Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Бедность и доходы в Америке. Почему эти показатели американской статистики считаются самыми неточными


Ирина Лагунина: В конце августа Бюро переписи населения США опубликовало данные по итогам 2007 года, которые говорят о том, что число американцев, живущих в бедности, увеличилось. Какие тенденции скрываются за свежими статистическими данными о бедности и доходах американской семьи? Эта тему обсудили эксперты, собравшиеся в исследовательском Институте Брукингса в Вашингтоне. Рассказывает наш корреспондент в Вашингтоне Аллан Давыдов.



Аллан Давыдов: При знакомстве с докладом этого федерального агентства бросается в глаза, насколько больше стало американских детей, живущих в бедности: за последний год их число увеличилось на полмиллиона и достигло 13 миллионов 300 тысяч. Больше стало и бедных семей, где главой являются женщины – в основном вдовы или матери-одиночки. В целом число американских бедняков выросло на 816 тысяч и превысило 37 миллионов. Это составляет 12,5 процента, то есть, одну восьмую часть населения США.


Казалось бы, в сравнении с 12,3 процентами – данными 2006 года - разница невелика. Но при переводе на язык людских судеб это означает годовой прирост в 1 миллион человек.


Напомним, речь идет о данных за 2007 год. Это значит, что они не отражают ущерб от экономического спада, начавшегося примерно в конце прошлого года. Однако ожидается, что опубликованные данные непременно будут использоваться политиками в ходе нынешней предвыборной кампании. Это отмечалось на конференции в Институте Брукингса в Вашингтоне. Как говорит Рон Хаскинс, содиректор Центра детства и семьи Института Брукингса, в ходе нынешней предвыборной кампании тема бедности и доходов американских семей представляется более важной, чем прежде.



Рон Хаскинс: Есть ощущение, что мы живем в преддверии реальных действий в этой сфере со стороны части Конгресса и администрации, которая придет к власти в январе 2009 года. Мы вступаем – или уже вступили - в экономическую рецессию. В такие времена вопрос о занятости и положении людей с низкими доходами обычно встает особенно остро. Кроме того, мы все уже давно согласны с тем, что положение малоимущих в стране неудовлетворительное и что статистика не в полной мере его отражает. С новой силой это зазвучало в ходе предвыборной кампании бывшего сенатора-демократа Джона Эдвардса, а также после урагана Катрина, разрушительные последствия которого отчетливо продемонстрировали пропасть между богатыми и бедными. Наконец, сегодня в обеих палатах Конгресса большинство голосов принадлежит демократам, которые стремятся создать новые государственные программы по борьбе с бедностью. Они уже внесли на рассмотрение ряд соответствующих инициатив, в том числе и в Комитете по доходам и расходам Палаты представителей. И если президентом США будет избран представитель Демократической партии – то тогда неотложность борьбы с бедностью будет фактором, мотивирующим деятельность вашингтонских политиков в предстоящем году.



Аллан Давыдов: Но что говорят данные Бюро переписи населения о доходах американских семей? Среднее значение этих доходов между 2006 и 2007 годами повысилось на 1, 3 процента. И показатель растет третий год подряд, и достиг 50233 долларов. Причем очевидно, что для половины семей он может быть выше этого значения, а для другой половины – ниже. Многое зависит от того, где именно в Соединенных Штатах живет та или иная семья. На Среднем Западе и на Юге – доходы оказались выше. На Северо-востоке - ниже. В классификации по расово-этническому признаку, средний семейный доход за год не изменился для выходцев из Латинской Америки и американцев азиатского происхождения.


Одним из сюрпризов отчета Бюро переписи стало снижение - в абсолютном и процентном исчислении - количества американцев, не имеющих медицинской страховки. Однако рост числа охваченных страховкой весьма незначителен. Число незастрахованных снизилось с 47 миллионов до 45,7 миллионов. Во многом это можно отнести за счет расширения страхования за счет государства.


Несмотря на то, что с 2000 года доля валового внутреннего продукта на душу населения растет, прошлогоднее падение рынка жилья добавило в категорию бедных представителей определенных групп населения. Объясняет старший сотрудник Института Брукингса Гэри Бертлесс



Гэри Бертлесс: Рост показателя бедности в прошлом году сконцентрировался среди испаноязычных, иммигрантов без американского гражданства, а также среди жителей Юга и Запада страны. Для этих групп населения проблема, в частности, свелась к резкому снижению объема работ в домостроительной индустрии, в которой многие из них были заняты



Аллан Давыдов: Эксперты считают, что экономический спад может привести еще к более мрачной картине в текущем году. Говорит Ребекка Бланк, старший сотрудник Института Брукингса.



