Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

ТАСС не уполномочен заявить: Смерть Жданова и западный миф о нем


Владимир Тольц: Давно и неоднократно уже подмечено, что август – месяц, в котором происходит какое-то сгущение драматических и трагических для истории России событий. Ну и соответственно – время связанных с ними памятных дат и юбилеев. Может быть, поэтому один из них, прошел и вовсе никем не замеченный. 60 лет назад, 31 августа 1948 года умер Андрей Жданов, один из самых приближенных к Сталину членов советского руководства. (Они даже одно время свойственниками были и имели общих внуков: дочь Сталина была замужем за сыном Жданова). Для товарищей из Политбюро смерть Жданова не стала неожиданностью. - Они знали, что он очень больной человек. Для страны, судя по некоторым мемуарам, тоже: пышно похоронили и быстро забыли. Но вот для политического Запада она оказалась куда большим потрясением и неожиданностью. И дело даже не в том, что за полгода до кончины именно Жданова, с его именем там связали резкую критику от имени Коминформа югославского коммунистического лидера Тито. А, кроме того, там давно уже вычисляли, кто станет преемником Сталина, когда тот отойдет в мир иной. И Жданов по наивным западным расчетам значился одним из первых кандидатов



Ольга Эдельман : Насколько я понимаю, из-за кризиса советско-югославских отношений имя Жданова оказалось на слуху у западных журналистов. И смерть его комментировали как значительное событие. Мы снова цитируем сегодня Особые закрытые письма ТАСС, обзоры зарубежной прессы, подготовленные для верхушки советского руководства.



Английские газеты о смерти товарища Жданова


Лондон, 1 сентября (ТАСС). Все английские газеты на видном месте на первой полосе помещают сообщения о смерти Товарища Жданова, печатают его фотографии и приводят биографические данные. Специальные корреспонденты газет подчеркивают близость А.А. Жданова к И.В. Сталину и характеризуют его как одного из самых видных деятелей парии в Советском Союзе. Некоторые корреспонденты отмечают выдающуюся роль, которую Жданов сыграл в обороне Ленинграда.


Некоторые же газеты подают известие о смерти товарища Жданова в сенсационном духе и даже публикуют злостные измышления, будто товарищ Жданов, который изображается как "ненавистник западных демократий", был убит.


Подобно некоторым другим корреспондентам, Сефтон Делмер в "Дейли Экспрес" заявляет, что Жданов намечался преемником Сталина. "Жданов - ненавистник Запада, был основоположником Коминформа... Он вдохновил кампанию Коминформа против Тито. Имеет ли его смерть политическое значение, зависит от того, как он умер. Сознательно устранение руководителя агрессивной антизападнической фракции в Политбюро означало бы, по крайней мере, смягчение этой политики, а возможно даже и временную ее отмену. В то время, когда он руководил обороной Ленинграда, некоторые из его партийных обязанностей в Москве перешли к Маленкову. Но Жданов быстро оттеснил своего преемника, когда вернулся в Москву. В последнее время он даже возвысился над начальником секретной полиции и ближайшим другом Маленкова - Берией. Быть может, это его и погубило".



Дипломатический обозреватель газеты "Дейли телеграф энд Морнинг пост" заявляет, что ни из России, ни из какой другой части мира не доходило никаких слухов о его болезни.


"Хотя, возможно, что он умер от неустановленной болезни, нельзя полностью исключить возможность того, что он был "ликвидирован", как многие другие. В последнее время ходили слухи, что он не ладит с Молотовым. Говорили, что Молотов не соглашался с моментом, к которому была приурочена критика Коминформом Тито. Верно это или нет, но в последнее время Жданов сталкивался с серьезными трудностями в своей работе, которые не могли повысить его репутацию, хотя она и была высокой в Политбюро. Его смерть, по-видимому, увеличит шансы Молотова как преемника на посту руководителя советского государства.



"Дейли геральд" пишет, что он приобрел мировую известность своим талантом полководца, когда он, будучи генерал-полковником Красной Армии, руководил обороной Ленинграда.



"Таймс" заявляет, что Жданов руководил обороной Ленинграда "с умением и энергией, которые заслужили ему всемирное восхищение. Несмотря на свою беспощадность, он действительно пользовался преданной поддержкой населения города, и когда, наконец, натиск немцев ослабел, его влияние в руководящих органах Советского Союза еще больше усилилось".



