Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Мультфильмы, прокуратура и возмущенная общественность: как сложится судьба телеканала "2х2"


Анна Качкаева: Сегодня мы будем говорить на тему, которую уже обсуждали почти в том же составе, - это прокуратура, общественность и канал мультфильмов. Что ждет канал «2х2»? Закроют его или не закроют? Тем, кто об этом не знает, мы сейчас историю вопроса изложим. Но просто скажу, что сегодня я заглянула на сайт телеканала «2х2». Там такой цветочек произрастает в виде скелетика и два лепесточка на черном фоне: закроют или не закроют. А вокруг – целая жизнь. Потому что, оказывается, в Новопушкинском сквере 13 сентября прошел пикет в защиту канала «2х2». И там есть фотографии симпатичных молодых людей и учителей, которые стояли, говорили и писали, что «руки прочь от «2х2». 21 сентября в Петербурге собирается молодежь защищать свой любимый канал от претензий и Басманного суда, и Генпрокуратуры, и Федеральной службы по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций. В общем, такой активности и живости давно уже мы в связи с телевидением не наблюдали. Я уж не говорю о том, что сегодня мне сообщили, что в самом офисе канала «2х2» выстроилась очередь, и это, собственно, видно. Там уже 2 тысячи человек поставили свои подписи в защиту этого канала.


«Канал для кидалтов» - когда-то мы его так представляли: для взрослых детей, для людей, которые иначе чуть-чуть смотрят на жизнь, которые смотрят ее в мультиплицированном, иногда в несколько агрессивном, а иногда и в провокативном смысле. Вот этот канал такой. И за него теперь вступаются молодые люди, в том числе и в Сети.


Я вам представляю наших гостей сегодняшних. Наталья Исакова, заместитель генерального директора телеканала «2х2». Ольга Маховская, психолог, наш постоянный эксперт, которая имеет отношение к телевидению в том смысле, что консультирует и программы, и сериалы. И наконец, «наше все» – Михаил Александрович Федотов, доктор юридических наук, автор закона «О средствах массовой информации», юрист, которому и по службе, и не по службе приходится сталкиваться со всеми этими историями противостояния общественности, государственных органов и средств массовой информации.


Уважаемые слушатели, вы можете присоединяться к нашему разговору. И если кто-то из вас имеет представление о канале «2х2», - а уже теперь 11 миллионов зрителей насчитывается по стране у этого канала, - вы можете как-то высказаться и сказать, как вы относитесь ко всей этой ситуации, сейчас мы ее изложим.


Так вот, о сути претензий. Наталья, сформулируйте их коротко.



Наталья Исакова: История началась еще весной, когда было вынесено первое предупреждение. Тогда мы прореагировали очень мирно – мы просто сняли с эфира два мультипликационных сериала: «Приключения маленьких лесных друзей» и «Приключения Большого Джеффа».



Анна Качкаева: Тогда эксперты, экспертиза и Россвязьохранкультуры обвинили... то есть, во всяком случае, нашли в этих мультфильмах признаки насилия.



Наталья Исакова: Насилия, жестокости, пропаганды гомосексуализма, порнографии. То есть там был целый букет.



Анна Качкаева: В общем, все эти ласточки, лоси, белочки и так далее слишком в этом смысле оскорбили чувства всех тех, кто писал экспертизу и кто выносил это предупреждение. Вы его оспаривать не стали. И оно вроде как подвисло. И что дальше?



Наталья Исакова: И мы успокоились, и жили совершенно спокойно до тех пор, пока не обнаружили несколько дней тому назад в Интернете информацию о том, что Генеральная прокуратура на своем сайте разместила некий пресс-релиз, в котором сказано, что телеканал обвиняется в экстремизме, чем это грозит. А также помимо сериала «Южный парк», который обвинен в экстремизме, атаке подверглись еще 12 мультипликационных сериалов, в числе которых такие семейные, в общем-то, многосерийные комедии, как «Симпсоны» и «Гриффины». Мы, к сожалению, не видели текста экспертизы, нам его не прислали. До сих пор наши юристы пытаются его получить. Из пресс-релиза следует, что этим сериалам также инкриминируют пропаганду насилия, жестокости, порнографии. Также там были такие обороты, что «они вызывают чувство невыносимого физического и нравственного страдания», «вызывают панику, ужас и отчаяние».



Анна Качкаева: Я сразу могу сказать, что я не поклонница многих мультфильмов на канале «2х2», ну, просто это, видимо, какое-то другое восприятие мира. Но когда я услышала про «Южный парк», то изумлению моему не было предела. Так же, впрочем, как и про Бивиса и Батхеда, который уже в который раз признан лучшим сериалом последнего 20-летия. А показывают его лет 19. Получил он очередную премию.



Наталья Исакова: Это про Симпсонов.



Анна Качкаева: Да, про Симпсонов, извините. А «Южный парк» - так это вообще один из самых острых сатирических фильмов современности, который по-настоящему бичует американский образ жизни и позволяет себе очень многое про политику, политкорректность, про вот эти претензии на мировое господство, про мир гламура, про массовую культуру, про двойные стандарты, про выхолащивание истинного содержания веры, про манипулирование сознанием. В общем, все те вопросы... Просто его надо уметь смотреть, этот сериал. И вот то, что эксперты так к нему отнеслись, а прокуратура так приняла это на веру, меня, в общем, конечно, тоже несколько изумило.


