Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Рассказ об общероссийской образовательной программе «Успешное чтение»


Ирина Лагунина: В течение двух последних недель мы говорили о том, почему дети так мало читают. Что тому виной – интернет, нежелание или неумение родителей привить детям привычку читать, отсутствие интересных книг или неправильное оформление детской литературы. Задачу приобщить детей к чтению ставит и общероссийская образовательная программа "Успешное чтение". В ее рамках уже действует немало интересных проектов. Рассказывает Татьяна Вольтская.



Татьяна Вольтская: Проект "Успешное чтение" придуман теми, кто обеспокоен, что современные дети мало читают. С одной стороны, опыт воплощения больших программ часто бывает неудачным, с другой, многое зависит от того, кто и как берется за дело на местах. Среди явно успешных программ проекта - "Приз детской признательности за открытие Планеты книг", или приз "Размышления о маленьком принце", куда ежегодно номинируются писатели, ученые, педагоги, библиотекари, издатели, причем школьники поддерживают своего номинанта в Интернете, на выставках, презентациях, в специально организованных играх. Как сделать, чтобы дети читали? Да прежде всего предложить им интересные книжки, - говорит призер 2008 года писатель Александр Житинский.

Александр Житинский: Я издатель кроме всего прочего. Я пытаюсь издавать ту литературу, которая мне кажется правильной, нужной. Когда я вижу, что происходит на книжном рынке, это не может не вызывать изумления. Я понимаю, что бороться с этим практически невозможно, но участвовать в этом еще более невозможно. Да, есть очень много книг достойных, есть издатели достойные, в том числе и детские, но тон задают вот эти массовые тиражи, это в среднем литература очень плохая. Думаю, что с детской литературой происходит то же самое. «Успешное чтение», видите ли, что значит успешное? Много прочитали или прочитали то, что нужно. Я считаю, что прочитали то, что нужно и те, кто должен прочитать. Очень важно, чтобы человеку попала книга в тот момент, когда он должен ее прочитать, потому дальше эффекта уже не будет. И безусловно, все зависит от организаторов, какие книги они отберут для того, чтобы пустить их в детские массы, как они сопроводят эти книги. Конечно, все это можно назвать манипуляцией детским сознанием. Взяли тысячу человек первоклашек, кинули им текст. А как еще воспитывать, если не давать детям те книжки, которые кажутся вам хорошими. Они же сами не пойдут в магазин и не выберут. Они еще не умеют этого делать, даже старшие школьники не умеют, про младших нечего говорить. Поэтому весь вопрос «Успешного чтения» – это вопрос создания правильного комитета, коллектива единомышленников. Я в оргкомитете совсем недолго, но то, куда я попал, мне нравится, потому что мне кажется, что люди совершенно правильно подходят к тому, чтобы прививать детям с малого возраста вкус к хорошей литературе. А что такое хорошая литература? Литература с неким смыслом, добрая литература, веселая литература, совсем не назидательная литература. Это литература человеческая, другого слова я не подберу сейчас. Но я знаю, насколько вот эти установки больших издательств влияют на молодых авторов. Они начинают писать что-то свое с доверием к миру, потому выясняется, что это никому не нужно. Тем, которые сидят и определяют тиражи, нужно совсем другое. Слава богу, еще они не стали внедрять для совсем малышей, писать кремлевский гламур или что-нибудь такое. А это возможно. Ведь это все заразительно. «Успешное чтение» для меня – это успешный отбор, и если не принудительное, то как-то организованное прочтение этих книг. Потому что кроме всего прочего, когда все читают одно, весь класс, школа читают одну и ту же книжку, возникает обмен мнениями. Иначе один читает одно, другой другое и поговорить им не о чем.

Татьяна Вольтская: Большой опыт приобщения детей к книге - в петербургском лицее 590. Говорит его сотрудник Владимир Зайцев.

Владимир Зайцев: Это работа командная прежде всего. И очень много зависит от того, какую команду, какой коллектив мы создадим в школе. У нас этим занимаются кроме учителей литературы педагоги дополнительного образования, учителя информатики, библиотекарь, администрация в том числе. Такая замечательная команда, совершенно в разных жанрах люди по специальности должны работать, но объединились в этом проекте.

Татьяна Вольтская: В этом лицее дети читают и благодаря усилиям учителя истории и обществознания Елены Пономаревой.