"Манчестер гардиан" пишет: "Возможно, многим покажется трудным поверить, что его смерть была естественной".



Как передает агентство Рейтер, корреспондент газеты "Ньюс кроникл" заявляет: "Смерть Жданова была "естественной". Жданову мало кого приходилось бояться среди небольшой группы подлинных советских вождей".



Ольга Эдельман : Понятно, что при советской закрытости западным аналитикам приходилось гадать в очень широком диапазоне о том, что происходит в СССР. За последние годы, когда открылись архивы, исследователи уже неплохо успели разобраться в том, как была устроена власть и политика в послевоенные сталинские годы. В нашей московской студии историк Геннадий Костырченко, и я прошу его первым делом прокомментировать, так сказать, фактическую сторону тогдашних утверждений западных корреспондентов. Одна из главных проблем, волновавших Запад в те годы: кто будет преемником Сталина? Именно поэтому обсуждали комбинации фигур в Политбюро и степень их влияния. Ну и как, угадали?



Геннадий Костырченко : Вот такие аналитические выкладки и прогнозы, кто заменит Сталина на кремлевском олимпе после его смерти, начались сразу после войны 45-го года, когда Сталин по нескольку недель или даже месяцев, особенно осенью 45-го года отходил от дел, не появлялся на публике. Это стимулировало вот такого рода западное любопытство. Это 45, 46, 47 годы, в это время шел рост напряжения между Востоком и Западом, холодная война набирала обороты, разумеется, все это стимулировало аналитическую активность западных кремленологов. От них, конечно, трудно было ожидать точных прогнозов, поскольку мало что утекало из кремлевских кабинетов на запад. Если бы даже такое произошло, Сталин быстро бы разобрался, где произошла утечка. Поэтому приходилось анализировать то, что имелось, а это какие-то общие вещи. Как те же члены Политбюро расположились в президиуме, на Мавзолее, кто куда нанес визит, в какие зарубежные страны. В общем, по очень и очень косвенным признакам приходилось им работать. Разумеется, многие их выкладки и заключения носили поверхностный и приблизительный характер и слабо отражали реальную расстановку и борьбу сил в сталинском Политбюро. Думаю, поскольку Жданов и здоровьем был слаб, он никогда не котировался на роль преемника. На такую роль, начиная с 1948-го года, когда произошло «воскрешение» Маленкова из небытия, в 46-ом году он подвергся опале, его через 2 года, летом 48-го года опять сделали секретарем ЦК, в общем-то, он в это время стал рассматриваться реальной фигурой на роль преемника.



Владимир Тольц: Оля, здесь, думаю, важно указать, кто были читатели этих сводок, ОЗП? - Ведь рассылка бюллетеней ТАСС бывала разной.



Ольга Эдельман : Те цитаты, что звучат сегодня, я взяла из трех обзоров за промежуток со 2 по 7 сентября 48 года. Но надо сказать, что это лишь небольшая часть, в те дни все обзоры прессы были наполнены в основном именно переводами статей о смерти Жданова. И рассылали их одному и тому же кругу лиц: Сталину, Молотову, Берия, Маленкову, Микояну, Вознесенскому, Кагановичу, Булганину. Я пытаюсь себе представить, скажем, Молотова, читающего о себе как преемнике стареющего Сталина - и знающего к тому же, что и Сталин это читает.



