Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Угрожает ли российским банкам кризис


Ирина Лагунина: Финансовые власти России, как и многих стран мира, в эти дни, на фоне кредитного кризиса на международных финансовых рынках, принимают экстренные меры для предотвращения кризиса ликвидности в российской банковской системе. Их цель в итоге - чтобы банковские кредиты в стране не стали менее доступными как для самих банков, так и для компаний и предприятий.


Насколько реален дефицит средств на российских финансовых рынках? И угрожает ли он банковской системе? Об этом – в материале Сергея Сенинского...



Сергей Сенинский: ... Как и на других финансовых рынках мира, в России чуть ли не больше других дешевели в последние дни акции именно банков – до 40% за день, как было во вторник, 16 сентября. А на следующий день торговлю всеми акциями на российских биржах вообще приостановили.


Чем объяснить такое стремительное падение? Для акций нефтегазовых компаний был хотя бы понятный повод – резкое падение мировых цен на нефть. Но эти акции дешевели не так стремительно. А для банковских акций – только ли новости с зарубежных рынков дали такой результат? Или были и внутренние причины? Из Москвы – аналитик инвестиционной компании «Антанта-Пиоглобал» Максим Осадчий:



Максим Осадчий: Оно было связано в первую очередь с техническим обстоятельством. Для торговли, вообще говоря, необходимы деньги, которые агенты рынка получают преимущественно с помощью механизма РЕПО. Однако в условиях падающего рынка банки неохотно идут на предоставление кредита под ценные бумаги. И таким образом на фондовом рынке исчезла ликвидность, а с ней и спрос. В этой ситуации на таком странном рынке инвесторы сбрасывали акции по любой цене, а спроса фактически не было. Ну а почему бумаги именно банковского сектора в лидерах падения – это понятно. Ведь именно банковский сектор вызывает наилучшее отторжение у инвесторов, он находится на острие удара глобального кредитного кризиса.



Сергей Сенинский: Тем не менее, в банковском секторе дефицит ликвидности проявляется – отсюда и все экстренные меры властей. Но нынешняя ситуация на банковском рынке России насколько сравнима, на ваш взгляд, с той, которая сложилась летом 2004 года? Тогда в стране разразился банковский мини-кризис и тоже говорили о кризисе ликвидности...



Максим Осадчий: Кризис, конечно, разразился не из-за нехватки ликвидности – это уже потом возникла эта нехватка в силу недоверия между участниками рынка. Причиной кризиса была тогда ситуация вокруг «Совбизнесбанка». И кроме того появились черные списки тогдашнего руководителя финмониторинга. Эти черные списки вызвали банковскую панику, массовое изъятие вкладов населения. Отличие текущей ситуации в том, что набегов пока на банки нет, население ведет себя спокойно. А с другой стороны, поскольку интеграция России в мировую экономику уже гораздо больше, происходит гораздо более мощный вывод капитала из России, порядка двух-трех миллиардов долларов в день. Это как раз проявляется в снижении золотовалютных резервов в России. В общем-то этот процесс ускорился.



Сергей Сенинский: Банковский аналитик инвестиционной компании «Проспект» Вероника Чекина:



Вероника Чекина: Тот кризис четырехлетней давности, если помните, Центробанк отозвал лицензии у нескольких банков в течение достаточно короткого промежутка времени, и на рынке создалась очень нервозная ситуация. Появились сведения о неких черных списках банков, это стало причиной паники среди вкладчиков и резкого оттока средств с вкладов. После этого была создана форсированная система страхования вкладов, которая работает по сей день. Нынешний кризис помимо внутренних проблем, то есть ужесточения кредитно-денежной политики Центробанком с целью борьбы с инфляцией, то есть Центробанк тоже несет некоторую ответственность, во многом вызван внешними причинами, а именно ограничением доступа к дешевым западным рынкам заимствований.



Сергей Сенинский: Ужесточение денежной политики проявилось и в том, что Центральный банк в течение этого года четырежды повышал нормативы обязательных резервов, которые коммерческие банки обязаны держать на его специальных счетах. Такие меры принимаются для сдерживания роста денежной массы в экономике и, соответственно, инфляции в стране.


Теперь, с 18 сентября, эти нормативы снижены сразу в 2-3 раза, хотя и временно, до весны. Эта мера, по некоторым оценкам, «высвободит» для банков примерно 300 миллиардов рублей. Но это - меньше половины общей суммы ликвидности, необходимой российской банковской системе для текущих расчетов в течение всего одного дня.


Если так, сколь значимым, на ваш взгляд, может быть эффект?



Вероника Чекина: Снижение нормативов – это очень важное решение. Потому что если крупные государственные, квази-государственные, частные банки так или иначе имели и имеют сейчас более расширенный доступ к бюджетным деньгам и возможность, пусть дороже, но занять за рубежом, то для большинства банков средних и мелких планомерно проводимое ужесточение кредитно-денежной политики, в течение года несколько раз повышались отчисления, эти действия для банков второго-третьего круга практически перекрыли кислород. То есть снижение отчислений окажет поддержку именно всем участникам банковской системы и этим особенно ценно.



Сергей Сенинский: Еще об одной из экстренных мер. Министерство финансов России только на этой неделе дважды повышало лимит тех временно свободных средств федерального бюджета, которые могут, также временно, размещаться на счетах коммерческих банков – именно для расширения их ликвидности.


