Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Следует ли вкладчикам российских банков опасаться за свои деньги


Программу ведет Андрей Шароградский. Принимает участие старший экономист инвестиционной компании «Тройка-Диалог» Евгений Гавриленков.



Андрей Шароградский : Российский эксперт, старший экономист инвестиционной компании «Тройка-Диалог» Евгений Гавриленков. Я беседовал с ним о том, насколько серьезно нынешний кризис может сказаться на кошельке рядового потребителя.


Министр финансов Алексей Кудрин говорил о том, что вкладчики российских банков не должны опасаться сейчас, в условиях нынешнего кризиса за свои деньги, поскольку вклады защищены системой страхования. Как вы считаете, действительно, нет оснований для опасений?



Евгений Гавриленков : Кудрин совершенно справедливо говорит о том, что есть система страхования вкладов. Насколько она эффективна и поворотлива, еще предстоит проверить. Но я не вижу пока большой долгосрочной проблемы с нашими банками. Все-таки экономика страны – это экономика пока довольно серьезно профицитная. Большой профицит во внешней торговли, что означает приток валютной выручки. Да, мы сейчас наблюдаем отток капитала. Мы сейчас видим нервозность на фондовых рынках. Но банковский сектор, мне кажется, особенно если речь идет о крупных банках, он достаточно защищенный.



Андрей Шароградский : Сегодня же было объявлено, что инфляция в России уже к сентябрю достигла 10 процентов. А вот в связи с этими событиями можно ли ожидать ее дальнейшего ускорения?



Евгений Гавриленков : Скорее всего, мы будем наблюдать, наверное, фиксацию инфляции в годовом исчислении примерно на нынешнем уровне даже, может быть, ее некое снижение. Нынешние события, конечно, подстегивают инфляционные ожидания. Они заставляют меньше сберегать, меньше нести деньги в банки. Это, конечно, означает, что те доходы, которые население получает, они идут в большей степени на потребительский рынок. Это все так и есть. Но надо не забывать, что ускорение инфляции в годовом исчислении началось более года назад и достигло по динамике своего пика как раз осенью прошло года. Так что, в октябре прошлого года цены выросли на 1,6 процента. Высокие темпы были в ноябре-декабре – более 1 процента. Сейчас, я думаю, столь же высоких темпов инфляции в конце года мы не получим, потому что гораздо более умеренные темпы расходования бюджетных средств. Хотя инфляционные ожидания сейчас, наверное, выше, чем год назад.



Андрей Шароградский : Что будет с курсом рубля по отношению к доллару и другим мировым валютам? Можно ли в связи с обвалом фондового рынка ожидать обвала курса рубля?



Евгений Гавриленков : С фондовым рынком ситуация не столь однозначна. На самом деле, фондовый рынок падал довольно активно вчера, сегодня. Так что, были остановлены торги. Но при этом интересно, что в Лондоне, где торговля российскими акциями, по крайней мере, в первой половине дня, когда было видно, что она активно продолжалась, там был довольно существенный плюс – 5-6 процентов. И столь неоднозначная интерпретация инвесторами внешними и то, что ситуация с российскими акциями, с российскими компаниями и наши внутренние события они показывают то, что, скорее всего, мы достигаем дна. И сейчас просто идет Россия крайне дешевая. Многие готовы покупать российские акции, практически не глядя. Просто ждут удобного момента. Это означает, что дно либо достигнуто, либо близко, хотя, если будут какие-то еще более серьезные глобальные потрясения, если будут еще более серьезные проблемы в финансовом секторе в Америке, то, конечно, это может затронуть и Россию.



Андрей Шароградский : Подводя итог всему тому, что вы сказали. Можно ли ожидать в России в ближайшие месяцы какого-то резкого ухудшения экономической ситуация?



Евгений Гавриленков : На самом деле, мне кажется, что эта проблема не имеет такого просто решения. Все больше и больше государственных денег, денег Центрального банка, размещаемых в финансовой системе, должны оживить рынок, этого не происходит. Рынок наоборот падает, несмотря на то, что государство по тем или иным каналам закачивает все больше и больше средств в экономику. Значит проблема в чем-то другом. Пока мы не видели, чтобы эти проблемы, которые типичны для фондового рынка, распространились на экономику. Но чем дольше будет продолжаться этот период нестабильности, а он, по сути, выражается не в том, что денег не хватает, а возник некий кризис доверия в очередной раз, что привело к замедлению взаимного кредитования банками, к росту процентных ставок, и вот это уже, конечно, начинает влиять на экономику. Видно было уже, что строительная отрасль тормозится резко. Это влияет на производство строительных материалов, не говоря уже о финансовом секторе. Поэтому чем быстрее удастся решить эти нынешние, сугубо финансовые, проблемы, тем меньше шансов на то, что вот эта проблема распространится на реальный сектор.


XS
SM
MD
LG