Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Михаил Бернштам о финансовом кризисе: "Россия оказывается в более уязвимом положении, чем западные страны или США"


Программу ведет Сергей Тарасов. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Нью-Йорке Юрий Жигалкин.



Сергей Тарасов: Что может принести России замедление мирового экономического кризиса? Юрий Жигалкин поинтересовался мнением известного авторитетного специалиста, профессора Михаила Бернштама, сотрудника Гуверовского института.



Юрий Жигалкин: Что может сулить россиянам обвал в последние месяцы российского финансового рынка?



Михаил Бернштам: Дело в том, что российский финансовый рынок, конечно, для мира - маргинальный рынок. И поэтому в России последствия сказались несколько позже, чем, скажем, в Китае. Китайский рынок упал на 50 процентов. Россия была менее важна. Но после того, как стали падать цены на нефть в результате замедления мирового экономического роста, это сразу отразилось на России, и в России стали рушиться финансовые рынки и оказались под угрозой финансовые учреждения, потому что вступили в действие три взаимосвязанных причины. Первая - это то, что мировые инвесторы, которые работали на российском рынке, сейчас оказались в трудном положении, они вынимают деньги для того, чтобы затыкать дыры в своих собственных финансовых проблемах в Соединенных Штатах и на Западе, они уходят с российского рынка, акции падают. Во-вторых, российские банки и российские предприятия живут в основном не на средства вкладов населения, а на иностранные займы. Сейчас долг российских банков, российских предприятий достиг 436 миллиардов долларов. Это очень крупная для России величина. Из них банки должны 171 миллиард долларов. И предприятия, нефтяные и прочие, должны 265 миллиардов долларов. Примерно треть этих долгов краткосрочные. Но на самом деле они все краткосрочные по той простой причине, что они обеспечены залогами, такими как акции нефтяных компаний, и когда эти акции падают, требуется больше залога, и тогда, естественно вполне, что все должники должны или вернуть часть долга, или достать где-то деньги. А когда падают цены на нефть, что является третьей составляющей этого, то, соответственно, падают их акции. Это сочетание оказывается губительным для российских финансовых рынков.



Юрий Жигалкин: Но если этот анализ точен, серьезные проблемы для россиян могут начаться буквально с минуты на минуту?



Михаил Бернштам: Россия оказывается в этой ситуации в гораздо более уязвимом положении, чем западные страны или Соединенные Штаты Америки. Россия более уязвима по той простой причине, что за спиной западных финансовых учреждений все-таки стоит мощная Федеральная резервная система Соединенных Штатов, европейский центральный банк и министерство финансов, а за спиной российских финансовых организаций стоят только резервы Центрального банка. Да, резервы Центрального банка составляют около 600 миллиардов долларов, но эти резервы тоже не бесконечны, и если Центральный банк начнет использовать свои резервы для поддержания финансовой системы, тогда рухнет рубль.



Юрий Жигалкин: Где сейчас самое слабое место России?



Михаил Бернштам: Банки, банки, банки. Как и в 1998 году, могут рухнуть банки, и вот тут очень сильно опять могут пострадать вкладчики. В третий раз по-крупному за последние 20 лет вкладчики могут потерять свои вклады.



Юрий Жигалкин: С профессором Михаилом Бернштамом мы пытались разобраться в том, что стоит за потрясениями мировых финансовых рынков.


XS
SM
MD
LG