Владимир Тольц: Ну, невозмутимого Молотова представить, тем, кто знаком с его последующей судьбой и беседами, записанными Феликсом Чуевым, несложно. Но дело ведь не в этом. Жизнь, как известно, богаче газетно-писательских выдумок и фантазий их персонажей. И наше знание того, что произошло в последующие 4 с половиной года, отделяющих эту рассылку ОЗП от смерти Сталина (и чуть позже) позволяет нам оценить и качество этих политических гаданий, и зыбкость надежд их героев. Смотрите: самый молодой из этого круга получателей сверхсекретных ОЗП Вознесенский был через 2 года, в сентябре 1950-го расстрелян по «ленинградскому делу». Молотов – самый старый из перечисленных здесь соратников Сталина и один из числящихся наиболее вероятным кандидатов в «преемники» - через полгода был смещен с поста министра иностранных дел, а жена его, как об этом красочно описал в своих книгах Геннадий Костырченко, была арестована. Он был выведен из «ближнего круга», а в конце 1952 г. Сталин его (вместе с другим получателем ОЗП Микояном – к тому времени им уже их не присылал!) был подвергнут уничтожительной критике. (Микоян полагал, что и уничтожил бы, если б сам Сталин вскоре не умер). После этой смерти Молотов восстановил свой политический вес, но прошло всего 4 года и он, вместе с упомянутым вами Кагановичем и ненадолго взлетевшим в 1953 Маленковым, рухнул в политическое небытие. С собой потянули они туда и Булганина – позднего сталинского протеже и недолгого послесталинского премьера. Ну а наиболее активный из них, против которого лютые соратники плели интриги еще при жизни Сталина, это Лаврентий Берия, после смерти его проходил на воле лишь 100 дней и последнее, высланное ему 26 июня 1953 г. ОЗП прочесть уже не успел. Остается Хрущев, да еще проскользнувший между струями всех правлений Микоян рекордсмен политического долгожительства из этой компании. Но кто в 1948-м, когда умер Жданов, мог это представить?



Ольга Эдельман : 31 августа 1948 года, 60 лет назад, умер Жданов. Западная пресса уделила его смерти много внимания, а появлявшиеся статьи включались в секретные обзоры иностранной прессы, которые ТАСС готовил для узкого круга верховного советского руководства.



Английские газеты о смерти товарища Жданова.


Лондон, 2 сентября (ТАСС). "Ньюс кроникл" в редакционной статье, посвященной кончине товарища Жданова, пишет: "Жданов был в своем роде великим человеком, и если верно, что он намечался преемником Сталина, то он заслуживал этот пост. ... И все же он не был другом демократии. Именно письмо Жданова, опубликованное в "Правде", положило конец англо-русским переговорам о заключении договора в 1939 году и проложило путь к советскому пакту с Германией. Именно Жданов, как вдохновитель Коминформа, объявил холодную войну Америке и Англии в Варшаве в сентябре прошлого года. Знакомство с его взглядами может навести на мысль, не повлечет ли за собой его смерть изменение советской политики. Но это значило бы пойти по неправильному пути. Когда имеешь дело с такими людьми, как Жданов и другие русские вожди, невозможно приникнуть сквозь догму и увидеть человека. Мы не знаем, было ли что-либо личное в его враждебности к Западу. Наше знакомство с советским правительством заставляет думать, что если личный элемент присутствовал, то он не имел значения".



Ольга Эдельман : Я обращаюсь к гостю нашей московской студии Геннадию Костырченко. Чуть раньше уже прозвучали цитаты из английских же газет, называвших Жданова выдающимся полководцем, проявившим себя во время блокады Ленинграда. Что из этого списка правда? Насколько адекватно тогда на Западе оценивали личность Жданова?



Геннадий Костырченко : Жданов уже в 30-е годы начал серьезно хронически болеть, в годы войны этот недуг еще более усилился. И фактически реальным руководителем был секретарь ЦК Кузнецов. Жданов больше был образ, лозунг. Реального вклада он не вносил. И такая трактовка его военной роли западными аналитиками она говорит о том, что, конечно, они были достаточно далеки от реальности, что называется, гадали на кофейной гуще.



"Дейли мейл" помещает на видном месте сообщение своего стокгольмского корреспондента Гордона Янга под заголовком "Глава "гестапо", возможно, будет преемником Сталина". Янг пишет, что вскоре после похорон Жданова "можно ожидать официального заявления Сталина относительно новой расстановки советских руководителей, ибо независимо от того, действительно ли умер Жданов от болезни сердца или нет, его кончина в один день изменила все равновесие сил в верхушке Политбюро".


Далее Янг изощряется в измышлениях на тему о том, что для Берия, Булганина, Маленкова и Молотова "внезапная смерть Жданова означает удаление одного из главных соперников в их честолюбивых устремлениях. Любой из них может теперь стать преемником Сталина. По мнению стокгольмских обозревателей, смерть Жданова не отразилась на личной власти Сталина, но они считают, что сейчас усилится борьба за второе место". В заключение Янг пишет: "Несомненно, что один человек станет еще более могущественным, чем когда-либо, после новой реорганизации советского руководства. Это Берия - расчетливый руководитель полиции". Выше Янг называет Берия "главой красного гестапо, организации, широко известной под названием ГПУ".


