответы если соединить, они носят тот объективный характер, который существует. Первое, это, конечно же, потрясающе развитая и развивающаяся спортивная держава. Количество стадионов и доступность для спорта колоссальная стала, особенно за последнее время. То есть естественный отбор, селекция. Второй момент – государственная политика направлена на спорт, то есть все для спорта. Особенно Олимпиада, все для того, чтобы победить. Привлекались колоссальные умы, и из-за границы в том числе. Использовали опыт зарубежных стран, привлечение тренеров, из России в том числе, и из бывшего Советского Союза создавались школы для того, чтобы спортсмены готовились. То есть плеяда, молодая поросль подрастает, и вот она готовилась уже по методикам американским, немецким, российским, и вот они выстреливают. И отдельно, конечно же, это медицина спортивная. А вот это, конечно, абсолютно засекреченные, за семью печатями программы разрабатывались. И вот были моменты, когда штангистка одна плюс десять килограммов выигрывает. Все обалдели, никто не мог представить такого! Или в плавании мировой рекорд – плюс четыре секунды показывает. Значит это что? А вот это уже спортивная медицина, то есть ту дельту, которую дарит спортивный медик, подбирая такие методики, форсаж, которые не являются допингом, который может позволить выстрелить этому спортсмену в нужный момент. Вот она, роль спортивного медика.



Олег Винокуров: Ну, правда, досужие умы тут же, естественно, это дело превращают в допинг. Тут уж, видимо, ничего не сделаешь. Вообще, если что-то необъяснимое, значит допинг.



Валерий Винокуров: А вот вообще я просто удивляюсь, почему все удивились вдруг? Китай на протяжении уже долгого времени программу свою проводит в жизнь. Началось еще в начале 90-х годов, вот если взять динамику, то у них каждая Олимпиада - все больше и больше расширяется программа, у них появляются спортсмены в разных видах спорта. Если какое-то время был только настольный теннис и бадминтон, то теперь все больше и больше везде, и динамика по медалям тоже увеличивается. Тут неожиданно, что такой разрыв получился.



Олег Винокуров: Здесь тоже нет ничего неожиданного. Всегда хозяева, всем известно, прибавляют процентов 20-25. Просто, видимо, никто не замечает, когда хозяева – греки или австралийцы. Но у них тоже есть та же самая прибавка, но просто она незначительная.



Валерий Винокуров: У китайцев немножко больше получилось.



Олег Винокуров: Просто потому что Китай побольше. У американцев в Атланте тоже прибавка больше, потому что держава побольше.



Валерий Винокуров: Я думаю, что мы, что касается Китая, ничего нового сказать не могли. Как правильно Петр заметил, все высказывались на эту тему. Единственное, что я хочу верить, что допинг здесь ни при чем, а вот какая-то хорошая медицинская программа. Может так быть?



Петр Лидов: Китайцы заморозили свои допинг-пробы, взятые у спортсменов. Там же у пяти спортсменов берется, еще два спортсмена по лотерее. Там 4,5 тысячи образцов, они заморожены на восемь лет. То есть в любой момент их можно будет проверять. То есть допинг-исследования идут постоянно, совершенствуются. Например, изобрели какой-то препарат из серии такой-то. Он не является допингом сегодня, абсолютно новая формация.



Олег Винокуров: Андрей из поселка Красная горбатка спрашивает: «Генно модифицированные спортсмены – это миф или реальность?»



Петр Лидов: Будущая реальность.



Олег Винокуров: На данный момент миф.



Петр Лидов: Ну, трудно сказать. Вот у меня самого лично доказательств никаких нет. Фелпс вызывает удивление.



Олег Винокуров: Андрей, давайте дождемся пуска сейчас этого адронного коллайдера, там посмотрим. Все может, что сейчас кажется мифом, превратиться в реальность.



