Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Трудно ли в России найти работу по специальности


Программу ведет Александр Гостев. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Москве Вероника Боде.



Александр Гостев: Согласно данным Левада-Центра, 24 процента россиян уверены, что, в случае необходимости, смогут найти хорошую работу по специальности. Три года назад таких людей было на 10 процентов меньше. Однако число пессимистов пока что очень велико: 69 процентов опрошенных полагают, что ситуация с трудоустройством может сложиться для них неблагоприятно. О каких тенденциях в российском обществе говорят эти данные?



Вероника Боде: Возможность устроиться на хорошую работу зависит от возраста респондента, от его профессии и места жительства. Наиболее оптимистично настроены молодые люди и квалифицированные работники, в том числе руководители и управленцы. В Москве положительный ответ дают в два раза чаще, чем в среднем по стране. Наименее благоприятная ситуация на селе и в малых городах. Результаты исследования комментирует ведущий научный сотрудник Левада-Центра Наталья Зоркая.



Наталья Зоркая : Здесь важно, что в этом вопросе соединено два момента - с одной стороны, работа по специальности, а, с другой стороны, хорошая работа. Поэтому тут важно иметь в виду, что для людей важно при устройстве на работу в целом. По другим данным нашего опроса, самое важное для них при этом, когда они устраиваются на работу, - это хорошая зарплата. Проблема работы по специальности стоит всего на 5-м месте, на 2-м месте регулярность выплаты зарплаты, хорошие условия труда, то есть важно для людей работать по специальности примерно только 21 проценту. Это, вообще, очень сложная проблема. Она требует других, каких-то более сложных исследований, чтобы понять, какое количество людей отказывается от работы по специальности, переучивается и так далее. Но важно, что можно говорить в каком-то смысле и по нашим данным о такой тенденции, что для людей проблема устроиться на работу именно по специальности по завершении образования стоит не на первом месте. Все-таки на первом месте стоят высокие заработки.



Вероника Боде: Все-таки процент оптимистов, людей, считающих, что они могут устроиться на работу по специальности, растет. Это свидетельствует о каком-то общем улучшении настроений в обществе? Кстати, связано ли это с экономической ситуацией в стране, ее оценками, оценками своего благосостояния?



Наталья Зоркая : В принципе, конечно, это связанные вещи. Можно считать, что это косвенные показатели того, что люди считают, что ситуация стабилизировалась, что доходы все-таки растут. Конечно, этот процесс идет очень неравномерно. По нашим же данным видно, что там разница между ответами москвичей или жителей крупных городов очень сильно отличаются от ответов людей, живущих в малых городах и на периферии. Возможности, конечно, сконцентрированы в крупных городах, особенно, в Москве. Там в этом смысле ситуация более благополучная. Если мы возьмем село, то там показатели будут очень низкие.



Вероника Боде : А каков вообще, по вашим наблюдениям, подход россиян, в том числе молодежи, к выбору профессии? Какие специальности сейчас наиболее популярны?



Наталья Зоркая : На первом месте идут юристы, на втором месте - предприниматели, затем политики и программисты. Вот в последнее время начала набирать популярность и престижность профессия врача. Она все чаще упоминается. Характерно при этом, что профессия учителей и преподавателей, а также ученых, очень низко ценится. Притом, что именно от этого, собственно, зависит качество образования и качество получаемой в будущем специальности.



Вероника Боде : А вам не кажется, что тут таится некоторая опасность? Если молодые люди начнут выбирать профессию, только исходя из соображений престижности или высокого заработка, они ведь запросто могут выбрать себе профессию не по душе?



Наталья Зоркая : Конечно! Это огромная проблема. Как раз, в общем, она является центральной. Работать не по специальности достаточно сложно, потому что такой труд не способствует самосовершенствованию, каким-то особым достижениям, росту профессиональному, карьерному росту, в том числе. Это таит, конечно, такую угрозу.



Вероника Боде: Так считает социолог Наталья Зоркая. О каких тенденциях в российском массовом сознании свидетельствует это исследование Левада-Центра. Такой вопрос я задала кандидату психологических наук Ольге Маховской.



Ольга Маховская : Общая картина людей, которые уверены или не уверены, показывает, что наши субъективные ожидания немножко утряслись, и уровень уверенности повысился. Но это вовсе не значит, что картина на рынке объективная совпадает с нашими ожиданиями. Скорее всего, за последнее время россияне реже меняли работу. Вынуждены были подрабатывать для того, чтобы поддерживать себя и семью. Это создает ощущение и стабильности, и возможности зарабатывать достойно, применяя свои силы. То, что уровень уверенности управленцев или независимых предпринимателей выше, просто потому что их рабочие места от них зависят. Кроме того, чаще всего это места, застрахованные связями, контактами. Тут другая история. Не по экономическим причинам эта уверенность возрастает.


Наверное, уровень доходов относительный у россиян за последнее время вырос, что тоже как-то успокаивает ситуацию на рынке. Понятно, что оптимизм молодых выше, поскольку они меньше дорожат специальностями, меньше в нее вложили. Мы знаем, что сейчас новая модель и стратегия профессионального продвижения - постоянное обучение. Можно всегда скорректировать свою профессию под возможности рынка или под какое-то конкретное предложения. Они не боятся, как более старшие их конкуренты или поколение родителей, менять работу. Видят, что, таким образом, через смену работы, можно достигать прогресса.


Картина субъективная не отражает объективную. Я убеждена, что рынок предложений по-прежнему не сбалансирован, не только если мы говорим о большом городе и селе. Здесь очень много иллюзий, связанных с тем, что при так называемой стабилизации, мы получили передышку и немножко накопили денег. Мы видим это по готовности россиян покупать машины или брать кредиты. Это создает ощущение какой-то позитивной перспективы и своей включенности в рынок и востребованности.



Вероника Боде : А что здесь за психологический механизм работает? Это желание видеть скорее хорошее, чем плохое, надеяться на лучшее? Насколько это вообще свойственно человеку, что это дает?



Ольга Маховская : Человеку в нашей стране как раз свойственно катастрофическое сознание, которое несколько поуспокоилось. Потому что процент недовольных все равно остается высоким, на мой взгляд. То, что его стало меньше, это из-за того, что общая атмосфера в стране постоянно подогревается в сторону позитива. Нас агитируют за то, что мы живем в самой хорошей стране, и у нас прекрасное будущее, у нас самые лучшие спортсмены, самый лучший президент, и Россия встала с колен. Эта атмосфера агитации за хорошее, хотя и не очень понятное, будущее, она сохраняется последние два года. Это действует. Люди переоценивают свою личную ситуацию и считают, что она сильно не такая уж и плохая, не хуже, чем у других людей, есть некоторые признаки того, что жизнь завтра станет даже еще лучше. При этом большой вопрос - полагается ли средний россиянин на себя, на свои компетенции, или все-таки настроен на эту общую интонацию в стране и ура-патриотизма, и ура-оптимизма. Я бы так сказала, потому что он не всегда обоснован. Вот эта включенность и зараженность общим настроением сильно влияет на выбор. Я в этом убеждена. Особенно это касается наименее защищенных слоев, женщины, старики... А молодежь, она оптимистична в силу своего возраста, они еще очень мало заплатили за свои выборы, поэтому у них еще не сформировался комплекс неудачника, даже если с этими неудачами они уже столкнулись.


XS
SM
MD
LG