Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Попытки поставить под контроль Интернет в Киргизстане


Ирина Лагунина: В Киргизии с началом очередного политического сезона власти страны повели новое наступление на независимые издания – в последние дни был арестован редактор одной из оппозиционных газет, другой редактор бежал из Бишкека, скрываясь от правоохранительных органов.


Ранее Первомайский районный суд Бишкека обязал две оппозиционные газеты «Де-факто» и «Алиби» выплатить племяннику президента страны по миллиону сомов. Именно в эту сумму суд оценил моральный ущерб, нанесенный изданиями чести и репутации родственника президента в результате публикации.


А депутаты парламента страны требуют изменить законодательство с тем, чтобы привлекать к ответственности и интернет-издания. Рассказывает Олег Панфилов.



Олег Панфилов: Несколько дней назад в интервью Бишкекскому пресс-клубу депутат парламента Киргизии Алишер Сабиров прокомментировал свою инициативу внесения поправок в закон «О СМИ» о признании интернет-изданий средствами информации. На вопрос о том, что заставило его инициировать рассмотрение этого законопроекта, Сабиров ответил, что «он сам является активным пользователем Интернета, и, отслеживая последние новости, постоянно видит, как в глобальной сети появляются клеветнические, оскорбительные, дискриминационные, расистские высказывания. Порой встречаются даже нецензурные выражения».


Во-вторых, по мнению Сабирова, Интернет в последнее время активно начали использовать Интернет террористические организации. За счет глобальной сети они продвигают свои идеи, вербуют новых людей, размещают инструкции по изготовлению взрывных устройств и приготовлению ядов. В-третьих, причина моей инициативы заключается в том, что «мы ознакомились с опытом других стран и увидели, что они также пытаются поставить Интернет в рамки правового регулирования».
Обсуждают эту проблему эксперт Центра экстремальной журналистики Алмаз Исманов и медиа-аналитик Александр Кулинский, оба по телефону из Киргизии.


Александр, это была первая инициатива или эта история имеет свою историю?



Александр Кулинский: Попытки регулировать интернет и контенты интернета в принципе в стране еще не было. Еще при Акаеве где-то лет пять назад была попытка создать закон об интернете, но тогда власти отказались от этого, потому что технически это было невозможно на тот момент. А та инициатива, о которой вы говорите, она появилась еще в 2006 году, тогда ее Алишер Ахмедович выдвинул, и она была обсуждена на заседании комитета. Нужно отметить, что тогда было шесть аналогичных законопроектов, до стадии рассмотрения в комитете дошел только законопроект Алишера Сабирова.



Олег Панфилов: Алмаз, насколько интернет действительно может быть опасен для представителей власти? И как по вашему мнению, депутаты будут пытаться его урегулировать? Интернет так влиятелен на общество Киргизии?



Алмаз Исманов: Интернет стал активно использоваться политиками особенно во время так называемой мартовской революции и после нее, когда основной поток информации против тех или иных кандидатов в депутаты, в президенты стал появляться в основном на интернет-порталах. Я думаю, что опасения Алишера Сабирова как связаны с этим периодом. Потому что до 2005 года власти никак по-серьезному не вспоминали об интернет-порталах. Как раз в этот период появился еще киргизский аналог «Компромат.ру», может быть Алишер Сабиров имеет в виду интернет-порталы такого рода. Особенно их возмущают комментарии на форумах, где посетители популярных информационных социальных сетей в Киргизстане могут оставлять свои комментарии. Потому что по интернет-исследованиям, которые проводят независимые компании, где-то порядка от 3 до 5% всего населения Киргизстана активно используют интернет. То есть ничтожное количество.



Олег Панфилов: Александр, на самом деле ли объем информации, которую распространяют вэб-сайты, сайты газет, телекомпаний, радиостанций, информационных агентств, занимают такое ведущее место в информационном пространстве вашей страны для того, чтобы действительно попытаться каким-то образом контролировать этот поток?



Александр Кулинский: Да, количество потребителей интернета безусловно ничтожное. Но, скажем так, зона поражения намного больше. Потому что средства массовой информации не желают зачастую самостоятельно работать, добывать какую-то информацию, просто берут ее из информационных агентств и излагают практически слово в слово.



Олег Панфилов: Нужно ли писать специальный закон, нужно ли делать поправки в действующий закон о СМИ для того, чтобы наказывать пользователей интернета или авторов каких-либо текстов в том, что они распространяют клеветнические, оскорбительные или дискриминационные высказывания? Ведь для этого существует уголовный кодекс. Каким-то образом депутат пытается или пытался объяснить свою позицию? Он что, считает, что уголовный кодекс страны не действует?



