Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Руководитель Федеральной службы исполнения Юрий Калинин предлагает изменить практику назначения наказаний


Программу ведет Сергей Тарасов. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Марьяна Торочешникова.



Сергей Тарасов: Российским судьям нужно менять практику назначения наказаний. Не сажать в тюрьму за мелкие кражи, например, а ограничиваться штрафом. С таким предложением выступил накануне руководитель Федеральной службы исполнения наказаний Юрий Калинин. В своем интервью "Российской газете" он подчеркнул, что, по крайней мере, 300 тысяч человек из тех, что содержатся сегодня в колониях, не представляют социальной опасности и могли бы нести наказание, не связанное с лишением свободы.



Марьяна Торочешникова: Говоря о ситуации в российской пенитенциарной системе и сложившейся правоприменительной практике, руководитель Федеральной службы исполнения наказания Юрий Калинин привел цифры, которые мало кого оставляют равнодушным. Так, по его словам, только в прошлом году порядка 80 тысяч человек, дожидавшихся вынесения приговора в следственных изоляторах, в итоге получали наказания, не связанные с лишением свободы. "И для чего было арестовывать этих людей? - спрашивает начальник ФСИН (я цитирую фрагмент интервью Юрия Калинина "Российской газете). - У нас в колониях сидят около 100 тысяч человек со сроком наказания до двух лет, около 180 тысяч - со сроком до трех лет. Получается около 300 тысяч человек, большинству из которых, полагаю, было бы достаточно альтернативного наказания. Закон у нас предусматривает и обязательные работы, и условные сроки, и штрафы".


Между тем, судьи довольно редко назначают альтернативные наказания, а тюремное население стремительно растет. По данным Центра содействия реформе уголовного правосудия, в настоящее время в местах лишения свободы содержатся до 900 тысяч человек. Говорит заместитель директора центра Людмила Альперн.



Людмила Альперн: Сроки увеличились, условно-досрочная мера наказания сейчас применяется не очень активно, я бы сказала, весьма пассивно. Амнистия и помилование вообще не работают. И таким образом, статейный состав осужденных изменился, но количество растет.



Марьяна Торочешникова: По мнению руководства Федеральной службы исполнения наказаний, российским судьям стоит всерьез задуматься об изменении правоприменительной практики. "Ограничивая применение ареста, развивая альтернативные меры наказания и административное право, мы сможем уберечь массу людей от влияния криминальной среды. А тюрьмы должны оставаться для особо опасных преступников, серийных убийц, маньяков, бандитов", - цитирую я главу Федеральной службы исполнения наказаний Юрия Калинина.


Правозащитники этой инициативе только рады, говорит директор Общероссийского движения "За права человека" Лев Пономарев.



Лев Пономарев: В нашем хоре появился еще один влиятельный голос, что надо что-то делать с репрессивной судебной системой в России. Может быть, судебное сообщество само задумается, каким образом себя реформировать, а именно так это происходит, собственно, в демократических государствах. Но, с другой стороны, мы же понимаем, в какой мы стране живем. Я думаю, он публично бы это не говорил, если бы уже не проговорил где-то в кремлевских коридорах. Значит, какое-то решение, такое рекомендательное, из Кремля будет спущено в судебное сообщество.



Марьяна Торочешникова: Так директор Общероссийского движения "За права человека" Лев Пономарев прокомментировал недавнее интервью главы Федеральной службы исполнения наказаний Юрия Калинина.


XS
SM
MD
LG