Но что вы-то сейчас предпринимаете по этому поводу? Что-то предпринимаете?



Наталья Исакова: Сейчас мы определились с адвокатами, которые будут нас защищать уже в правовом поле. Естественно, у нас нет другого выхода. Москва за нами. Нам остается только идти в суд и быть абсолютно уверенными в том, что правда за нами.



Анна Качкаева: Ольга, вот вы, с точки зрения психологии восприятия, как относитесь к этому разворачивающемуся действию, которое уже у нас в течение года длится, вокруг мультфильмов?



Ольга Маховская: Надо смотреть на всех участников и на их мотивацию. Потому что весной у меня было ощущение, что это история рейдерства, что поскольку канал перетягивает аудиторию самую желанную, мужскую, и активную на себя, то он путается под ногами у «больших» каналов, и в этом смысле неугоден. Более того, канал, который транслирует американскую продукцию, легче всего закрыть, поскольку не придется объяснять общественности широкой, почему именно этот канал закрывается. У нас, конечно, нет культуры социальной сатиры, она не привилась в наше кукольное или «Маппет -Шоу». И они были сняты. И поэтому мы живем в стране с абсолютными авторитетами. И сейчас мы видим, как идет реконструкция вот этих ценностей и абсолютных авторитетов. Некоторые эксперты, полтора человека (и я хочу узнать, кто они), выносят свой вердикт. И на основании этого мнения... то есть вот эти немногочисленные люди принимают решения об атмосфере нравственной в стране и так далее. И конечно, тут экспертное сообщество должно быть более широко представлено.


Я хочу напомнить экспертам, поскольку у меня нет возможности с ними общаться – они все время уходят...



Анна Качкаева: Да, я должна сказать нашим слушателям, что в предыдущей нашей программе, когда мы разговаривали по поводу «Лесных друзей», мы очень рассчитывали... и я договорилась с господином Ситниковым, заместителем главы тогда еще Россвязьохранкультуры, который и подписывал предупреждение каналу «2х2», и он вроде бы не возражал быть в эфире, но в последний момент что-то такое произошло, звонок сорвался, и больше он ни разу не вышел к нам на связь и не объяснил, с чем это было связано. В этот раз я даже не стала звонить, потому что еще второго предупреждения-то нет, а с тем, как прокуратура со своими экспертами обозначает их, тоже, в общем, до конца не понятно.


Но я позвонила в Фонд, от имени которого, в том числе, видимо, была написана претензия по поводу канала «2х2». Потому что на него, во всяком случае, ссылается Россвязькомнадзор – теперь уже изменилось название. Так вот, это Фонд «Семья», который создан в 2007 году. Вполне симпатичный у него сайт и деятельность очень мирная, направленная на повышение престижа и роли семьи в обществе, защиту детства, материнства, отцовства, профилактику беспризорности, безнадзорности и социального сиротства. Ну, культурное и нравственное, духовное развитие личности, пропаганда здорового образа жизни и улучшение морально-психологического состояния человека. Так написано про деятельность этого Фонда. И там работают разные программы, в том числе Школа приемных родителей, социальная служба, подростковый клуб, турклуб, оздоровительные лагеря. И всякие семинары он проводит. И вот на подростковой страничке клуба ярко и живо рассказано о вечеринке для тех, кому 14. И там вполне себе фигурируют и слова «секс», и « RnB», и мода, и прочие всякие молодежные словечки.



Наталья Исакова: Но самое главное, что там фигурирует слово « d rugs » («наркотики»).



Анна Качкаева: Да-да! А вроде бы как раз против этого... Даже более того, вроде бы они против этого выступают, когда говорят о канале «2х2».



Наталья Исакова: Мы как раз по этому поводу пошутили у себя на сайте: что же тогда «Семью» не устроило в содержании «2х2»? Может быть, как раз отсутствие пропаганды наркотиков, гламура и эротики?



Анна Качкаева: Не говоря уже о том, что все эти мультфильмы – и «Южный парк», и «Лесные друзья», - все они идут вечером, конечно, и так далее.


Так вот, я просто расскажу окончательно уже про Фонд. Я туда позвонила. Меня любезно связали с его директором Михаилом Пименовым. Господин Пименов звонку моему очень удивился, стал переспрашивать, когда все это было, что это за история. Канал «2х2» он, конечно, не смотрит, потому что смотрит только «Новости», в принципе, потому что телевизор смотреть некогда. На мой вопрос «а кто подписывал от имени Фонда претензии в надзорные органы?», Михаил Викторович ясного ответа так и не дал, сказал, что, может быть, возглавляемый им Фонд подписывал такие претензии с кем-то еще, с какой-то еще организацией, но он этого точно не помнит. И лучше, сказал он, обратиться к другому сотруднику Фонда Алексею Рудову, который руководит проектом «К новой семье» и занимается вроде бы вопросами социальной рекламы. Но его телефон, который мне продиктовали, пока все время занят. Поэтому с господином Рудовым я не связалась. Но вот такой контекст, когда руководитель Фонда не помнит, какие же претензии по поводу канала «2х2» от имени Фонда или от его имени передавали, в общем, в очень серьезные инстанции.