Касаясь роли Жданова, "Таймс" пишет: "Часто говорят, что он был главной пружиной советской внешней политики после того, как прекратилось сотрудничество военного времени между союзниками. Говорят даже, что он олицетворял школу в России, которая никогда не верила в сотрудничество с Западом. Такие догадки преуменьшают влиятельное положение самого Молотова в советской иерархии и дают неправильное представление об отношении Советов к внешнему миру. Это отношение нельзя считать ни простым, ни ясным, ибо правители России всегда будут стремиться усилить свое влияние всеми средствами, за исключением войны; они всегда будут находиться настороже против любых других влияний в их собственной сфере и в то же время будут стремиться сохранить связи с другими державами и даже прийти с ними к соглашению на своих собственных условиях. Роль, отведенная Жданову, заключалась в реализации первой, изоляционистской стороны этой политики. ... Сотрудничество Маленкова со Ждановым в деле основания Коминформа может быть воспринято как признак ... того, что политика Коминформа не будет ин в какой мере изменена. И во всей советской политике в целом, конечно, не произойдет никаких изменений".



Ольга Эдельман : Кстати, ГПУ прекратило свое существование в 1934 году. Корреспондентам английских газет представлялось также, что после создания Коминформа возглавивший его Жданов потеснил в международных делах Молотова, давно уже привычную фигуру. Что имело место некое самостоятельное влияние Жданова на принятие внешнеполитических решений. Более того, с ним увязывали жесткий антизападный курс послевоенных лет. Насколько я понимаю, это довольно смешные предположения?



Геннадий Костырченко : Сначала надо разобраться о действительной роли Жданова в кремлевском раскладе власти. И на Западе сразу после войны закрепилось такое мнение, что все эти идеологические кампании, начиная с травли Зощенко и Ахматовой в 46-ом году, это якобы инициатива Жданова, что последующие выступления против Мурадели и его оперы «Великая дружба» в 48-ом году и травля Шостаковича, Прокофьева, Мясковского и других музыкальных деятелей, это тоже его инициатива. На самом деле Жданов действовал целиком и полностью по указаниям Сталина. Известна масса его записных книжек, в которых он отмечал все эти ценные указания, которые он получал при встрече со Сталиным. Все это тщательно фиксировалось и потом уже Ждановым на пропагандистские рельсы ставилось. Он был исполнитель и организатор, и Сталин его за это ценил, что он четко и без всякой инициативы исполнял его указания. Если бы он проявлял какую-то самодеятельность и самостоятельность во всем этом, конечно, ему было бы труднее уцелеть.



Шведская буржуазная печать о кончине А.А. Жданова


Газета "Экспрессен" утверждает: "Не исключено, что между Ждановым и Молотовым происходила скрытая борьба за власть" ...


"Афтонтиднинген" пишет: "Наша газета в свое время указывала, что экстремистская группа под руководством Жданова, видимо, стала руководящей во внешней политике России. После кончины Жданова британские эксперты по делам России высказывают подобную же точку зрения. Они указывают на Жданова, как на упрямого противника внешней политики Молотова. Они питают некоторые надежды на то, что теперь Советский Союз займет более дружественную позицию в вопросе о сотрудничестве с западными странами".


"Афтонбладет" отмечает: "Жданова за границей считали главным представителем открытой русской экспансионистской политики, в то время как Сталина и Молотова считали представителями более умеренной линии по отношению к капиталистическому миру. Однако надо отметить, что разница, видимо, заключалась лишь в тактической области. Относительно цели внешней политики в Кремле, видимо, нет никаких расхождений".



Владимир Тольц: Сейчас, когда читаешь все это, что писали тогда в западных газетах, да не только в газетах – готовясь к этой передаче, я просмотрел рассекреченный в прошлом году доклад ЦРУ, касающийся Жданова и составленный через 5 лет после его смерти, - когда все это листаешь, все предстает с вершин нашего знания о прошлом такой чушью и дилетантщиной! Но наша задача ведь не судить наивность или неинформированность предшествующих поколений, а понять, на чем это все было основано. Надо понимать, что, с одной стороны, после войны политическая конфигурация на вершине советской власти изменилась, а с другой, источники западных представлений об этом устарели. (Все эти меньшевики, типа Алексинского и Николаевского, троцкисты, чьи собратья в основном либо уничтожены, либо в лагерях, предвоенные перебежчики вроде Бажанова или Беседовского – носители устарелой информации, претендующие на анализ новой, но откуда же ее взять?.) Миллионы послевоенных невозвращенцев еще не стали объектом изучения (Гарвардский проект только раскручивается, но ясно уже, что это буде информация о прошлом времени). Агентуры в СССР у Запада – ноль. А то, что за такую выдавалось либо фикция, либо дезинформаторы. Западных журналистов там единицы. Они посылают свою информацию через советскую цензуру. Иногда, правда, привозят ее сами, выезжая для этого либо в Вену. Либо в Хельсинки. Но это все информационный мусор и слухи. А методика анализа открытой советской информации еще не разработана. – Советология – еще завтрашний день. Ну, вот вам и печатают в финской столице, а затем переводят Сталину и другим руководящим товарищам такое:



Клеветнические измышления финской газеты


Хельсинки, 7 сентября (ТАСС). 2 сентября газета Аграрного союза "Карьялан маа" опубликовала следующую информацию собственного стокгольмского корреспондента.


"Сообщение о смерти генерал-полковника Жданова не было неожиданностью для осведомленных французских кругов, сообщает парижский корреспондент "Экспрессен". Сразу же после опубликования этого сообщения в Париже распространились слухи, что Центральный комитет чешской коммунистической партии якобы требует устранения Жданова. Центральный Комитет мотивирует свое требование ... содержащееся в строгой тайне, тем, что политика Жданова в Коминформе, которая направлена на коллективизацию сельского хозяйства, ставит слишком большие требования перед правительством Чехословакии. Как известно, Жданов требовал на известном заседании Коминформа, на котором была осуждена политика Тито, чтобы все присоединившиеся к Коминформу страны быстрее, чем Тито, проводили принцип коллективизации и оказали бы более сильное влияние на крестьян." ...


Шведские газеты придерживаются того мнения, что Сталину самому надоела политика Коминформа, и он поэтому сверг великого руководителя Коминформа".



Владимир Тольц: Ну, вот опять причудливое соединение правды жизни и домыслов ее же: спустя четыре года знаменитое дело кремлевских врачей – убийц в белых халатах». Всплыло тут и давний донос врача-патриотки Лидии Тимашук, что Жданова вредительски неправильно лечили. То есть всплыла в несколько ином варианте версия о его "неестественной" смерти. – Уж больно смешно читать и даже представить, что кто-то мог поверить, Сталин мог убрать Жданова по просьбе каких-то там чехословацких коммунистов. Кстати, в одной из наших передач недавно мы обсуждали, можно сказать, «обратную ситуацию» - убийство советскими агентами чешского министра Масарика, и его фальшивое прощальное письмо, сочиненное довоенным перебежчиком на Запад Григорием Беседовским. (Уже после этой передачи компетентный слушатель ее сообщил, что Беседовского для таких поделок в 1948 году завербовал будущий гроссмейстер советских активных мероприятий Иван Иванович Агаянц, работавший в ту пору резидентом советской разведки в Париже). Но вернемся к чехословацкой версии убийства Жданова. Мой вопрос нашему гостю Геннадию Костырченко: как Вы думаете, почему именно такая версия появилась на свет? И при чем тут Жданов?



Геннадий Костырченко : Ну, и тогда были, как Вы уже сказали различные предположения и домыслы по-поводу насильственной смерти Жданова, и до сих пор таких версий циркулирует достаточно много. Непрозрачные, а точнее, непроницаемые кремлевские стены многое скрывали и естественно было предполагать различные конспирологические сценарии. Обязательно должно быть что-то такое загадочное, мистическое, с плащом и кинжалом. И смерть Жданова тоже не была исключением из этого правила. Под всем этим такая расхожая и важная мотивация существовала, это представить любой факт с максимальной претензией на сенсационность, чтобы присутствовал какой-то момент интриги. Я могу понять людей на Западе, которые именно так подавали эти факты.



Владимир Тольц: Так считает наш гость. Думаю, все многочисленные зрители всякого рода «исторических сериалов» по телевидению, с многочисленными тайнами, убийствами и так далее вполне разделяют его мнение.


  • 16x9 Image

    Владимир Тольц

    На РС с 1983 года, с 1995 года редактировал и вел программы «Разница во времени» и «Документы прошлого». С 2014 - постоянный автор РС в Праге. 

Материалы по теме

XS
SM
MD
LG