Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

16 сентября 1999 года был взорван жилой девятиэтажный дом в городе Волгодонске Ростовской области


Программу ведет Андрей Шароградский. Принимают участие корреспонденты Радио Свобода Вероника Боде и Григорий Бочкарев.



Андрей Шароградский: 16 сентября 1999 года - через несколько дней после взрывов домов в Москве - на Каширском шоссе и на улице Гурьянова - был взорван жилой девятиэтажный дом в городе Волгодонске Ростовской области. Погибли 19 человек, 76 стали инвалидами. По делу о взрывах в Москве и Волгодонске приговорены к пожизненному заключению жители Карачаево-Черкесии Адам Деккушев и Юсуф Крымшамхалов, но в этом деле до сих пор остается немало темных мест.



Вероника Боде: 16 сентября в Волгодонске проходят траурные мероприятия, посвященные девятой годовщине трагедии. Рассказывает корреспондент Радио Свобода в Ростовской области Григорий Бочкарев.



Григорий Бочкарев: Сегодня в момент взрыва - в 5 часов 55 минут по московскому времени - на Октябрьском шоссе, на том самом месте, где девять лет назад стоял дом № 35, была отслужена панихида. Собравшимся напомнили имена всех 19 погибших. Затем горожане возложили к месту взрыва цветы и венки, а также зажгли поминальные свечи. После этого на месте теракта жители города организовали вахту памяти.


У дома № 35 по Октябрьскому шоссе взорвался начиненный взрывчаткой грузовой автомобиль "Газ-53". Мощность взрывного устройства составила не менее 850 килограммов в тротиловом эквиваленте. Владелец взорванного грузовика - Аббаскули Искандер-оглы Искендеров, который в момент взрыва оказался у себя в квартире, а не в грузовике, - утверждал, что не знал о том, что в его грузовике находилось взрывное устройство. По словам Искендерова, накануне трое выходцев с Кавказа купили у него этот автомобиль, загрузили в него якобы картофель и попросили его отогнать автомобиль к дому и подежурить в нем ночью, чтобы груз не украли. Но перед самым взрывом он пошел домой погреться.


Через год, в сентябре 2000-го, на месте дома № 35 по Октябрьскому шоссе был заложен сквер памяти, а в городе сдан в эксплуатацию новый дом, который для Волгодонска построила московская мэрия.



Вероника Боде: 12 сентября 2003 года Московский городской суд признал виновными в причастности к взрывам жилых домов в Москве и Волгодонске и приговорил к пожизненному заключению двух жителей Карачаево-Черкесии Адама Деккушева и Юсуфа Крымшамхалова. Тем не менее, в этом деле до сих пор много непонятного. Общественная комиссия под руководством известного правозащитника Сергея Ковалева несколько лет вела собственное расследование дела. По одной из версий, взрывы были организованы российскими спецслужбами. Говорит Александр Черкасов, член правления международного общества "Мемориал".



Александр Черкасов: 9 лет назад взрыв машины заминированной около жилого дома в Волгодонске показал, что террор пришел не только в Москву, но и в другие города России. До этого были взрывы на улице Гурьянова и на Каширском шоссе, еще раньше - в Буйнакске, но это никто не воспринял всерьез, сочли, что это кавказские дела. Потом была еще странная история в Рязани, в которой торчали уши органов госбезопасности. Но, так или иначе, взрывы той осенью в городах России послужили оправданием начала крупномасштабное второй чеченской войне.


До сих пор окончательно непонятно, а кто же организовал эти взрывы. Официальное расследование установило некоторых исполнителей, и вроде бы корни этого шли в карачаевский джамаат. Но доказана или нет причастность спецслужб? По крайней мере, доказана причастность этих спецслужб к странным учениям в Рязани, где был заминирован жилой дом, и показано нежелание власти расследовать эту историю.


Сознание россиян конспирологично, они в равной степени оправдывали начало войны и подозревали в произошедшем спецслужбы. Общественная комиссия по расследованию этого преступления, которую возглавил Сергей Адамович Ковалев, дошла до пределов того, что можно было затребовать у власти. Власть отказывалась предоставлять какие-либо материалы. Погибли несколько членов этой комиссии. Результатов расследования нет. Наверное, до тех пор, пока мы не выйдем из заговорных, конспирологических теорий в объяснения нашего недавнего прошлого, мы не сможем покинуть прошлое, которое у нас повторяется, повторяется и повторяется. Наверное, нужно по-прежнему настаивать на расследовании, использовать каждую возможность для того, чтобы выяснить новые подробности происшедшего 9 лет назад.



Вероника Боде: А насколько это вероятно, как вы полагаете?



Александр Черкасов: В нынешней России это невозможно, невозможно на государственном уровне. И только по случайности могут стать известны какие-то подробности, важные для расследования общественного. Кроме того, вопрос слишком политизирован. Потому что странным образом и голословные обвинения чеченцев в этом взрыве, и голословные обвинения спецслужб во всех этих взрывах, а не только в рязанских так называемых "учениях" - это попытка простого объяснения каких-то процессов, которые на самом деле сложны. Мы не знаем, есть ли связь между взрывами в Москве, в Волгодонске с так называемыми рязанскими "учениями". Вроде бы состав взрывчатого вещества другой или не другой - непонятно, возникают сложности. Мы знаем, что некоторые из этих взрывов восходят к деятелям карачаевского джамаата. А кто их контролировал или не контролировал? Точно не чеченцы. А точно ли? Спецслужбы? Доказательств нет. Есть утверждения, есть подозрения - и то и другое можно бы расследовать, но, кроме конкретики, следствие не установило ничего, и, похоже, не хочет работать дальше. Люди осуждены на пожизненные сроки, а причины не выяснены.



Вероника Боде: Таково мнение Александра Черкасова, члена правления международного общества "Мемориал".


XS
SM
MD
LG