Александр Кулинский: Изначально он выдвигал этот законопроект с желанием приравнять интернет вообще в принципе к средствам массовой информации. Затем он немного отошел от этой идеи и заменил немного другой идеей, им были подготовлены поправки в закон об информатизации. В этих поправках написано о том, что специальные органы государственные, в основном правоохранительные, должны контролировать с помощью специального оборудования, откуда загружается информация. Потому что когда депутатам разъяснили, что бесполезно контролировать, например, наш интернет, потому что он все равно рано или поздно выйдет за пределы Киргизстана и приобретет доменный «ком», тогда он будет вне зоны нашей юрисдикции, тогда депутаты пошли немного по-другому, чисто технически они посмотрели, как можно контролировать, откуда загружается информация на тот или иной сервис. Если она загружается отсюда, значит здесь надо ловить. Подход такой был найден по этому поводу. А собственно от идеи приравнять интернет к средству массовой информации Алишер Сабиров скорее отказался. Но он время от времени такого пугача использует для того, чтобы средства массовой информации в очередной раз напряглись и что-то начали делать. Мы не раз пытались выйти на контакт с Алишером Ахмедовичем, проводили круглые столы, куда его приглашали, но он, к сожалению, не приходил туда. Один круглый стол он инициировал сам, но тоже туда не пришел. Вот в чем проблема. В принципе депутаты не до конца понимают технически, как это возможно сделать и возможно ли это сделать. На самом деле большая проблема с тем, как информировать ту информацию, которая будет загружаться на интернет-сайты каким образом это будет делаться. Это проблема кстати не только Киргизстана, проблема многих других стран. Но посмотрим, каким образом они попытаются разрешить.



Олег Панфилов: Александр, вы меня натолкнули на следующий вопрос: как вы полагаете, инициатива депутата Сабирова, она каким-то образом имеет как продолжение тех инициатив, которые выдвигались российскими депутатами или в других странах постсоветского пространства, также рассматривали вопросы каким-то образом контролировать интернет. Имеет ли это какую-то политическую основу, связано ли это с боязнью интернета?



Александр Кулинский: Возможно, это и связано как-то. Во всяком случае, Алишер Ахмедович недавно, весной этого года ездил на межпарламентскую ассамблею СНГ и оттуда привез несколько материалов, которые касались непосредственно регулирования сферы интернета в зоне СНГ. В том числе он привез модельный закон об интернете. У нас есть на руках этот закон, возможно, он в ближайшем будущем будет реализован как законопроект и, соответственно, закон в нашей стране, возможно, будет рассмотрен нашим парламентом. То есть контакт по этому вопросу, безусловно, есть. Более того, мы тоже пытаемся апеллировать к некоторым депутатам Государственной думы, которые так или иначе занимаются интернетом и хотят, чтобы он был более свободным. Если нам удастся, в октябре нынешнего года мы привезем одного из депутатов Государственной думы для того, чтобы встретился с нашими депутатами и объяснил, почему интернет должен быть свободным и почему его не нужно регулировать теми способами, которые предлагают наши депутаты.



Олег Панфилов: Спасибо, Александр. Алмаз вопрос к вам как к эксперту Центра экстремальной журналистики. Понятно, что в случае поправок действующего закона или создание нового закона репрессивные статьи будут преобладать или, по крайней мере, в этих законах будет возможность преследовать, наказывать людей, которые что-либо напишут на своих страницах в блогах или вэб-сайтах. Киргизия в этом смысле опять вернулась к старым временам. И напомню, что за последнее время было несколько скандальных случаев. Попытка контролировать интернет - это входит в тот же самый разряд репрессивных акций власти по преследованию независимой журналистики, как вы полагаете?



Алмаз Исманов: Я полагаю, что попытки некоторых депутатов в пропрезидентской фракции в нынешнем парламенте отрегулировать интернет как раз есть часть таких последовательных действий правящей власти для того, чтобы урезонить независимую прессу. Потому что вспомним давайте первый скандальный случай, который был связан с интернетом, это когда Байсалов, известный гражданский лидер, кандидат в депутаты от Социал-демократической партии разместил у себя на блоге фотографию избирательного бюллетеня и его хотели засудить, поэтому вынужден сейчас скрываться. Мне кажется, это первый скандальный случай, когда власти использовали то, что человек написал у себя в блоге. Хотя правовой основы для его преследования абсолютно не было. И сейчас, если интернет попадет под контроль властей, власти начнут контролировать, особо хотел бы подчеркнуть, что региональные СМИ останутся без альтернативных источников информации, потому что действительно, как сказал Александр, региональные СМИ активно используют информацию, которая публикуется на вэб-сайтах не только во внутренней киргизской зоне, но и в российской зоне, зарубежной зоне. Потому что, не имея широкой корреспондентской сети и не имея финансовой возможности покупать информацию у ведущих информационных агентств, интернет для них единственный источник альтернативный, чтобы получать информацию о происходящем. И если власти начнут контролировать интернет, а потом контролировать региональную прессу за то, что она распространяет ту информацию, которая появляется на вэб-сайте, я считаю, это серьезный урон для интернета. Потому что после революции в Кыргызстане стало активно развиваться движение блогеров, граждане начинают открывать персональные вэб-сайты. Я думаю, учитывая дороговизну интернета, и этот тотальный контроль может привести к плачевным последствиям.



XS
SM
MD
LG