Петр Лидов: Да, насчет Фелпса. Допинг-диагностика традиционно всегда отстает от производства новых видов лекарственных препаратов, новых форм. И успехи допинг-диагностики, почему сейчас мы говорим, что на восемь лет они заморозили? Потому что они могут эту пробу вскрыть, к примеру, изобретут приспособления, изобретут методику, которая позволяет определять какие-то остатки препаратов в крови, продлив срок определения в два раза. Если у тебя держится какой-то продукт месяц, и врачи знают об этом, и они применили запрещенный препарат, через месяц его нет. А тут допинг-диагностика позволяет через два месяца определить его наличие в крови, остатки. И из этого материала, который вновь будет исследован, увидят, что он применил то-то, то-то. Значит, задним числом его могут лишить медали.



Валерий Винокуров: То есть получается, что еще результаты не утверждены как бы пока.



Петр Лидов: Конечно. Они носят:



Валерий Винокуров: :предварительный характер.



Олег Винокуров: Это не первый раз. После афинской Олимпиады то же самое было, перезамороженные какие-то. И кстати, никаких не было после этого.



Петр Лидов: Мы можем обсуждать это, хорошо это или плохо, но это факт. На сегодняшний день такая политика.



Олег Винокуров: Давайте послушаем Игоря Анатольевича, он звонил нам из Москвы.



Слушатель: Упомянули Фелпса. Его секрет в том, что, во-первых, Фелпс был когда-то больным, и его определили в бассейн для поправки здоровья. И он много лет плавал просто для души и не надрывался. Потом болезнь прошла, ему понравилось плавать. Тренер один увидел, что у него широченная ладонь и широченные ступни. И вот это то, что нужно хорошему пловцу. А весь секрет его организма в том, что он способен просто съесть столько, сколько ни один из нас не съест, безо всякого допинга. И вот отсюда у него большой энергетический заряд. Так что человек чист, как стеклышко.



Валерий Винокуров: Можно добавить, что его 40 раз проверяли, он же на всех дистанциях всегда выходил, и до, и после… Все равно его тоже заморожена проба.



Петр Лидов: И еще можно сказать, что над Фелпсом работает целый институт и огромный штат врачей над одним только человеком. И феноменальные, конечно, достижения. Никто, естественно, не говорит о том, что он применяет какие-то запрещенные препараты на сегодняшний день. Из чего складывается спортивный успех человека? Безусловно, первое – это талант. Дальше – тренерское искусство, и дальше – это врачебная подводка.



Олег Винокуров: У него действительно какие-то уникальные данные. Игорь Анатольевич сказал про Фелпса – ладонь, ступня. А я сразу вспомнил Торпа, у которого такая нога! Это же, наверное, не генномодифицированная нога, у него ступня, как ласта.



Петр Лидов: 54-й размер, по-моему.



Олег Винокуров: Какой-то невероятный!



Валерий Винокуров: Это у баскетболиста бывает, у которого 2,20.



Олег Винокуров: Какой-то невероятный размер!



Петр Лидов: У Ткаченко нашего был 56-й.



Валерий Винокуров: И потом же опять все не появляется из ничего. Ну, в 1972 году не было ничего подобного, институт над Марком Спицем не работал, правильно? Эрик Хайден, который в коньках выигрывал все дистанции с мировым рекордом. Таланты рождаются, человечество так устроено. Ведь вот сейчас Фелпс побил рекорды чьи? Пааво Нурми, Карла Льюиса, Ларисы Латыниной. Причем один рекорд, кстати, Латыниной он не побил, у нее 9 золотых и 9 другого достоинства. У нее в сумме 18 медалей. У него 16 медалей.



Петр Лидов: Очень интересная ремарка, вот как раз Эрика Хейдена затронули. Ведь вообще это фантастический результат. Как у Эрика Хейдена нет ни у кого таких результатов в принципе почему? Потому что мы видим, что Фелпс – спринтер, он работает на спринтерских дистанциях, только специализируется на них. Если его поставить на полторы тысячи метров, он проиграет сто процентов. Эрик Хейден на всех дистанциях – и на спринтерских, и на стайерских.