Но даже ранее существовавшие лимиты Минфина российские банки «выбирали» едва на одну треть. А на последнем аукционе по размещению этих средств, проведенном Министерством финансов в четверг, 18 сентября, и того меньше – лишь 17 миллиардов рублей из предложенных 200 миллиардов. Почему? Может быть банкам это просто невыгодно, а своих денег им пока хватает?



Вероника Чекина: К аукциону Минфином допущено 28 банков, входящих в первый круг. Эти банки настолько остро нуждаются в краткосрочной ликвидности, что будут занимать по предложенной Минфином достаточно высокой ставке. Когда в принципе можно более дешево профинансироваться под залог ценных бумах на аукционах Центробанка или в принципе они могут привлечь деньги за рубежом. Я думаю, что если бы Минфин смягчил требования к банкам, которые допущены к участию в аукционах, то спрос был бы намного больше. Если кризис ликвидности, не дай бог, на самом деле перерастет в полномасштабный кризис доверия, то банки, я думаю, будут выбирать всю ликвидность на этих аукционах. Однако последние действия властей дают надежду, что ситуация вскоре нормализуется.



Сергей Сенинский: В четверг, 18 сентября, в Государственную Думу был представлен проект закона, предусматривающий ужесточение требований к минимальному размеру собственного капитала работающих в России банков – в пересчете, 5 миллионов евро - поэтапно, к 2012 году. Такой же норматив действует сегодня и в странах Европейского союза.


Если представить, что этот норматив был бы введен в России одномоментно уже сегодня, то назавтра в стране исчезла бы сразу треть нынешних банков. Впрочем, норматив в 5 миллионов евро уже действует в России. Председатель подкомитета Государственной Думы по банковскому законодательству Павел Медведев:



Павел Медведев: Действующий норматив был введен несколько лет назад, но только для новых банков. А старые банки, которые существовали к моменту введения этого норматива, не обязаны его достигать. На них накладываются некоторые специальные ограничения, например, они не имеют права терять свои капиталы, но достигнуть уровня в 5 миллионов евро они не обязаны. Поэтому ни один банк не исчез из-за того, что норматив в пять миллионов евро в свое время был введен.



Сергей Сенинский: Банковской системе России – всего 20 лет. И в ней есть банки, через которые «отмывают» деньги, а есть такие, которые в одиночку действуют в отдаленных регионах. В таких условиях – сработает ли, на ваш взгляд, механизм «отсечения» мелких банков через увеличение требований к их собственному капиталу? Максим Осадчий, компания «Антанта-Пиоглобал»:



Максим Осадчий: Сразу скажу, что бояться того, что где-то банков не станет из-за введения этого закона в действие, я думаю, не стоит. Потому что фактически всюду есть вездесущий Сбербанк. У него порядка 20 тысяч точек продаж по всей стране. И мелкие банки существуют преимущественно в пределах МКАДа на самом деле. Так же, скажем, в таких регионах есть мелкие банки, например, как Ингушетия, но я думаю, что население Ингушетии не останется без банковских услуг. Это будет очень полезная и плодотворная новация. Потому что эти мелкие банки, скажем так, не все из них занимаются банковской деятельностью.



Сергей Сенинский: Павел Медведев, председатель подкомитета Государственной Думы по банковскому законодательству:



Павел Медведев: Я бы предложил делать то, что делает Центральный банк. Центральный банк отзывает лицензии у тех банков, которые ведут себя неприлично, которые отмывают деньги. Но не стал бы ликвидировать банки за то, что у них маленький капитал. В провинции нарастить капитал чрезвычайно трудно, и если маленький банк приносит маленькую пользу своему окружению, пусть он это продолжает делать, не надо его закрывать за то, что он маленький.



Сергей Сенинский: Министерство финансов России, объявляя на этой неделе об экстренных мерах для банковской системы, признало, что кредитование на межбанковском рынке, или рынке МБР, где банки кредитуют друг друга, «по сути, закрылось».


Вероника Чекина, инвестиционная компания «Проспект»:



Вероника Чекина: Действительно, все процессы взаимосвязаны. Наибольшее потрясение рынок МБК в России потерпел 16 сентября, когда ставки на рынке взлетали до 15% годовым. Ситуация была близка к коллапсу практически. Однако в четверг ситуация на рынке межбанковских кредитов начинает успокаиваться, проценты ставок снижаются. Хотя кризис недоверия еще присутствует, но есть надежда, что ситуация будет выправляться и ставки банков первого круга будут на уровне 7-8% годовых. То есть на следующей неделе есть надежда, что будет полегче. Но единственное, что предстоят налоговые выплаты, но государство дает достаточно денег, чтобы помочь банком. То есть, я думаю, что ситуация будет выправляться.



Сергей Сенинский: Министр финансов России заявил, что, если котировки акций ведущих российских компаний будут оставаться на нынешнем уровне или близком к нему, из бюджета могут быть выделены до 10 миллиардов долларов уже в ближайшее время, чтобы начать выкуп этих акций на рынке с целью повышения их стоимости.


Эксперты отмечают, что такого в практике западных фондовых рынков еще не было...


XS
SM
MD
LG