Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Генеральный секретарь НАТО Яап де Хооп Схеффер завершает свой двухдневный визит в Грузию


Программу ведет Андрей Шароградский. Принимают участие корреспонденты Радио Свобода Георгий Кобаладзе и Данила Гальперович.



Андрей Шароградский: Генеральный секретарь НАТО Яап де Хооп Схеффер завершает свой двухдневный визит в Грузию, в ходе которого он подтвердил поддержку стремления Грузии присоединиться к Североатлантическому союзу.



Георгий Кобаладзе: В Тбилиси считают основным итогом визита в Грузию генерального секретаря НАТО и заседания Североатлантического союза то, что, несмотря на войну и поражение, Грузия сохранила шанс вступить в НАТО. Или, по крайне мере, получить в декабре так называемую «дорожную карту» по вступлению в Альянс. Министр иностранных дел Екатерина Ткешелашвили выразила эту мысль наиболее четко: «НАТО подтверждает, что наша страна остается ценным кандидатом на вступление в Альянс».


В ходе второго дня визита в Грузию делегации НАТО генеральный секретарь Яап де Хооп Схеффер выступил в грузинском центре стратегических исследований и Тбилисском государственном университете. Генеральный секретарь особо подчеркивал взаимозависимость демократических реформ и сближения Грузии с Североатлантическим союзом. Полную солидарность с властями в вопросе вступления Грузии в НАТО и неприятия требований об отставке Саакашвили в связи с августовскими событиями продемонстрировала парламентская оппозиция во время встреч генерального секретаря в законодательном органе. Тем временем, МИД Грузии опубликовал документ о создании комиссии НАТО-Грузия, который накануне подписали генеральный секретарь Яап де Хооп Схеффер и премьер-министр Грузии Владимир Гургенидзе. Это соглашение стало единственным, хотя и немаловажным конкретным итогом выездного заседания Евроатлантического совета в Грузию.


Известный эксперт Иосиф Цинцадзе заявил в интервью Радио Свобода, что в нынешних условиях это максимум того, что можно было ожидать от НАТО.



Иосиф Цинцадзе: Я большего и не ожидал. Мы получили ровно то, что и следовало ожидать, - осторожные, взвешенные заверения. Теперь все зависит от нас. Это стандартный подход Брюсселя ко всем потенциальным кандидатам на членство. До декабря осталось не так много времени. Грузия сейчас должна резко, вот именно резко активизировать дипломатические усилия, поскольку вопрос принятия страны в НАТО формально и решается консенсусом, но на самом деле это зависит от двух-четырех государств - членов НАТО. По-моему, в этих государствах должны серьезно поработать грузинские дипломаты. Пора им опустить ноги с кровати и начать действительно работать. Так называемая МАП, программа действий - это уже недостаточно для сегодняшней Грузии, эта программа не защищает нашу страну от потенциальной агрессии.



Георгий Кобаладзе: Побывав в городе Гори, наиболее пострадавшем от ракетно-бомбовых ударов российской авиации, генеральный секретарь НАТО осмотрел разрушенные дома, базу грузинской военной бригады, где после визита российских саперов остались одни стены, а также встретился с грузинскими беженцами из Южной Осетии в палаточном городке под Гори. Выступая в Тбилисском государственном университете, где ему присвоили звание почётного доктора, генеральный секретарь НАТО заявил: «Давление на Россию - это не выход. Выход в том, чтобы Грузии оказать конкретную экономическую помощь».



Андрей Шароградский: ОБСЕ обсуждает в эти дни в Вене условия отправки в район российско-грузинского конфликта расширенной миссии военных наблюдателей. О ходе этой дискуссии в интервью Даниле Гальперовичу рассказал официальный представитель ОБСЕ Мартин Несирски.



Данила Гальперович: Сколько сейчас своих людей собирается послать ОБСЕ в региона конфликта России и Грузии?



Мартин Несирски: У нас уже есть там 20 военных наблюдателей, которые были посланы на место событий по итогам первого московского соглашения. Они находятся там с конца августа и являются дополнением к тем восьми военным наблюдателям, которые были там еще до того, как кризис начал развиваться. Теперь нам нужно здесь, в Вене, принять решение о посылке в регион еще 80 наблюдателей дополнительно. Важнейшим моментом сейчас является обсуждение модальности этой миссии, то есть, в переводе с дипломатического языка, всех специфических обстоятельств и деталей ее деятельности: где наблюдатели будут работать, что именно они будут делать. Это как раз тот вопрос, который сейчас обсуждается в Вене.



Данила Гальперович: Скажите, пожалуйста, есть ли какие-то крайние сроки, до истечения которых наблюдатели ОБСЕ должны начать свою работу в регионе?



Мартин Несирски: Как такового крайнего срока для принятия решения нет, но вообще-то, надо это делать как можно скорее. Ясно, что мы хотим делать свою работу еще более детально, чем могли ее делать в этом районе наши 28 наблюдателей, так что - как можно скорее. Но ОБСЕ, в которой состоят пятьдесят семь стран, включая и Грузию, и Россию, принимает решения на основе консенсуса. И это означает, что надо выработать такой подход, который бы устраивал всех. Ну, или хотя бы не устраивал, но являлся бы достаточным для какого-то компромисса.



Данила Гальперович: Какие же в этой дискуссии есть противоречия у России и Грузии?



Мартин Несирски: Ну, вы сами понимаете, что такого рода дискуссия проходит конфиденциально, и никто не выносит на публику ее детали, но никто и не скрывает, что разговор этот - очень трудный, в особенности о том, где эти военные наблюдатели смогут работать. Так что дискуссия еще продолжается.



Данила Гальперович: Как известно, глава миссии ОБСЕ в Грузии Тери Хакала накануне была в Цхинвали и встречалась там с министром иностранных дел России Сергеем Лавровым. Известно ли, о чем они говорили?



Мартин Несирски: Они обсуждали многие вещи, но очевидно, что одной из основных тем была возможность доступа для наших военных наблюдателей в Южную Осетию. Также они говорили о снятии ограничений на перемещение членов всей нашей миссии по региону. Здесь нужно пояснить, что до того, как кризис набрал обороты, до начала августа, восемь наших военных наблюдателей могли осуществлять мониторинг и патрулирование во всей зоне конфликта - в самой Южной Осетии, а также в тех районах Грузии, которые прилегали к Южной Осетии с юга и с запада. Когда кризис обострился, мы были вынуждены эвакуировать этих наших сотрудников оттуда. Это было сделано 8 августа, и с тех пор наши военные наблюдатели так и не смогли попасть обратно в Южную Осетию. А у нас до сих пор есть мандат на работу в этой зоне, и мы хотели бы поскорее туда вернуться. Были также примеры того, что сотрудникам нашей миссии не давали перемещаться по территории к югу от Южной Осетии, где были выставлены блокпосты российских военных.


XS
SM
MD
LG