Валерий Винокуров: От 500 до 10 тысяч.



Петр Лидов: Правда, слушая передачу одного моего очень хорошего товарища, он сказал, что это эра, которая совпала с синтезом эритропаэтина – время Хейдена. Но не пойманный человек, естественно.



Валерий Винокуров: Но эритропаэтин не только Хейден…



Олег Винокуров: Синтезировали все.



Петр Лидов: Кто-то первый, кто применял, того не могли поймать, естественно, это было преимущество. Не пойман – не вор, это естественно. Эрик Хейден просто гениальный и талантливый спортсмен.



Валерий Винокуров: В общем, история спорта такими людьми и держится. Пааво Нурви – ну, ясно, что ничего не принимал в то время.



Олег Винокуров: Слушаем Владимира из Москвы.



Слушатель: Что касается дороговизны занятий теннисом, дело в том, что в России теннисом заниматься намного дороже. И многие родители увозят своих детей за границу, и там они занимаются теннисом. И вот эти три девочки, которые принесли три олимпийские медали Российскому олимпийскому комитету, они в принципе воспитаны и стали тем, чем они стали, настоящими теннисистками, за границей. Это всем известно. И господин Тягачев к этому делу практически имеет чисто символическое отношение.



Валерий Винокуров: Как и еще ко многим делам.



Слушатель: Но я хотел вот к чему вернуться. В теннисе давно поняли, что вид спорта травматический. И связано это с тем, что играть приходится на многих покрытиях. И там турниры разделены, там четыре турнира на различных покрытиях. В футболе сейчас РФС во главе с господином Мутко вывел такую программу, объявил «Вернем детям стадион», который отобрали в 90-х годах. И практически везде сейчас кладут поля с искусственным покрытием. Даже там, где были естественные покрытия, кладут искусственное. Как ваш гость смотрит на это дело?



Валерий Винокуров: Действительно, переход в футболе, мы просто знаем, с травы на искусственное и наоборот – очень болезненный переход. Но теннисистам то это приходится еще чаще.



Олег Винокуров: Кстати, я читал, что Надаль сокрушался по поводу того, что все больше становится на харде турниров, а хард – самое травматичное из всех покрытий. Он говорит, в раздевалку зайдите, нет ни одного здорового человека: один за колено, другой за голеностоп держатся, вокруг всех бегают тренеры, врачи, массажисты.



Петр Лидов: Ну, мы, врачи, вынуждены подчиняться постоянным сменам покрытий теннисных. Единственное, что я могу сказать, что в наших программах существуют методики и прием функциональных продуктов, которые направлены на укрепление связочного аппарата, костного аппарата спортсменов и суставных поверхностей. То есть мы пытаемся минимизировать травмы таким образом. Это единственное, на что мы можем повлиять. И второй момент, это существуют методики, которые рассчитаны на пропорциональное развитие групп мышц, так называемых антагонистов, сгибатель – разгибатель, правая – левая части. Чтобы они синхронно развивались, это система обучения определенным упражнениям, чтобы не было преимущества одной группы мышц над другой.



Валерий Винокуров: Вот в этом смысле Владимир то в корень посмотрел. Когда он сказал, что дети будут играть на искусственных в основном. Детям же не дашь еду.



Петр Лидов: Вот как раз это то, чем мы начали заниматься под эгидой Федерации тенниса – это детский спорт. Именно медицинская составляющая в детском спорте. Это самое интересное. Об этом можно рассказывать. Были целые передачи, какие-то публикации из журналов на эту тему. Но для детей самый важный фактор, что профессиональный спорт:



Олег Винокуров: :вреден.



Петр Лидов: Уволят меня, да. Он очень вреден. Те папы, мамы, которые мечтают видеть своих детей чемпионами, они вредят исходно. Поэтому они должны это четко понимать. И если уж они выбрали эту позицию, то они крепко должны держаться за врачей с их медицинскими программами. Правда, врачи тоже иной раз вредят.



