Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Ципи Ливни стала главой правящей партии Израиля


Программу ведет Андрей Шарый. Принимает участие московский эксперт по ближневосточной тематике Ирина Звягельская.



Андрей Шарый: О политической перспективе Ципи Ливни я беседовал с известным московским экспертом по ближневосточной тематике, доктором исторических наук Ириной Звягельской.


На ваш взгляд, Ципи Ливни сильный политик?



Ирина Звягельская: Вы знаете, опять же все зависит от того, с кем мы ее сравниваем. На мой взгляд, она женщина очень амбициозная, она женщина достаточно жесткая. Ее упрекали в авторитарном стиле в МИДе, в частности. Но, с другой стороны, МИД достаточно иерархичная структура, так что там авторитаризм вроде бы явление достаточно нормальное. Я думаю, что Ципи Ливни, в принципе, будет продолжать то, что делало правительство Ольмерта.



Андрей Шарый: Вы говорите это потому, что думаете, что у нее не хватит способностей, политического ресурса вести самостоятельную политику? Или просто и так все, что до сей поры делало правительство, шло в соответствии со стратегической линией само Ливни?



Ирина Звягельская: Я думаю, то, что делало правительство, отвечало и ее представлениям о том, что можно сделать. Тем более что она же в этом правительстве была министром иностранных дел, так что делала это собственными руками.



Андрей Шарый: Молодая эффектная женщина во главе правительства государства, которое не первый год уже полувоенной жизнью живет, это все-таки восточное государство. Хотя есть традиции сильных женщин-политиков в израильской истории, вспомним хотя бы Голду Мейер.



Ирина Звягельская: Если мы говорим о Голде Мейер, все-таки тут прямого сравнения быть не может. Ну, мы можем сказать, что тогда тоже была женщина во главе правительства, но, на мой взгляд, Голда Мейер – уникальная женщина и уникальный политик, она всегда отличалась огромной масштабностью личности. Кроме того, Голда Мейер провела страну и государство через самые бурные, самые тяжелые периоды. Она относилась к тому поколению, которое считается поколением создателей государства Израиль. Если говорить в принципе о традиции, то сама Голда Мейер говорила о том, что когда она приехала в Палестину, приехала из США, приехала в кибуц, то ее поразило то, что хотя община еврейская с Палестине ничего не знала о феминизме, там не было представителей каких-то этого движения, тем не менее, это вот подчеркнутое равенство между полами, которое означало только то, что женщина должна и имеет право выполнять ту же тяжелую работу, как и мужчинаЮ произвело на нее очень сильное впечатление. Так что в какой-то мере эта традиция, ведущая свое начало от кибуцев, она сохранилась. Я не скажу, что она превалирует в израильской политической культуре.



Андрей Шарый: Ципи Ливни во главе израильского правительства – это короткий эпизод во внутренней политике Израиля или это начало новой эпохи?



Ирина Звягельская: Вы знаете, я вообще очень осторожно отношусь к таким словам, как «начало новой эпохи». Дело все в том, что если мы посмотрим на результаты выборов в «Кадиме», Ципи Ливни все-таки победила одним голосом, и, по-моему, это надо иметь в виду, когда мы думаем о том, на что она будет способна в будущем.



Андрей Шарый: О политической перспективе будущего премьер-министра Израиля Ципи Ливни, нового лидера правящей партии «Кадима», я говорил с доктором исторических наук, известным московским востоковедом Ириной Звягельской.


XS
SM
MD
LG