Михаил Федотов: Анечка, у меня большая просьба. Когда вы свяжетесь с господином Рудовым, узнайте у него, пожалуйста, что он имеет в виду под названием своего проекта «К новой семье».



Анна Качкаева: Хорошо. Я обязательно, Михаил Александрович, это сделаю. Михаил Александрович, как вы оцениваете всю эту ситуацию?



Михаил Федотов: То, что случилось с каналом «2х2», является совершенно естественным продолжением того, что происходит с нашим законодательством в этой сфере. Как только наш законодатель начал расширять понятие «экстремизм» за пределы физического насилия, дальше стало возможным все. Сейчас экстремизмом можно признать все что угодно – плакат, частушку, песню, мультфильм. Причем экстремизм может быть как по национальному признаку, религиозному, социальному – любому, по сути дела. Можно очень широко трактовать, например, социальный признак. Мы с вами знаем историю, когда под социальную рознь подвели критику в адрес милиционеров. Ну, тоже новая социальная группа – милиционеры. Не знал никогда. Изучал социологию, но такого не слышал никогда. Ну, это новое слово вообще в социальных науках.


Так вот, то, что произошло, это полностью вписывается в наш закон «О противодействии экстремистской деятельности», где функция вынесения предупреждений в адрес средств массовой информации по признакам экстремистской деятельности возложена не только на Росохранкультуры, а теперь Россвязькомнадзор, в котором все-таки работают профессиональные люди, они этим занимаются специально, но также и на органы прокуратуры. А органы прокуратуры – это, как вы понимаете, вся ветвь прокурорской власти. То есть от самого верха до самого низа, то есть до районной прокуратуры. А районная прокуратура, ну, там, естественно, нет специалистов, которые каждый день занимаются проблемами функционирования средств массовой информации. Там есть специалисты, которые занимаются убийствами, например, или общим надзором, или в основном сейчас это поддержание обвинения в уголовном судопроизводстве – вот чем занимаются работники прокуратуры. А специалистов вот таких, как есть в Россвязькомнадзоре, там, конечно, нет. Но право выносить предупреждение у них есть. Причем это право у них давно уже есть, шесть лет, с 2002 года. И они этим правом сейчас воспользовались.


Что стоит за этой историей? Ну, можно предполагать, что это рейдерство, можно предполагать, что это какой-то политический заказ или чье-то персональное давление. Здесь может быть много разных версий.



Анна Качкаева: А вот у меня такое ощущение, что вы все исключаете, что это возмущенная общественность. Почему нет?



Михаил Федотов: Я вам скажу, почему нет. Потому что я еще не знаю ни одного случая, чтобы просто сама по себе возмущенная общественность могла воздействовать на наши органы власти. Я такого случая не припомню. Я вам могу привести много примеров, когда в советское время у нас это было очень часто: «По многочисленным просьбам трудящихся повышаются цены на масло, молоко и другие продукты. По многочисленным просьбам трудящихся делается то-то и то-то». Здесь то же самое.



Анна Качкаева: Почему же? Ведь в Европе, в Америке, и мы все время об этом говорили, есть комитет заинтересованных зрителей, возмущенных родителей, добровольные...



Михаил Федотов: Безусловно.



Анна Качкаева: И их тоже, кстати, очень не любит пресса и каналы. Но они существуют.



Михаил Федотов: Вы знаете, у Маршака есть замечательная строчка: «Ты не в Чикаго, моя дорогая». Так что мы с вами не в Америке живем, слава Богу, у нас здесь свои правила. И наши правила говорят о том, что общественность у нас включается тогда, когда ее нужно включить. Вот когда ее нужно включить – она включается. И кстати говоря, наши органы власти иногда очень разумно и очень умело пользуются помощью как раз общественности. Не далее как вчера...



Анна Качкаева: Да-да, у вас же была вчера комиссия по жалобам на прессу.



Михаил Федотов: Да, вчера заседала Общественная коллегия по жалобам на прессу. И обратился в нашу коллегию не кто иной, как Россвязькомнадзор, тогда он еще назывался «Россвязьохранкультуры». Вот они тогда к нам обратились по поводу двух передач телеканала НТВ. Не «2х2», а НТВ. Это была одна развлекательная программа новогодняя, которая называлась «Пожар в джунглях», где девушки топлес прыгали и скакали. И они спрашивали: «Можно ли это показывать в новогоднюю ночь?». А вторая передача касалась... она была из серии «Лихие 1990-ые» и касалась педофилии, детской порнографии и так далее. Ну, жесткая передача, и она сильно бьет по нервам. Вот мы посмотрели вчера. Были очень уважаемые люди в составе коллегии, в том числе Владимир Владимирович Познер, «наше все» в области телевидения, Ирена Стефановна Лесневская, основательница РЕН-ТВ, ну и другие уважаемые люди, например, протоирей Отец Александр (Макаров) и многие-многие другие, члены Общественной палаты, в частности. И вот мы единогласно вынесли решение, что мы ни в одной из этих передач телеканала НТВ не видим никаких нарушений. Да, наверное, в новогоднюю ночь телекомпания могла бы предупредить зрителей о том, что в ее новогодней программе будут некоторые эротические коннотации. Это не эротическая программа, безусловно.