Елена Пономарева: Школьная литературная программа еще в детстве мне казалась, скажем так, отобрана не совсем так, как мне бы этого хотелось. Она изменилась очень сильно за то время. Хотелось читать что-то необязательное. Не подумайте, что я против классики. Я во время своих уроков, когда мы говорим об истории России 19-20 века, пытаюсь завязать диалог между литературой и историей, поскольку здесь есть прямая живая связь. Но иногда хочется выйти за рамки того обязательного списка. Я веду уроки по истории, я уже много лет совершенно интуитивно дала пятиклассникам задание прочитать роман Вольтера Скотта «Айвенго». После прочтения этого романа проблемы европейского средневековья становятся близки и понятны. У детей появляются персонажи, которых они воспринимают вроде как знакомых. Поэтому любые сложные процессы истории становятся понятнее и ближе, возникает такое единение, такая возможность именно диалога, то, к чему призывает проект «Успешное чтение». Я думаю, что сам проект очень важен именно для того, чтобы возник диалог между взрослыми и детьми вокруг книги, вокруг прочитанного.

Татьяна Вольтская: А что может сделать издатель? Наверное, издавать, но - неся полную ответственность за содеянное, что делает далеко не каждый, - говорит представитель московского издательского дома "Самокат" в Петербурге Дмитрий Яковлев.

Дмитрий Яковлев: Один из основных путей доступности книги – это книжный магазин. Мы столкнулись с проблемой, что большинство книжных магазинов принадлежит как раз вот этим монстрам-издательствам и попасть в эти книжные магазины практически или невозможно или достаточно сложно. Мы решили выбрать несколько иной путь для себя и пойти непосредственно напрямую к нашему потенциальному читателю. Мы не были уверены, что может стать нашим читателем. Два из путей, которые мы выбрали – это детские библиотеки, в которых мы сразу же нашли огромную поддержку, и школы, которые тоже нас активно поддержали. И одна из главных позиций издательства – это то, что на наш взгляд, ребенок сам должен выбрать книгу, у него должно быть право выбора, и он должен читать что попало. Он может читать какие-то коммерческие массовые проекты, которые сложно отнести к высокой массовой литературе, но рядом с этим у него должны находиться книги, которые можно отнести к хорошей литературе. Одна из книг, которая у нас была издана, это книга Даниэля Пинака «Как роман», такое педагогическое эссе в защиту чтения, автор, который уже больше 20 лет преподает литературу во Франции, делится своими секретами преподавания. И в конце он выдает список прав читателей.

Татьяна Вольтская: Подробнее об этом - один из руководителей проекта "Успешное чтение" Татьяна Галактионова.

Татьяна Галактионова: Даниэль Пинак является номинантом приза детской признательности за открытие и приобщение к чтению «Маленького принца» и именно за эту книгу «Как роман». Совершенно уникальная вещь. Во многом действительно позиция Даниэля Пинака определила наши ценностные ориентации. И те права читателя, которые мы сформулировали и даже вынесли на личный диплом участника проекта, они действительно взяты из книги Даниэля Пинака. Не читать, перечитывать и пропускать скучные места, не дочитывать книгу до конца, если она тебе не нравится, брось и возьми другую. Перечитывать любую книгу столько, сколько захочешь. Право читать что попало. Право читать запоем. Право читать где попало, читать вслух, начинать с любого места. Ты можешь сразу прочитать конец книги. Право молчать о прочитанном, право делиться своими мыслями и впечатлениями. И наконец, главное – получать удовольствие от чтения. Вот эта позиция, которая определяет подход в нашем проекте и то, что объединяет наши позиции издательства «Самокат».

Татьяна Вольтская: Хорошо говорить о детском чтении в кругу просвещенных взрослых. А что говорят сами дети? Читают ли они? За ответом я отправилась на ближайшую детскую площадку. И вот - первая встреча.

Даня: Меня зовут Даня.



Татьяна Вольтская: Сколько тебе лет?



Даня: Восемь.



Татьяна Вольтская: Ты любишь читать?



Даня: Очень. Я люблю Николая Носова.



Татьяна Вольтская: Ты сам книжки находишь или тебе мама дает, папа, бабушка?



Даня: Мне мама покупает.



Татьяна Вольтская: Мама тебе читает или ты сам?