Олег Винокуров: Слушаем Рашида из Москвы.



Слушатель: Уважаемый Петр, сегодня я случайно включил Первый канал программа «Здоровье», там какой-то грузин, хирург операцию делал, батарейку вставлял, чтобы, если сердце остановится, оно опять запустилось. Как это называется?



Петр Лидов: Стимулятор поставил, кардиостимулятор.



Слушатель: А вот как туда попасть вы не знаете?



Петр Лидов: Существует несколько центров, которые в Москве этим занимаются. Хорошие очень результаты в институте сердечно-сосудистой хирургии и в институте, который рядом находится, это в кардиоцентре. Руководит Евгений Иванович Чазов им. И ряд других лечебных учреждений.



Валерий Винокуров: А вот ваша Московская медицинская академия, где вы врач, где вы хирургом работаете?



Петр Лидов: Это сейчас на сегодняшний день эта методика достаточно простая, постановка кардиостимулятора. Она развита очень хорошо, отлажена методика, и она не представляет каких-то таких серьезных проблем.



Валерий Винокуров: Рашид, а это вам лично нужно?



Слушатель: Нет, у меня жена заболела, сказали, клапан плохо работает.



Петр Лидов: Там нарушение ритма должно быть скорее всего. Ритм нарушен, поэтому если бывают ситуации сочетанные, что есть какая-то аномалия, порок развития сердца, который идет в сочетании с нарушением ритма. Поэтому в этой ситуации нужно искать квалифицированные учреждения, вдруг необходима какая-то операция жене вашей. Поэтому Институт сердечно-сосудистой хирургии, институт трансплантации занимается пороками сердца. Там сейчас новый директор Сергей Владимирович Готье, который блистательный хирург. И ряд других учреждений, я назвал центральные.



Слушатель: Теперь по футболу можно? Если наши обыграют всех в группе на отборочном на 2010 год, займут или первое, или второе место, они уже больше ни с кем не будут играть?



Олег Винокуров: Нет, только первое место выходит сразу.



Валерий Винокуров: А второе – стыковые матчи будут. Вот видите, ведь как для врача важно – хоть одному человеку если принесешь пользу, уже вы не зря к нам пришли.



Петр Лидов: Ну, теперь про кардиостимуляторы знают все слушатели и где их надо ставить.



Олег Винокуров: Мы всегда радуемся, когда женщины звонят к нам. Наталья Михайловна из Москвы, здравствуйте.



Слушатель: Очень большая благодарность Петру Лидову за честность. Лет 40 назад моя знакомая для диссертации взяла тему «Влияние большого спорта на развитие ребенка и подростка». Она наблюдала спортсмена с мировым именем, и результаты всех потрясли. У гимнасток, у фигуристок развитие отставало лет на пять, не говоря о травмах, как у Мухиной. И вот у меня вопрос, ей диссертацию не разрешили защитить, кстати. И вопрос: людей спортивно талантливых просто в жертву приносят? И предупреждают ли об этом мам и самих спортсменов?



Валерий Винокуров: Вот острый вопрос.



Петр Лидов: Очень хороший вопрос, очень трагедийный вопрос. Это, невзирая на то, что вы мне сделали комплимент на не очень приятной почве, но я очень вам благодарен действительно за такой вопрос, который затрагивает весь профессиональный спорт мира. Это действительно трагедия для людей часто бывает. В настоящий момент происходит как бы переосмысление роли профессионального спорта, и зачем нужны спортивные медики. Спортивные медики прежде всего нужны для того, чтобы максимально обезопасить спортсмена от болезней, которые его поджидают вследствие сверхнагрузок. Это принципиальная позиция. То есть результат всегда должен быть на втором месте. Первая роль спортивного медика – здоровье. Это главное. Детский спорт – тем более. Вы представьте себе, среди всей селекции побеждает сильнейший. То есть путем длительного отбора выходят самые лучшие, обладающие практически стопроцентным здоровьем. И среди них побеждают наиболее талантливые. Вот вам профессиональный спорт. Так вот заболеваемость, когда особенно они бросили спорт, у этой части, наиболее здоровой, населения, значительно ниже, чем у той, которая не пробилась в профессиональный спорт. Поэтому папы, мамы, которые отдают своих детей в профессиональный спорт, прежде всего сейчас будет развиваться строго медицинские, научные программы детства, которые будут призваны для того, чтобы защитить детей от сверхнагрузок. Мы этим делом начали заниматься в России, мы это дело продолжать будем не только в теннисе, но и в других областях. И вся политика спортивной медицины, я надеюсь, будет направлена именно на это.