Анна Качкаева: А в «Лихих 1990-ых» можно было бы это показывать не в 19 часов...



Михаил Федотов: Нет-нет, в «Лихих 1990-ых»...



Анна Качкаева: И заретушировать детские лица.



Михаил Федотов: Заретушировать детские лица – это мы как раз рекомендовали бы. Но там очень сложно это рекомендовать, потому что это детские лица, взятые из роликов, которые получены из-за рубежа. И российские это дети или не российские, мы сказать не можем.



Анна Качкаева: Так надо писать. И это тоже вопрос к каналу: напишите, откуда взято, какой архив и прочее.



Михаил Федотов: Конечно! Но обвинять в том, что они нарушили что-то с точки зрения закона, здесь нельзя, потому что закон ничего такого не предусматривает.



Анна Качкаева: Безусловно, самоограничение и этика.



Михаил Федотов: Конечно. Поэтому здесь мы могли вынести некоторые им рекомендации, но поругать их за это, конечно, мы не могли – не за что ругать. И в частности, не за что ругать с точки зрения нарушения закона.


И я все жду, когда в нашу Общественную коллегию по жалобам на прессу обратится разгневанная общественность с жалобами на канал «2х2». Почему же она не обращается? Общественность, ау! Где вы?



Анна Качкаева: И мы продолжаем разговор о судьбе небольшого и, казалось бы, совершенно безобидного мультипликационного канала «2х2». Конечно, с несколько эпатажным лозунгом «Выключи мозги, включи «2х2». Конечно же, с некоторыми экстремальными рисунками, отбойками, промо и прочими вещами. Но они все совпадают со стилистикой этого канала, который и про себя-то говорит, что он канал для взрослых детей, для той молодежи, которая хочет и умеет разговаривать таким языком. И вот над ним сгустились тучи. Мы думали, что весенняя история как-то закончится. Вроде бы предупреждение вынесли, вроде бы канал мультфильм «Лесные друзья» снял с эфира, не стал ссориться с государственными органами, принял во внимание претензии общественности. Но, тем не менее, претензии общественности не завершены. Опять экспертиза. 118 серий кто-то и почему-то отсмотрел. И теперь уже прокуратура обвиняет мультфильмы, показанные на этом канале, в экстремизме. В том числе и знаменитый сатирический, очень знаковый для нынешнего времени мультфильм «Южный парк».


И я задала вопрос: почему все мои сегодняшние гости не верят в искреннее возмущение общественности? Михаил Александрович сказал: «Где эта общественность? Почему она не приходит в Коллегию по жалобам на прессу?». А вот у Натальи какие-то другие, видимо, еще сведения по поводу общественности.



Наталья Исакова: Я просто хотела бы дополнить как раз, что за все это время телеканал «2х2» в свой адрес не получил ни единой разгневанной жалобы зрителей. «2х2» - в принципе, это такое уникальное явление на рынке, обладающее самой лояльной аудиторией. Где-то треть зрителей ничего, кроме «2х2», вообще не смотрит. Поэтому возникает вопрос: кто эти люди, которые пишут в различные органы? Почему они не жалуются, собственно, в адрес телеканала? Это во-первых.


Во-вторых, можно обратиться, собственно, к формуле «ищи того, кому выгодно», и обратить внимание на тот факт, что на рынке не осталось ни одной свободной частоты для вещания в Москве. То есть очевидно, что...



Михаил Федотов: Да, это правда.



Анна Качкаева: Наташа, надо сказать, что у вас заканчивается лицензия.



Михаил Федотов: Срок лицензии заканчивается, я прочитал, где-то в октябре. Так?



Наталья Исакова: 17 октября, совершенно верно. И все процессы, которые вот сейчас активизировались, они аккурат под это число. Хотя экспертиза сама была проведена еще в марте, а претензии - так и вовсе по эпизоду, который имел место 9 января. То есть все это заставляет работать мозг вот в этом направлении, что, видимо, неспроста эти совпадения.


Кроме того, следует отметить тот факт, что часть людей, писавших жалобы, насколько мы знаем, потом стали экспертами и писали заключение. Также нам стало известно, что был организован целый поток рекламных сообщений против «2х2». В частности, перед тем, как «2х2» выходил в города большой Москвы, в областной прессе стали появляться статьи, которые призывали зрителей писать жалобы в Россвязьохранкультуры, потому что «2х2» - это рупор сатанизма» и так далее. Как нам стало известно, эти статьи были проплачены. Главный редактор газеты отказалась сообщить, кто именно заплатил, но, тем не менее, этот факт имел место.



Анна Качкаева: А у вас есть какие-то подтверждения вот тому, о чем вы говорите сейчас?



Наталья Исакова: Насколько я знаю, существует запись этого разговора.



Анна Качкаева: А она будет иметь какое-нибудь значение, когда они пойдут в суд, Михаил Александрович?



Михаил Федотов: Конечно. Суд принимает к рассмотрению и учитывает все доказательства, которые имеют отношение по делу. Но только суд должен сказать, насколько эти доказательства относимы и насколько они касаются данного дела.



Анна Качкаева: Понятно. То есть опять же вы тоже не верите в протесты возмущенной общественности. Хорошо. А предположение о том, кому это выгодно, у вас есть?



Наталья Исакова: Предположения есть, но озвучивать я их не могу.



