Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Истории Запада и Востока. Черная страница в колониальной истории Нидерландов


Программу ведет Дмитрий Морозов. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Софья Корниенко .



Дмитрий Морозов : Последняя черная страница в колониальной истории Нидерландов, массовое убийство мужского населения в яванской деревне Равагед é ( Rawagede ), в часе езды от Джакарты, 9 декабря 1947 года - еще не закрыта. Несмотря на то, что в заключении по результатам расследования ООН по горячим следам действия Нидерландов были определены как целенаправленные и безжалостные, юридических последствий дело не имело. Сегодня, 61 года спустя, оставшиеся в живых вдовы жертв трагедии в Равагед é впервые призвали государство Нидерланды к ответу и потребовали компенсаций. Рассказывает наш корреспондент Софья Корниенко.



Софья Корниенко : Массовое убийство в Равагеде регулярно становится предметом обсуждения на нидерландском телевидении и в парламенте страны, однако юридические шаги к заживлению этой старой раны были впервые предприняты лишь на прошлой неделе. Адвокат вдов из Равагеде, голландец Херрит Ян Пуллес ( Gerrit Jan Pulles ) рассказал в интервью телепрограмме «Нетверк»:



Херрит Ян Пуллес : Это наиболее страшное и одновременно наиболее хорошо задокументированное массовое убийство в моей адвокатской практике. Я от имени своих клиентов направил письма с требованиями к государству Нидерланды официально признать юридическую ответственность за совершение этого преступления.



Софья Корниенко : Инициатором того, чтобы официально призвать Нидерланды к ответственности стал голландский правозащитник Джеффри Пондаах ( Jeffry Pondaag ), который родом из Индонезии. События в Равагеде никак не коснулись непосредственно его семьи. Однако он решил посвятить себя восстановлению исторической справедливости и основал в Нидерландах общество Comite Nederlandse Ereschulden (комитет «Нидерландский долг чести»), куда вошли десять еще оставшихся в живых вдов жертв массового убийства в Равагеде и около двадцати очевидцев. Комитет требует, чтобы Нидерланды принесли официальные извинения Индонезии и выплатили семьям в Равагеде компенсации.



Джеффри Пондаах : По данным, которые у нас имеются на сегодняшний день, в деревне Равагеде был убит 431 человек. Все мужчины. И дети, в том числе братья-близнецы. Все убитые дети - мальчики. Девочек и женщин не трогали, но пожилых мужчин также уничтожили.



Софья Корниенко : Сказал Джеффри Пондаах в интервью телепрограмме «Эйнвандаах». В августе 2005 года, на церемонии поминовения погибших борцов за независимость Индонезии, тогдашний министр иностранных дел Нидерландов Бен Бот ( Ben Bot ) выступил с покаянной речью.



Бен Бот : Очевидно, что крупномасштабное военное вторжение на территорию Индонезии в 1947 году исторически поставило Нидерланды в один ряд с государствами, на чьей стороне не было правды. От имени правительства Нидерландов я хотел бы выразить глубочайшее сожаление о страданиях, причиненных Индонезии в те годы.



Софья Корниенко : Сказал бывший министр Нидерландов Бен Бот. Однако комитет «Нидерландский долг чести» и адвокат Херрит Ян Пуллес считают, что одного публичного заявления о сожалениях - недостаточно. Пуллес заснял на видео показания вдов из Равагеде.



Из видео-свидетельства вдовы из Равагеде : Убили моего старшего брата, младшего брата, мужа и одного из моих сыновей.



Ванти бинти Додо : Я пошла в центр деревни. А там 80 трупов лежало. Я стала спрашивать, где мой муж. Мне сказали, что он лежит у выгребной ямы. Я пошла к яме, там было 60 тел, в три ряда по 20.



Софья Корниенко : Ибу Ими в день трагедии - 14 лет:



Ибу Ими : Спрашивали всех, где повстанцы? Где их главарь Лукас? Тех, кто отвечал «мы не знаем», били прикладом. Я сама видела. Они стонали от страха, но некому было придти на помощь. Некоторые просили пожалеть их, но в них стреляли.



Софья Корниенко : По иронии судьбы, глава местного движения за независимость Лукас Кустарио ( Lukas Kustario ), в отмщение за укрытие информации о котором нидерландские военные убили почти все мужское население деревни Равагеде, дожил до наших дней.



Лукас Кустарио : Голландцы кричали людям: «Отвечайте, где прячется Лукас? Иначе убьем!»



Софья Корниенко : Нидерландский ветеран Ян Хлиссенаар ( Jan Glissenaar ) служил в Индонезии с 1947 по 1950 год:



Ян Хлиссенаар : Я отправился в Индонезию с благими намерениями. Я думал, что еду туда восстанавливать порядок, да и все мои друзья, с которыми я тогда общался, были такого же мнения. А вернулся я военным преступником, если уж быть честным с самим собой.



Софья Корниенко : Несмотря на то, что он и не участвовал конкретно в операции в деревне Равагеде, чувство вины за свое прошлое не дает Хлиссенаару покоя. В 1991 году он по личной инициативе отправился на остров Ява, где когда-то располагалась его военная часть.



Ян Хлиссенаар : Мы все время чувствовали себя в опасности, а местное население продолжало повторять, что они, мол, понятия не имели, где находились повстанцы. Мы прекрасно понимали, что они врут. Всю мою жизнь меня мучило то, что в ходе одной из операций мы взяли в плен одного из этих повстанцев, тяжело раненного. Мы собирались увезти его с собой в часть, и по дороге стали допрашивать: «Где ваш штаб?» и тому подобное. Он категорически отказался отвечать. И тогда я приказал его застрелить... Это, конечно, непростительный поступок. Я сейчас даже не могу себе представить, как я мог отдать такой приказ...



Софья Корниенко : Правительство Нидерландов заявило на прошлой неделе, что письма от жертв Равагеде получены и в настоящее время рассматриваются.



XS
SM
MD
LG