Ребекка Бланк: 2008 год во всех смыслах будет еще более трудным для малоимущих. Выйдем ли мы в этом году из рецессии или нет – неясно. Разумеется, сокращение объема валового внутреннего продукта пока официально не зафиксировано, а именно это является прямым признаком рецессии. Однако нет сомнений, что нас ждет рост бедности и безработицы, особенно среди людей с низкой квалификацией.



Аллан Давыдов: Но насколько соответствует действительности способ подсчета уровня бедности и количества малоимущих в США? Сегодня понятие бедности в основном исходит из цен на продукты питания и из уровня доходов. Многие эксперты говорят, что при всей полезности информации Бюро переписи, она не отражает ряд сфер, существенных для многих работающих семей. Например, бремя ухода за ребенком, затраты на жилье и транспорт, а также региональные различия величин прожиточного минимума. Специалисты и многие законодатели считают, что официальное определение бедности нуждается в пересмотре. Ребекка Бланк напоминает о том, что правительство Соединенных Штатов на протяжении 45 лет пользуется одной и той же устаревшей формулой определения порога бедности. Эта формула была выведена в начале 60-х годов на основании данных Министерства сельского хозяйства о расходах средней американской семьи на еду. Тогда было подсчитано, что эти расходы составляют треть семейного бюджета после вычета налогов. За несколько десятилетий благодаря модернизации пищевой индустрии расходы на еду сократились в среднем до одной шестой семейного бюджета. Однако, рассматривая заявления о выдаче пособий по бедности, чиновники на местах пользуются старой формулой, которая больше не отражает реальной структуры расходов.


Сегодняшние параметры расчета уровня бедности демонстрируют отставание от экономических реалий, с которыми сталкивается большинство американских семей с низкими доходами. Об этом говорит Майкл Лэрэси, координатор частного фонда Энни Кейси, финансирующего проекты помощи детям из бедных семей.



Майкл Лэрэси: Сегодня почти каждый согласится, что нынешняя методика, определяющая порог бедности как ежегодный доход в 21 тысячу долларов для семьи из четырех человек – и близко не стоит к истинным критериям определения бедности. Николас Эберстадт, экономист и демограф из Института American Enterprise с горькой иронией назвал ее «наихудшим индикатором американской статистики». Меня больше всего волнует детский аспект проблемы. Очевидно, что в семьях, находящихся в ловушке хронической бедности, проблемы, связанные с содержанием и воспитанием детей, стоят наиболее остро. 90 процентов детей, переданных на воспитание чужим людям после лишения их родителей родительских прав – это дети бедняков. Школьники из бедных семей в пять раз чаще не дотягивают до базового минимума успеваемости в сравнении с детьми более обеспеченных родителей. У детей из бедных семей намного больше шансов бросить школу, забеременев или совершив правонарушение. Есть все основания опасаться, что хроническая бедность, служащая причиной этих проблем, будет расти, особенно по мере сокращения в США числа низкооплачиваемых рабочих мест, вызванного развитием глобального рынка труда. Без надлежащей помощи все больше американских семей будут вынуждены довольствоваться зарплатой, которая просто не позволяет содержать семью и соответствовать американскому уровню жизни. Такая хроническая бедность серьезно препятствует конкурентоспособности Соединенных Штатов. Учитывая, что наше общество стареет, нам нужно, чтобы каждый ребенок нашел свое место на рынке труда. Поэтому точные критерии бедности должны лечь в основу новой стратегии борьбы с этой хронической проблемой. Сегодня защитники прав малоимущих детей объединяются вокруг идеи сокращения числа бедных наполовину за 10 лет за счет увеличения налогового зачета за заработанный доход и зачета за ребенка, роста жилищных субсидий малоимущим и выделения талонов на продукты питания. Хотя многие считают эффективность этих мер спорной, следует сделать их составной частью новых критериев определения порога бедности и изучать их воздействие на благосостояние семей.



Аллан Давыдов: Гэри Бертлесс из Института Брукингса обращает внимание на то, что сегодня помощь бедным неправомерно связывать только с денежными пособиями.