Анна Качкаева: «Не рискну». Понятно. Хорошо.


Ольга, тогда у меня вопрос к вам. Я вам специально дала возможность познакомиться с еще первым заключением, там, где фигурируют ваши коллеги, доктора наук, господа Понкин, Абраменкова, профессор Слободчиков. Это еще в связи с мультфильмом «Лесные друзья». Я не прошу вас оценивать уважаемых профессоров по поводу их квалификации. Вы читали текст. Как на ваш взгляд, насколько репрезентативен и убедителен текст этой экспертизы?



Ольга Маховская: А там нет никаких признаков экспертизы. Потому что там просто такая огульная оценка и критика. А профессиональная экспертиза состояла бы в следующем. Такого-то числа были проведены исследования, в них принимали участие дети, если мы говорим о влиянии детской аудитории и так далее...



Анна Качкаева: Так канал-то не для детей.



Ольга Маховская: В том-то и дело! Я знаю, что Вера Абраменкова – это детский психолог с крепкой репутацией.



Анна Качкаева: Да. И я посмотрела, у нее довольно приличные работы, и она фигурирует в учебниках и так далее. Но она занимается детьми.



Ольга Маховская: Да, она занимается детьми. То есть сам факт привлечения детских психологов к недетскому каналу – это уже некорректность. Я понимаю боль душевную экспертов-психологов, которые ратуют за нравственность наших детей и так далее, которые первый раз увидели этот продукт и возмутились. Но я не понимаю, почему они тогда не возмущались, когда выходили, одна за одной, последние 30 лет книжки Остера «Вредные советы». Там тоже есть все признаки экстремизма, агрессии и чего угодно. И за это время выросло поколение людей или на книгах Остера, или под влиянием изменяющейся психологии родителей, у которых представление о свободе, о том, что можно сделать с этим миром и этой жизнью, оно другое. Мы, детские психологи, это поколение очень плохо воспринимаем. Потому что мы принадлежим к поколению родителей. Нам страшно оттого, что они в своем уме могут делать все что угодно. Они низвергают любые авторитеты, включая президентов и так далее. Они могут поместить себя в воображении в любую ситуацию. И вот эта степень свободы человека несвободного сама по себе потрясает и парализует. То есть я, как психолог, с сочувствием отношусь к экспертам и думаю, что они нуждаются в психологической реабилитации, если первый раз только увидели этот продукт.



Анна Качкаева: В общем, да. Потому что очень многие взрослые люди... и я проверяла это, показывая или попросив однажды посмотреть некоторое количество того, что показывает канал «2х2». Не всякий взрослый может как-то смириться с тем, что он видит. Стилистика другая.



Ольга Маховская: Но никто его и не заставляет.



Михаил Федотов: Ну, давайте проведем простой эксперимент. К вопросу о нашей общественности. Если кто-то обратится в Общественную коллегию по жалобам на прессу с жалобой по поводу содержания канала «2х2», с конкретными указаниям – вот этот сериал, этот и вот этот, то мы обратимся на канал «2х2» и скажем: «Пожалуйста, принесите нам эти сериалы». Мы их посмотрим, мы пригласим экспертов-психологов, безусловно. Мы соберем просто коллегию. В коллегию входят 50 человек, на всякий случай. И там есть Палата представителей медиа-сообщества и есть Палата представителей медиа-аудитории, где представлены религиозные организации и политические партии, Общественная палата, Совет судей Российской Федерации, Адвокатская палата России и так далее. Вот самые разные люди, самые разные. И вот они все вместе сядут, посмотрят и вынесут свое решение. Но, к сожалению, детей там, конечно, не будет, сразу вам говорю.



Анна Качкаева: И не может быть. Потому что канал все время подчеркивает: «Этот сериал не рекомендуется...», - и так далее.



Наталья Исакова: Я бы хотела подчеркнуть, что тема детей – это то, чем, собственно, манипулируют. Давайте тогда запретим вообще все каналы, кроме «Бибигона» и «Теленяни». Потому что «Новости» детям тоже смотреть, в общем-то, наверное, не стоит и непонятно.



Ольга Маховская: А я буду предлагать запретить «Бибиогна» и «Теленяню» именно потому, что их продукция для детей очень низкая. Понимаете, мы закрываем все телевидение... или мы помогаем этому телевидению развиваться, и оно прислушивается к нам, или мы пытаемся закрыться от любой угрозы своему собственному сознанию. Потому что вот то, что пишут эксперты, это их личный страх, это проекция их личных переживаний оттого, что они живут в стране, где уже никто не живет по единым законам. Для авторитетного человека в экспертном сообществе это самое страшное - когда его никто не слушает. Он хотел бы быть абсолютным экспертом в своей области.



Анна Качкаева: То есть, Ольга, допускаете ли вы, что сейчас на волне вот этих довольно тонких материй эксперты, то есть ваши коллеги... Раньше у нас психологии было не очень много, а сейчас будет битва за психологов. И будет одна группа примыкать к одному лагерю, так сказать, борясь за нравственность, другая группа психологов будет говорить «не душите свободу». Это может сейчас начаться?