Олег Винокуров: Кстати, это во многих странах уже такое есть. В английском футболе детям запрещается до 15 лет соревновательные матчи проводить вообще, допустим. Я бы не стал столь драматично, я бы все-таки вынес это в общечеловеческую плоскость и призвал бы всех понять, что вообще, мне кажется, работа любая здоровья не прибавляет, в принципе никакая. В данном случае спорт высших достижений отличается от физкультуры тем, что он является работой для человека. Рабочий на заводе каком-то химических изделий улучшает свое здоровье сильно, проводя там пять рабочих дней в неделю? Или мы на радио работаем здесь, где кругом компьютеры, излучение, ранние подъемы, чтобы начать утреннюю программу, поздние отбои. Вы как врач скажете, что это очень вредно для сердечно-сосудистой, неритмичный образ жизни и так далее.



Валерий Винокуров: А я в развитие этого скажу. На протяжении моей жизни мне доводилось водить знакомства с многими представителями смежных спорту профессий – балет, например, - дикая сумасшедшая работа, на износ, цирковые артисты. У меня просто были друзья из балетных училищ, которые выходили, потом становились знаменитыми артистами, и цирковых артистов много знал. Они же все на пенсию уходят рано, в 35 лет. Им же всем тоже очень вредно вообще. Я имею не актеры театральные и кино…



Олег Винокуров: Да тоже ничего полезного для здоровья нет.



Валерий Винокуров: Но именно физически. Балет – это же физическая работа огромная, с утра до ночи у этого станка. Или цирковые артисты, цирковые гимнасты.



Петр Лидов: Но не на пределе. Все-таки профессиональный спорт – это на пределе. Природой не предусмотрены такие нагрузки. Вы от собаки начинаете убегать, к примеру, это у вас происходит два раза в год, условно. А здесь каждый день одно и то же на протяжении нескольких часов тренировок. Из тебя выжимают лучшее. Природа не предусмотрела. И поэтому здесь необходима помощь со стороны медиков, врачей, с точки зрения питания, обеспечения. Очень большая, на самом деле насыщенная программа. Я сейчас о другом. Вот вы очень правильно сказали, что кто такие профессиональные спортсмены? С моей стороны, это герои. Почему герои? Они знают одно, что тридцать лет максимум – они уходят из спорта, все, дальше у них, как правило, уже проблемы возникают со всем. Они могут не думать об этом, но самое главное, какое счастье они приносят нам с вами. Выигрывают они и проигрывают.



Валерий Винокуров: Так же как балет и цирк.



Петр Лидов: Они приносят национальное счастье, на этом дети воспитываются. Вы представьте себе, что мы видим, особенно на Кавказе, если олимпийский чемпион. Портреты не кого-то из руководителей висят, а олимпийского чемпиона, чемпиона мира. Дети молятся на него, целуют, снимают. Вот вам спорт. Умиление какое! Я думал, меня уже расшевелить невозможно. Когда наши три теннисистки стояли на пьедестале в Пекине, мой черствый характер, я циник жесткий, стопроцентный, прослезился из-за этого, потому что гордость, фантастическая гордость за людей. Я знаю, каким потом и кровью это все дается.



