Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Министр иностранных дел России Сергей Лавров выступил в Совете Федерации


Программу ведет Андрей Шароградский. Принимают участие корреспонденты Радио Свобода Данила Гальперович и Андрей Шарый.



Андрей Шароградский: Министр иностранных дел России Сергей Лавров сегодня выступал в Совете Федерации, он говорил о том, что российские действия в отношении Грузии находят все большее понимание в мире. А глава российского внешнеполитического ведомства заявил о базировании российских войск в Абхазии и Южной Осетии.



Данила Гальперович: «Развеян миф об однополярном мире» - с таким заявлением на заседании Комитета Совета федерации по международным делам выступил сегодня Сергей Лавров, явно рассчитывая на узнавание еще советского клише: первый раз фраза о развеивании мифа прозвучала в годы Великой Отечественной войны в связи с разгромом немецких войск под Москвой. По словам главы российского МИДа, Запад все больше понимает обоснованность российской военной акции в Грузии, а тем, кто еще не понимает, Москва продолжит объяснять.



Сергей Лавров: Мы не вбиваем клин в трансатлантические отношения. Мы же предлагаем расширять их, эти трансатлантические отношения, чтобы они охватывали все ветви европейской цивилизации: Россию, Евросоюз и США. И при этом мы ни в коей мере не впадаем в антиамериканизм, не собираемся вставать в позу, отвечать по принципу "око за око". И конечно же, мы не позволим поссорить себя с Европой.



Данила Гальперович: Видимо, объяснять Западу придется и действия России, которые должны последовать за тем, как Москва назвала свои отношения с Сухуми и Цхинвали межгосударственными. А последует размещение в Абхазии и Южной Осетии контингентов российских войск и строительство баз, о чем сегодня прямо сказал Сергей Лавров.



Сергей Лавров: Все, что происходит внутри Южной Осетии и Абхазии, уже не имеет отношения к миротворческой деятельности. Там после признания Россией этих двух республик создаются военные базы, там размещаются воинские контингенты Российской Федерации в ответ на прямое обращение законно избранных властей двух суверенных государств.



Данила Гальперович: Многие политики и эксперты на Западе делают из этих планов вывод, что Россия воспользовалась поспешными действиями Михаила Саакашвили для того, чтобы фактически сделать Абхазию и Южную Осетию своими. Поэтому рассуждения о том, кто больше виноват, приводят к результатам не в пользу Москвы, на что очень обижается представитель России при НАТО Дмитрий Рогозин.



Дмитрий Рогозин: Если нашим западным коллегам не важно, кто на кого напал 8 августа, то, наверное, логично было бы сказать, что нашим западным коллегам также неважно, кто на кого напал и 11 сентября 2001 года. Но там-то почему-то американцам важно, кто на них напал. Так почему же нам не важно, кто на нас напал?



Данила Гальперович: По последним сообщениям, переговоры между Россией и ОБСЕ о размещении дополнительных военных наблюдателей в зоне российско-грузинского конфликта приостановлены. И эта новость достаточно ясно говорит о том, каков на самом деле уровень понимания между Россией и Западом в этой ситуации.



Андрей Шароградский: По информации Министерства обороны России, численность российских воинских контингентов на территории Абхазии и Южной Осетии может составить по 3800 человек. О военно-технической составляющей присутствия российской армии в самопровозглашенных республиках мой коллега Андрей Шарый беседовал с московским военным экспертом Виктором Литовкиным.



Виктор Литовкин: Судя по тому, что это 3800 человек, это состав одной мотострелковой бригады, усиленной мотострелковой бригады, в которой может быть три-четыре мотострелковых батальона, танковый батальон, артиллерийский дивизион, зенитно-ракетный дивизион, батальон разведки, рота или батальон связи, инженерно-саперный батальон и средства усиления, обеспечения боя, тыловые подразделения, подразделения обеспечения жизнедеятельности, ну, и какое-то количество вертолетов, я думаю, около 4-6 вертолетов.



Андрей Шарый: Появление в Абхазии и Южной Осетии такого рода контингентов потребует перестройки деятельности Северокавказского военного округа?



Виктор Литовкин: Я думаю, что это не потребует никакой серьезной перестройки. Они будут подчиняться Северокавказскому округу, потому что это будет входить в зону его ответственности. Переброска в Абхазию и Южную Осетию никакой сложности не представит.



Андрей Шарый: Вам понятно, где будут дислоцироваться в Южной Осетии и Абхазии эти подразделения и что конкретно они будут прикрывать, какие направления?



Виктор Литовкин: Джава и Цхинвали в первую очередь, как опорные пункты, а в Абхазии это будет Сухуми, Гудаута, Гали, наверное, там будут в первую очередь. В Очамчире, не исключено, будет пункт материально-технического обеспечения Черноморского флота.



Андрей Шарый: Подразумевается, что будут какие-то серьезные работы по обустройству там военных баз или уже существуют эти мощности на территории?



Виктор Литовкин: Безусловно, нужно обустройство военных баз, нужны казармы для личного состава, должно быть жилье для офицеров и их семей. Потому что это будет примерно так, как такие же базы существуют в Армении и под Душанбе в Таджикистане. Безусловно, нужные детские сады, школы там есть, там люди все равно учатся на русском языке, тем не менее, должны быть какие-то темы жизнеобеспечения этих баз. Я думаю, это все нужно строить в Южной Осетии, потому что там все разрушено, свободных жилых площадей нет.



Андрей Шарый: Понятно, как будет организовано и будет ли организовано взаимодействие между ополченцами в Южной Осетии, армией Абхазии и российскими военными?



Виктор Литовкин: Я думаю, что будет создаваться армия Южной Осетии и армия Абхазии, и безусловно, между ними будут разделены боевые задачи, будут создаваться пограничные войска и там и там. Все эти задачи будут распределены между российскими войсками, абхазскими, южноосетинскими. И конечно, будут организованы системы взаимодействия между ними, без этого российские базы существовать не могут.



Андрей Шарый: Я увожу в сторону политическую составляющую этого вопроса, однако согласно существующим договорам об обычных вооружениях в Европе, здесь нет никакой проблемы? Или уже можно считать, что этот договор просто не работает.



Виктор Литовкин: Да все практически не работают, это раз. Во-вторых, все то количество оружия, которое на южном фланге России было, оно не изменится, не увеличится и не уменьшится, оно и будет существовать, только уже не на территории буквально России, а именно в Абхазии и Южной Осетии. Другое дело, что в НАТО, в Европейском союзе не признают Абхазию и Южную Осетию как независимые государства, поэтому, конечно, какие-то разговоры по этому поводу будут. Но это не разговоры по количественному составу этих баз.


XS
SM
MD
LG