Даня: Сам.



Татьяна Вольтская: А раньше тебе много читала?



Даня: Она мне почти не читала.



Татьяна Вольтская: А кто-нибудь читал?



Даня: Бабушка бывало, папа, мама.



Татьяна Вольтская: Маму как зовут?



Мама: Аня.



Татьяна Вольтская: Как, читающий ребенок?



Мама: Да, он очень много читает.



Татьяна Вольтская: Кто прилагал усилия?



Мама: Я думаю, что детский сад, в который мы ходили и, наверное, семья. Мы очень долго искали, что ему понравится, очень долго не могли найти, заинтересовать его ничем. Николай Носов, почти все произведения, повести и рассказы прочитал и как-то про мальчишек озорных ему понравилось. Мы прочитали всего Волкова. Сейчас он начал читать «незнайку».



Татьяна Вольтская: Даня, твои друзья любят читать?



Даня: Да, очень любят.



Татьяна Вольтская: Нет такого, что им лучше на компьютере, мультики?



Даня: Бывает.

Татьяна Вольтская: Затем я обратилась к стайке мальчишек, гулявших уже без мам, - с тем же вопросом - вы любите читать?


Тебя как зовут?



Коля: Коля.



Татьяна Вольтская: Тебе сколько лет?



Коля: 9.



Татьяна Вольтская: А что ты любишь?



Коля: Фантастику.



Татьяна Вольтская: А кого? Назвать не можешь? А кто дает книжки?



Коля: Мама с папой.



Татьяна Вольтская: А тебя как зовут?



Андрей: Андрей. 9, скоро 10.



Татьяна Вольтская: А ты читаешь что-нибудь?



Андрей: Да. Всякие рассказы.



Татьяна Вольтская: Можешь автора назвать?



Андрей: Нет.



Татьяна Вольтская: А тебя как зовут?



Игорь: Игорь.



Татьяна Вольтская: Тебе сколько?



Игорь: 9.



Татьяна Вольтская: А ты читаешь что-нибудь?



Игорь: Да, ужастики.



Татьяна Вольтская: А где ты их берешь?



Игорь: В библиотеке.



Татьяна Вольтская: Что лучше, мальчишки, книги или мультик или компьютер?



Дети: Компьютер.



Дети: Книжка.



Дети: Книжка.

Татьяна Вольтская: Правда, у меня не создалось впечатления полной искренности последнего ответа. Мамы двух девочек, сидевшие на скамейке, похоже, честнее ответили на вопрос - читают ли ваши дети.

Мама: Фактически нет. В школе, дома мало, в основном компьютер, как все современные дети.

Татьяна Вольтская: Даша, 11 лет.

Даша: Вообще читаю.



Татьяна Вольтская: Что надо или для удовольствия?



Даша: Не могу сказать.



Татьяна Вольтская: В свободное время ты что будешь делать?



Даша: Играть в компьютер.

Татьяна Вольтская: Это, конечно, проблема не одной страны. Проект "Приз детской признательности+" возник по инициативе петербургского отделения Международной ассоциации чтения, с помощью которой более 100 стран пытаются приобщать детей к чтению. Татьяна Галактионова.

Татьяна Галактионова: Когда первые два года проект успешно прошел в Петербурге, мы выступили на международной конференции, сразу же получили огромное количество заявок от партнеров из зарубежных стран, когда национальные организации чтения в той или иной стране захотели участвовать. Мы разработали положение, каким образом надо провести анкету в школах, как определить номинантов-победителей. Надо сказать, что в маленьких странах. В частности, в Бельгии это стало национальным событием, когда огромное количество школ проводили эти анкеты, какие-то акции поддержки. И были представлены два учителя из Бельгии. То есть это опять же некий опыт сетевого взаимодействия уже на международном уровне. Тревогу они забили несколько раньше, чем мы, когда они столкнулись с проблемой функциональной неграмотности, когда элементарные инструкции дети не могут просчитать. Или вторичная грамотность, когда ребенок может читать, но этот навык не используется и утрачивается. И тогда пошло мощное объединение усилий. Это не является делом школы, это колоссальное привлечение социальных ресурсов. Когда спортсмены рекламируют свои любимые книги, когда политиков фотографируют с открытыми книжками за чтением, когда рок-певцы рассказывают, как они научились читать.

XS
SM
MD
LG