Ольга Маховская: Конечно. И это расслоение происходит во всех слоях общества, в том числе и в экспертном сообществе, безусловно. И всем нам, кто сотрудничает с телевидением, припомнят то, что мы пытались как-то влиять на него или с ними сотрудничали. Потому что находят внутренних врагов теперь. И поскольку чувствует эксперт, который ориентирован на карьеру, он чувствует конъюнктуру, что идет консолидация в стране или мобилизация общества вокруг каких-то старых ценностей, то здесь они о себе заявляют в полной мере. Вот канал «2х2» - это такая красная тряпка, поскольку там вся продукция «чужая». И то, что у вас американская продукция, само по себе раздражает и является поводом для таких демаршей.



Наталья Исакова: Но у нас не только американская продукция.



Ольга Маховская: А зачем вы защищаетесь?



Наталья Исакова: На «2х2» показывается анимация, созданная во всем мире, начиная от Азии и заканчивая Америкой.



Михаил Федотов: А Россия?



Наталья Исакова: И Россия тоже есть, конечно.



Ольга Маховская: Наташа, у нас же ведь своей мультипликации нет. Что вы должны говорить: «У нас детского кино нет. И мы вынуждены это покупать».



Наталья Исакова: Подождите! Давайте избегать слова «дети» в принципе. Телеканал «2х2» - это не канал мультфильмов. Это телеканал современной анимации для зрелых людей. Единственное, что людей пугает и путает, это то, что мы видим не людей в качестве картинки, а нарисованные изображения. Это всего лишь способ визуализировать, визуализация.



Ольга Маховская: Это форма.



Наталья Исакова: Да, это форма. Но есть стереотипы, что уж если мультфильм, то для детей. Давайте сразу скажем: не для детей. Это не значит, что это «клубничка» для взрослых, это какие-то эротические мультфильмы. Нет. Это обыкновенные, назовем их, художественные фильмы, в которых главные герои – не люди, а нарисованные персонажи.



Анна Качкаева: Это разговор про жизнь, но только другим способом. Я все время говорю, что это ровно то же самое.



Ольга Маховская: Но мы-то с детства привыкли, что мульти-пульти – это для детей. Поэтому...



Наталья Исакова: Да, по сути, здесь классический конфликт между культурой массовой и субкультурой. Действительно, даже не все взрослые могут это смотреть, потому что это канал для людей, имеющих непосредственное отношение к современной культуре. Наш основной зритель – это мужчины 25-26 лет. Поэтому, естественно, если ты смотришь, прошу прощения за банальность, «Аншлаг» или ты любишь Петросяна, и тебя там все устраивает, то, придя на «2х2», ты просто не поймешь, что происходит, и ничего, кроме агрессии и ненависти, у тебя это не вызовет. И не потому, что это пошлее, чем то, что ты любишь смотреть, а потому что это просто не понятно.



Анна Качкаева: Давайте я прочитаю то, что нам пишут слушатели.


Господин Добрый написал: «У канала «2х2» заканчивается срок лицензии на вещание. И продлевать его никто не собирается - слишком много нареканий от общественных организаций, родителей и так далее. Сам-то я, конечно, не против, чтобы он вещал, но надо учитывать и мнение народа».



Наталья Исакова: Да, давайте учитывать мнение 11 миллионов зрителей «2х2», которых гораздо больше, чем тех зрителей, которые не смотрят и жалуются.



Анна Качкаева: Сергей из Москвы: «Имею представление о том, что собой представляет канал «2х2». По-моему, нет никакой разницы между ним и, например, НТВ или ТНТ. Только там – мультики, а здесь – живые люди». Ну, вот это тоже что-то такое с сознанием-то: никакой разницы нет – мультики или живые люди. Я думаю, что разница есть все-таки.



Наталья Исакова: Я хочу сказать, что разница принципиальная. «2х2» находится в некой фронде по отношению ко всему телевидению существующему. На «2х2» нет «мыльных» сериалов, нет реалити-шоу бесконечных, нет бандитских ценностей, нет какого-то плоского юмора, нет гламура, нет SMS -выкачивания денег, типа «пришли SMS – получи гороскоп своей собаки» и так далее. Мы стараемся как раз опровергнуть все то, что уже абсолютно навязло. И почему, собственно, люди перестают смотреть телевизор? Потому что это просто уже невозможно! И именно поэтому «2х2» раздражает – там нет ничего привычного. Мы как раз за человеческое лицо телевизионное.



Анна Качкаева: Михаил Александрович, пожалуйста.



Михаил Федотов: Я хотел бы немножко продолжить эту линию дальше. Что я имею в виду. Наш зритель не готов к тому, что его ожидает в самое ближайшее время. К 2015 году наше телевидение должно полностью перейти на цифровой формат вещания. Переход на «цифру» означает, что там, где сегодня принимали два канала телевидения, будут принимать 10-12. Там, где принимали три канала, будут принимать 40 каналов телевидения. Понимаете? Разнообразие будет очень большое. Там будут каналы и такие, и сякие, и эдакие. Зритель, который привык есть только манную кашу и ничего другого, у него просто будет несварение мозгов.



Ольга Маховская: Даже эксперты не выдерживают.



Михаил Федотов: Да. Вот вы называли фамилии экспертов, а я думаю: «Господи! Вот я, человек, далекий от психологии, но почему же я знаю все эти фамилии?». Вот все фамилии, которые вы называли, они на слуху, потому что каждый скандал в медийной сфере, он связан обязательно с этими фамилиями.