Олег Винокуров: Юрий из Московской области, здравствуйте.



Слушатель: Я хотел задать вопрос, это все хорошо – оградить детей от больших нагрузок. Я сам очень долгое время проработал в детском спорте. Но как вы их оградите, если тренеру положением о детских спортивных школах поставлена задача – результат к 18 годам, не получишь зарплату. Если они не выполнят норматив, а норматив – ой-ей-ей какой! Как быть то? Как совместить ваши желания с возможностями тренера?



Валерий Винокуров: Потому что врачи в этом смысле и работают с руководителями тоже.



Петр Лидов: Вот поэтому и говорим, что на сегодняшний день спортивная медицина явно отстает от тренерского искусства. Это направление нуждается в серьезном развитии в нашей стране, именно спортивная медицина. Именно не лечебная, а профилактическая спортивная медицина, чтобы предупредить болезнь, предупредить ее развитие из-за высоких нагрузок.



Олег Винокуров: Ну, и последний звонок у нас от Валерия из Москвы.



Слушатель: У нас друзья Путина захватили телевидение. А чтобы теннис развивался, надо же показывать не только турниры Большого шлема, которых почти не показывают, но надо показывать, как прежде, при ужасном Гусинском, показывали все турниры WTA . А сейчас этого совершенно не происходит.



Олег Винокуров: Вопрос не о друзьях здесь, кажется. Действительно, проблема по всем видам спорта. И многие любители спорта сокрушаются, что не показывают в достаточном объеме. Тут ничего уж не сделаешь.



Валерий Винокуров: На платном канала вообще теннис есть платный канал. Там теннис и показывают. Но платный, увы.



Олег Винокуров: В общем, тут уж наш гость вряд ли сможет повлиять на деятельность российских телевизионных чиновников.



Петр Лидов: Ну, только с точки зрения, если я врач-хирург, могу повлиять, соперировать кого-нибудь.



Олег Винокуров: А, избавить планету от кого-то!



Валерий Винокуров: Соперировать их всех!



Олег Винокуров: Но это надо нейрохирург. Тут Серж сокрушается, что «сегодня самый черный день российского футбола. Государственная власть вынудила «Терек» проводить матч с ФК «Газпром» не там, где они хотели. Позор!» Понятно, что решение играть во Владивостоке было продиктовано не пойми чем. Прежде всего продемонстрировало, что на своих болельщиков совершенно наплевать «Тереку», потому что уж туда бы они никак бы не попали.



Валерий Винокуров: А сюда поедут все.



Олег Винокуров: Так что тут палка о двух концах. Станислав спрашивает: «Всегда ли будет применяться такая система подсчета очков 3:1 в шахматах?» Это неизвестно. Это же эксперимент, а там посмотрим, если понравится всем, так они могут.



Валерий Винокуров: Какой вывод сделают из эксперимента – так и будет.



Олег Винокуров: На то он и эксперимент.



Валерий Винокуров: Во-первых, благодарим вас, Петр.



Петр Лидов: Нет, я вас должен благодарить.



Валерий Винокуров: Сегодня Кубок Федерации, через неделю полуфинал Кубка Дэвиса. С вашей точки зрения, российские теннисисты хорошо подготовлены к обоим этим турнирам?



Олег Винокуров: Вы все сделали для победы или нет?



Петр Лидов: Неужели вы думаете, что я отвечу нет?



Олег Винокуров: А это мы вас призовем через две недели, когда все останется позади, и будете тогда давать ответы.



Петр Лидов: Да, или скажу, вот что я вам говорил, или вы сглазили.



Валерий Винокуров: Понятно, виноваты будем в любом случае мы.



Петр Лидов: Конечно.



Валерий Винокуров: Посмеялись. И благодарим Петра Лидова, благодаря ему провели прекраснейший час не только мы, но и наши слушатели, которые еще получили ряд конкретных полезных советов.



Материалы по теме

XS
SM
MD
LG