Гэри Бертлесс: Я оставляю политологам привилегию рассуждать о позициях республиканцев и демократов по поводу новых подходов в определении черты бедности. Но как экономист, признавая информативную ценность статистических изменений за последний год, предлагаю пристальнее вглядеться в дальнюю ретроспективу. Например, в 1960-м году помощь государства семьям с низким доходом на 80 процентов состояла из сугубо денежных дотаций. Эта помощь соответственно отражалась в статистике дохода семей. Сейчас в этой статистике отражается менее 20 процентов государственной помощи малоимущим. При этом крупнейшая статья расходов – расходы на здравоохранение. Правительство провело огромную работу по выравниванию возможности доступа людей к медицинской помощи, докторам, госпиталям и клиникам. Однако ничего этого не учитывается при отнесении человека в категорию бедняков. При всей полезности сравнения статистики бедности текущего и предыдущего годов, было бы ошибкой утверждать, что в 2008 году мы имеем больше бедных, чем в году 1968 или 1988. Потому что государственные расходы на помощь в сфере здравоохранения настолько велики, что игнорировать их просто невозможно.



Аллан Давыдов: Эту мысль вашингтонского экономиста Бертлесса развивает Мэтт Уайдингер, глава канцелярии республиканского меньшинства подкомитета по трудовым ресурсам Палаты представителей. Он говорит, что при жизни буквально одного поколения представления о том, что такое бедный человек, сильно изменились.



Мэтт Уайдингер: Хорошая новость состоит в том, что американская семья любого типа сегодня имеет меньше шансов быть бедной по сравнению с периодом конца 60-х годов, когда я появился на свет. Но плохая новость – в росте числа американцев, живущих и получающих воспитание в семьях с повышенной вероятностью быть бедными. Из-за этой демографической тенденции, переломить которую не могут ни реформа системы государственных пособий по социальному обеспечению, ни другие усилия в помощь малоимущим семьям, совладать с бедностью становится труднее с каждым годом. Некоторые говорят, что для нынешнего поколения характерна всеобщая инерция в борьбе с бедностью, но порой мы забываем о предоставляемых беднякам льготах и выплатах, а это обязывает смотреть на проблему по-другому и учитывать изменения, произошедшие в основных характеристиках американской семьи.



Аллан Давыдов: Мэтт Уайдингер пытается дать свой прогноз действиям Конгресса, новый созыв которого начнет свою работу 3 января 2009 года.



Мэтт Уайдингер: Что предпримет Конгресс следующего созыва? Думаю, в его стенах развернется битва вокруг того, какими критериями теперь определять бедность и засчитывать ли при этом льготы и выплаты, чтобы в результате больше людей официально признавались бедными. Или будет найдено нечто среднее? Думаю, что республиканцам будет что добавить к мерам, предложенным им прежде, наподобие денежных доплат нуждающимся, размер которых зависит от их работы, рода деятельности, образования.



Аллан Давыдов: Продовольственные талоны, налоговые скидки за заработанный доход, государственная медицинская страховка и другие федеральные программы социального вспомоществования, направленные против бедности, но не связанные с прямыми выплатами, все еще не рассматриваются как доход при определении, кого считать бедным, а кого – нет, говорит Уайдингер. Он добавляет, что сегодня большинство демократов и республиканцев в Конгрессе высказываются о необходимости начать принимать эти программы во внимание. Стоимость указанных льгот и компенсации в общей сложности составляет 400 миллиардов долларов в год.



Мэтт Уайдингер: Эта сумма в шесть раз превышает сумму льгот и пособий, учитываемых при определении того, соответствует ли человек статусу бедняка. Это значит, что до сих пор мы получаем, мягко говоря, неполную картину такого социального явления как бедность.



Аллан Давыдов: Если начать учитывать все льготы и пособия, предупреждает Уайдингер, то доля бедняков в общенациональном масштабе может снизиться с 13 до 5 процентов. Демократы, которые сейчас контролируют Комитет по доходам и расходам нижней палаты законодательной власти, уже провели слушания о том, как разработать более точную формулу измерения порога бедности. Однако республиканцы опасаются, что демократы в дальнейшем могут добиться включения в эту формулу расходов на жилье, транспорт, здравоохранение и обучение. И тогда количество бедных в Соединенных Штатах может сразу вырасти с 37 до 52 миллионов. Соответственно, придется увеличивать выплаты из федерального бюджета на помощь бедным.



XS
SM
MD
LG