Ольга Маховская: Ну, способ продвижения эксперта, как и способ продвижения религиозной организации какой-то.



Анна Качкаева: Единые эксперты.



Наталья Исакова: Да-да. Потому что основные жалобщики – это религиозная...



Ольга Маховская: Я хочу напомнить, что в стране более 2 тысяч религиозных организаций, к вопросу об общественности. Какая-то маленькая организация, название которой я никак не запомню...



Наталья Исакова: Я как раз не хочу их называть, чтобы...



Анна Качкаева: ...лишний раз не пиарить.



Наталья Исакова: Потому что ребята очень этого хотят.



Ольга Маховская: А они на вас обидятся.



Анна Качкаева: Ну, это как в Саудовской Аравии Микки Мауса к смертной казни приговорили, потому что шейх там экспертизу тоже провел. Ну вот, видимо, тут, в общем, где-то так же.



Михаил Федотов: Вы знаете, я хотел бы вернуться (вы уж простите) к детям.



Ольга Маховская: Дети – это святое.



Михаил Федотов: Да. Но канал «2х2», наверное, не для детей. Я не знаю, я этот канал... если надо будет, то буду смотреть - тогда, когда будут жалобы в Общественную коллегию по жалобам на прессу. Вот тогда придется все это смотреть. А вообще я предпочитаю смотреть совершенно другие каналы. Но дело не в этом.


Почему я говорю о детях? Потому что детей надо приучать к тому, как воспринимается массовая информация.



Анна Качкаева: Что она может быть разной, и хорошо бы ее уметь смотреть.



Михаил Федотов: Что такое телевидение, что такое радио, что такое газеты, что такое Интернет. Потому что иначе вот наше старое, советское восприятие «что написано в газете – это правда»... Может быть, вы знаете историю про то, как в 1930-ые годы в газете «Правда» напечатали фотографию какого-то передовика производства, но перепутали фамилию. Он обратился и говорит: «Сделайте поправку». А ему говорят: «Нет, вам выдадут новый паспорт». И выдали. Потому что газета ошибиться не может. Точно так же и наши зрители, а особенно старшего поколения, они смотрят на телевидение и говорят: «Ну, это же в телевизоре показали, значит, так оно и есть». Но это неправда. Если вы приходите в театр, и вам показывают сцены из Древнего Рима, вы же не представляете себе, что вот это то, что происходит сегодня на улице.



Анна Качкаева: И потом, вот я вчера и сегодня утром лишний раз включила утренний эфир трех каналов до 11 утра, и посмотрев два «ЧП» и один «Дорожный патруль», то вот про экспертное замечание по поводу страха и ужаса вот только не надо. Потому что там, я сразу могу сказать, четверо носилок с выниманием человека из перекореженной машины, аварии просто с расплющенными двумя машинами, с рукой посиневшей, прикрытой листвой. И это все – утро! Рыдающие тетушки, сбитая корова, текст журналиста: «Коровка померла. Пострадавшие в больнице. Машина сгорела». И это все до 11 утра на федеральных каналах. Ну, слава Богу, нет, совсем уж трупы не показывают и кровища не льется...



Михаил Федотов: Аня, а вы хотите, чтобы это показывали после 23 часов?



Анна Качкаева: Нет, я ничего не хочу.



Михаил Федотов: Это же не эротика.



Анна Качкаева: Это не эротика. Я просто хочу сказать, что это есть, это показывают. Так что же мы привязались к этому несчастному каналу «2х2»?



Михаил Федотов: Вы знаете, я думаю, что зло мира не станет меньше оттого, что мы будем его меньше показывать. А вот если мы его будем меньше показывать, то оно станет больше, оно поймет, что оно безнаказанно.



Анна Качкаева: Ну, вот Иван из Подольска так не считает. Он пишет: «2х2» - это жвачка для глаз, для тех, кто хочет быть тупее тупого. Посмотрел. А те, кто их поддерживает, не хотят напрягать мозги, только поржать, пожрать и кушать «Твикс». Вот если бы как раз вы внимательнее, Иван, смотрели этот канал...



Наталья Исакова: Я хочу сказать, что наш первый лозунг «Выключи мозг, включи «2х2»!» был, в общем-то, иронией. Потому что «2х2» - это как раз телеканал для думающего зрителя. У нас все зрители в основном знают не один иностранных язык и имеют высшее образование. Так что...



Анна Качкаева: Давайте послушаем мнения. Эрнест Давыдович из Москвы, здравствуйте.



Слушатель: Здравствуйте. Я канал «2х2» не смотрю, ничего о нем не знаю. Я просто хочу сделать замечание по поводу общественности. Как же так тогда не заметили общественность, когда закрывали НТВ? Около «Останкино» собралось около 50 тысяч народа в дождик. И никто этого не заметил. Это первое.



Михаил Федотов: Нет, мы-то с вами как раз это заметили.



Слушатель: Мы-то заметили, да. Второе. Буквально месяца два назад в «Московском комсомольце», на мой взгляд, была очень хорошая серия статей Александра Минкина по поводу телевидения. И вот он там хорошо написал одну вещь, что ребенок, выросший с 1992 года, увидел по телевидению, как минимум, 20 тысяч убийств. И никто не думает закрывать НТВ, где вообще только включишь телевизор – сразу на тебя пистолет.



