Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Людмила Алексеева: "Cамое страшное, самое нетерпимое - это похищения людей и убийства"


Программу ведет Андрей Шароградский. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Мумин Шакиров.



Андрей Шароградский : Глава Московской Хельсинкской группы Людмила Алексеева побывала в Ингушетии, где встретилась с президентом республики Муратом Зязиковым, представителями республиканских общественных организаций, беженцами, живущими в Ингушетии. Своими впечатлениями известная правозащитница поделилась с моим московским коллегой Мумином Шакировым.



Людмила Алексеева : Люди в один голос говорят, что самое страшное из того, что у нас происходит, самое нетерпимое, с чем невозможно мириться, - это похищения людей и убийства. Они направлены, главным образом, на молодых людей от 15 до 20 с чем-то лет. Люди настолько травмированы, настолько угнетены этими постоянными опасностями, гибелью своих близких молодых, которым нельзя было погибать. Они говорят: «Нас не интересуют никакие социальные проблемы. Бог с ним, с работой, бог с ним с жильем. Мы как-нибудь сами выбьемся, лишь бы не пропадали люди». Я слышу то же самое, что я несколько лет назад слышала в Чечне, когда этот террор против населения, когда пропадают молодые люди, неожиданно без всякой вины, без всякого суда и следствия пропадают или их убивают на глазах у людей, кошмар для всех!



Мумин Шакиров : На вопрос – почему калечат и убивают мирных граждан в спецслужбах? - президент Зязиков вам сказал, что ни МВД, ни прокурор ему не подчиняются. Они подчиняются непосредственно Москве. И почему они бесчинствуют, он не может объяснить, не может этого остановить.



Людмила Алексеева : Я не могут вам ответить о настроении, в котором он это говорил. Я могу сказать, что звучал он довольно искренне. Но говорил он, что их вывозят во Владикавказ. И что там с ними делают… «Это не моя республика. Я не могу ни повлиять на это, ни… Это от меня не зависит». Он так говорил.



Мумин Шакиров : Это признание того, что президент республики не контролирует ситуацию в своем регионе?



Людмила Алексеева : Я могу только сказать, что он мне говорил, и добавить еще, что он говорил это мне в личной беседе. Кроме меня этого никто не слышал. Может быть, он скажет, что он этого не говорил, тогда вам придется поверить мне, как честному человеку, который не придумывает ничего.



Мумин Шакиров : И еще один вопрос. Гибель Магомеда Евлоева, на ваш взгляд, это случайность или закономерность? Вы же общались, в том числе, и с президентом, и с другими людьми. Что вы по этому поводу думаете?



Людмила Алексеева : Я общалась не только с президентом, а я общалась с отцом и дядей Магомеда Евлоева. Сегодня утром они приходили. Я сказала президенту, что у меня такой вопрос относительно гибели Евлоева – я не видели ни одного человека, который бы верил в случайность этой гибели. А он сказал: «Ну, вот я первый человек. Я верю в эту случайность». Я не верю в эту случайность. Я не верила до этого, и я убедилась в том, что это не случайность после того, как я поговорила с его отцом и дядей. Потому что они провели уже много бесед. Они разговаривали и со следователями, и с прокурорами, и со свидетелями того, как это было. И они выдвинули много убедительных доказательств того, что это была быстро спланированная акция, но отнюдь не случайная.



Мумин Шакиров : Многие российские газеты писали о том, что теперь кровная месть вышла на первое место, и о законности, о судебной перспективе можно забыть.



Людмила Алексеева : От отчаяния люди говорят об этом, но на самом деле они говорят так, что если не удастся добиться справедливого отправления правосудия, то – может быть. Но когда начинаешь с ними говорить, все соглашаются, что это дикость, это несовременно. Мне кажется, что не нужно всерьез относиться к этим эмоциональным выкрикам некоторых людей о кровной мести, потому что уважаемые в республике люди и люди, которые, так скажем, лидеры мнений в республике, от которых зависит, как себя поведут их сограждане, они все согласны, что кровная месть – это не для XXI века, что нужно искать мирные способы. И то, как они действуют (вот это массовое движение «Я не голосовал» и массовые митинги протеста против похищений) показывают, что люди, в общем-то, на самом деле ориентируются на современные способы отстаивания своих прав. Но, конечно, когда они выходят на массовый митинг, а в них стреляют, то некоторые горячие головы кричат о кровной мести. К счастью, случаев кровной мести пока не было и, я надеюсь, что не будет.


XS
SM
MD
LG