Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Ко мне зашел американский сосед плотник Том. Почему они у тебя там, в России не переизберут этого Путина или кто там – Медведева! (У Тома получилось что-то вроде Пут-ведев и Мед-путин). А почему их должны переизбрать, спросил я. А потому, убежденно ответил Том, что Путин и Медведев воюют, то в Чечне, то в Грузии. Ну и что, уперся я. А то, изумился моей глупости Том, что народ войны не любит. В ответ на это я сообщил, что большинство россиян поддерживают правительство. Том махнул на меня рукой, он не поверил. Сосед служил во Вьетнаме и помнит, как во время антивоенной демонстрации в него, раненного и прибывшего домой солдата, плевала студентка - его будущая жена (так они и познакомились). Полстраны было за Белый Дом, половина - против. Во время Иракской войны – то же самое. Я пытался, но не смог донести до Тома простую мысль, что в Америке одно, а в России другое. Мой нью-йоркский приятель не понимал простого лозунга «Народ и партия едины!» И партия все равно какая – коммунистическая или просто та, что у власти.


В молодости я работал матросом в Клайпеде. На малом рыболовном траулере нас было 10 человек команды. Поровну литовцев и русских. Почти одного возраста – чуть больше 20. Почти одного уровня образования - невысокого. С приходом на берег мы брали в ресторане почти то же количество водки – бутылку на нос. Различия начинались, когда допивали.


Русский мог сказать: Йонас, мать твою, ты хороший парень, хотя и литовец. А литовец, даже пьяный, такого сказать не мог, хотя дело происходило в литовском порту и в литовском ресторане, после которого мы всем экипажем шли к литовским же девушкам.


Недавно самый популярный в США ведущий радио-шоу Раш Лимбо заговорил о грузинских событиях. Ему тут же позвонили. Я еврей, сказал первый голос, уехал из Москвы в США 30 лет назад, но российских лидеров поддерживаю. Потом такие звонки пошли волной. Непробиваемый Раш был ошарашен. Читал ли он классиков, «О национальной гордости великороссов»? Хотя звонили не россы, а велико-евреи, иммигранты. Что ему Гекуба, если он Гекубе – почти предатель родины! Б-а-а-а-льшим патриотом надо быть, чтобы жить в Америке на улице президента Вашингтона, а любить президента Путина, извиняюсь, Медведева. Видимо, империя – не адрес, не дом и не улица. Она не на карте, а в душе. И остается с человеком как акцент, делая вполне предсказуемой его реакцию, если, скажем, завтра Гекуба пойдет на Казанское ханство, Эстонскую республику или на Биробиджанский каганат.


Как-то в Праге я встретил пару москвичей. Он сказал: «Вот, привез жену показать, где я воевал в 68-м». Интересно, рассказал ли он ей, что при вторжении сил Варшавского договора чехословацкая армия не оказала сопротивления. С кем он там воевал, в Праге? Со студентами? Так эти волосатики толком не знали, с какого конца винтовка заряжается. Да и не было у них винтовок. Но для настоящего патриота это не помеха.


Со школьных лет мы помним пушкинское «Клеветникам России». Менее известно стихотворение Тютчева «Как дочь родную на закланье». Хотя обе вещи написаны в 1831 году и повод у них один - Москва подавила восстание поляков, которые хотели независимости. В 19 веке Польшу было принято считать частью Российской империи. Правда, так считали только сами россияне. Поляки думали по-другому. И вот два гениальных поэта сочинили, мягко говоря, малохудожественные агитки в защиту империи. Никакой отдел пропаганды им этого не поручал, они по велению души и по зову сердца. Как и следовало ожидать, обе агитки были популярны, потому что Россия - такая страна - сверху донизу - все за империю. И вовсе не по злобе. Тютчев, так тот полякам даже малость сочувствует.


Ты ж, братскою стрелой пронзенный,
Судьбы свершая приговор,
Ты пал, орел одноплеменный,
На очистительный костер!
Верь слову русского народа:
Твой пепл мы свято сбережем,
И наша общая свобода,
Как Феникс, возродится в нем!


Если то же самое изложить попроще, то получится приблизительно следующее: Мы тебя, брательник, не просто так в сортире замочили, а для твоей же пользы, для общего блага, так сказать, за нашу и вашу свободу.


И тут возникает самый интересный вопрос. Что объединяет таких разных людей, как великий русский поэт (человек независимый), отставной солдат оккупационных войск (человек малоинформированный), давно уехавший из Москвы еврей (так сказать, безродный космополит) и пьяный матрос, который принуждал литовца к дружбе? Может быть, тут некая бацилла империи, державный рефлекс или - бери выше - имперский ген? Но это всего лишь предположение… Я не врач и даже не психолог.


Показать комментарии

XS
SM
MD
LG