Анна Качкаева: Спасибо, Эрнест Давыдович. Ясна ваша позиция. Даже мы не будем ничего комментировать. Это такая реплика.


Владимир Иванович из Москвы, здравствуйте.



Слушатель: Здравствуйте. Я хочу обратить ваше внимание вот на что. Вы все, так сказать, ядреные мэтры пера, в хорошем понимании этого слова. И вы знаете, что в любом повествовании есть некий апогей рассказа или любого повествования. Так вот, у меня такое впечатление, что убрав всю собственность народа в виде природных ресурсов и так далее, наши так называемые самоизбранные президенты, они именно ввели страну в эту форму апогея, в агрессию, дабы увеличить...



Анна Качкаева: Ой, Владимир Иванович, вы куда-то далеко нас с президентами... Вот мы уж тут про президентов, точно совершенно, ничего не хотели говорить. Хотя, может быть, они этого и заслуживают.



Михаил Федотов: А может быть, они смотрят «2х2».



Анна Качкаева: Может быть, и смотрят.



Ольга Маховская: Задаем вопрос президенту.



Анна Качкаева: Потому что, например, «Южный парк»... никакой другой фильм в Америке так жестко не относится к президенту Бушу, и вообще, никакой телеканал, как этот мультфильм, на самом деле. Поэтому очень может быть, что...



Михаил Федотов: То есть вы хотите сказать, что эти мультфильмы – это наша контрпропаганда против американской пропаганды?



Анна Качкаева: Ну, можно было бы и так истолковать. Может быть, тогда бы «2х2» и не закрыли.



Наталья Исакова: В Интернете была забавная реплика: «Вы знаете, что любимой группой в юности нашего президента была группа « Black Sabbath»? А вы пробовали читать их тексты?».



Анна Качкаева: Да-да, кстати!



Наталья Исакова: И вырос нормальным человеком.



Анна Качкаева: Олег из Москвы, здравствуйте.



Слушатель: Здравствуйте. Во-первых, я хотел бы уточнить. «Лесные друзья» - это то, что в народном обращении называлось «Лесная братва»?



Наталья Исакова: Нет-нет, это «Happy Tree Friends». Это история по маленьких лесных зверушек, которые в каждой серии нарушают некую инструкцию по технике безопасности, и в итоге – расплачиваются.



Слушатель: Ага, понятно. И у меня вот какой вопрос, ну, наверное, скорее всего, к психологу. Вот все считают, что детям нельзя рассказывать страшные сказки. И я помню, что в детстве мне отец все время читал немецкие сказки народные или в обработке, и я помню, что они были очень страшными. И в Германии их потом даже немножко цензурировали, и сейчас, говорят, они выходят в другом виде. Но мне не кажется, что моя психика от этого как-то пострадала. Откуда происходят...



Анна Качкаева: ...вот эти страхи взрослые? Да, понятно. Почему страшное нельзя? Да уж, если почитать про Золушку и про кота, то там вообще на могилке-то много чего неприятного можно прочесть.



Михаил Федотов: А вспомните про Аленушку и козленочка.



Анна Качкаева: Ольга, откуда происходят взрослые страхи по поводу того, что страшное вредно, и не только детям, но и взрослым?



Ольга Маховская: А это совсем другой страх. Это не страх страшного, а страх потери авторитета. Потому что с ребенком, который не боится смотреть такие сериалы, с ним очень трудно договориться, грубо говоря, вот такая условная формула. Конечно, детские страшилки рекомендуются в известной мере. Мы все хорошо знаем, что психологическая функция их в том, чтобы тренировать, во-первых, воображение, а во-вторых, ребенку сообщать о границах дозволенного, в-третьих, готовить к большой жизни, где очень много стрессогенных факторов, чтобы он не пугался и не шокировался, а быстро принимал решения, оценивал ситуацию. Поэтому, дорогой радиослушатель, вы абсолютно сохранны, и я рада за вас.



Анна Качкаева: Нам надо завершать программу. Уважаемые гости, ваш прогноз: что будет с каналом «2х2», закроют или нет? Ольга, пожалуйста.



Ольга Маховская: Никогда!



Михаил Федотов: Не знаю. Здесь как решат наши власти, так оно и будет. А общественность здесь совершенно не при чем.



Анна Качкаева: Ну, я не думаю, что так считают люди, которые сейчас собирают подписи в защиту канала «2х2». Они, наверное, все-таки рассчитывают на то, что так не произойдет.


Ну, вы-то, Наталья, понятно, рассчитываете, что так не произойдет. Или все-таки есть опасения?



Наталья Исакова: Я надеюсь на то, что 11 миллионов зрителей с хорошими, светлыми лицами и умными глазами все-таки сыграют свою решающую роль. И хочу сказать, что если все-таки частоту у «2х2» заберут, то горе тому, кому она достанется. Потому что большое движение в Интернете с призывами саботировать этот будущий канал, если он будет... Потому что тогда будет финал детектива, в результате которого мы узнаем, кто самый главный злодей.



Михаил Федотов: Ой, я знаю. Это будет канал для психологов.



Анна Качкаева: Спасибо. Всего доброго!


XS
SM
MD
LG