Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Дмитрий Медведев встретился в Кремле с творческой интеллигенцией


Программу ведет Кирилл Кобрин. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Москве Елена Фанайлова.



Кирилл Кобрин: Президент России Дмитрий Медведев на встрече с представителями общественных организаций, религиозными лидерами и деятелями культуры в Кремле объявил о некоторых основных положениях новой политики России после событий на Кавказе. За этими событиями следила моя коллега Елена Фанайлова. Сейчас Лена в студии Радио Свобода.


Что происходило, как проходила встреча?



Елена Фанайлова: Судя по телевизионной трансляции, все происходило чрезвычайно официально. Тезисы Дмитрия Медведева сводились к четырем основным положениям: Россия как общество консолидировалась после грузино-осетинского конфликта, Россия не должна ориентироваться на страны НАТО и должна заключить новые договоры с Европой по системам безопасности.



Дмитрий Медведев: Актуальность заключения большого европейского договора после событий на Кавказе становится более высокой, и это понимают даже те, кто в кулуарных беседах, в личных беседах со мной говорил, что не надо этого ничего, НАТО все обеспечит, НАТО все решит. Что решило НАТО? Что оно обеспечило? Только спровоцировало конфликт, не более того.



Елена Фанайлова: Америка не должна вмешиваться в дела России - особый гнев Медведева вызвало некое интернет-сообщение...



Дмитрий Медведев: Открываю сегодня с утра любимый интернет, смотрю - наши американские приятели говорят, что мы будем и впредь оказывать поддержку в Российской Федерации учителям, врачам, ученым, профсоюзным лидерам, судьям. Последнее для меня вообще просто было чем-то выдающимся. Это что имеется в виду? Они собираются наших судей взять на кормление, что ли? Коррупцию будут поддерживать? А если речь идет о совместных программах, то они обычно реализуются с теми странами, с которыми существует близость восприятия основных мировых процессов. А то, если дальше так пойдет, они нам скоро президентов уже будут подбирать.



Елена Фанайлова: Ну, и тем не менее последний тезис Медведева - Россия не намерена жить за железным занавесом.



Дмитрий Медведев: Идут разговоры о том, что - ну вот, наконец-то они продемонстрируют свое истинное лицо, режим сбросит маски и, наконец, в России восторжествует тот строй, который является наиболее характерным для российского государства - авторитарным, перерастающим в диктатуру, ястребы победили, собственно говоря, и больше доказывать нечего. Мы понимаем, к чему все это говорится. Нас, по сути, выталкивают на такой путь развития, путь, который основан не на полноценном, нормальном, цивилизованном сотрудничестве с другими странами, а на автономном развитии - за глухими стенами, за железным занавесом. Еще раз хотел бы подчеркнуть: это не наша дорога, нам нет смысла возвращаться в прошлое, мы свой выбор сделали.



Елена Фанайлова: Комментаторы уже говорят, что подобная риторика и резкие высказывания Медведева об Америке связаны с сегодняшним выступлением Кондолизы Райс и называют это холодным перемирием. Телеобозреватель "Российской газеты" Юрий Богомолов наблюдал за трансляцией встречи президента Медведева с представителями общественности по каналу "Вести 24".



Юрий Богомолов: Саму эту встречу... я так понимаю, что она в ряду его других встреч (с бизнесом была недавно встреча, еще с кем-то) это такой способ настройки каких-то своих инструментов общения с внешним миром и внутренней аудиторией. Ничего нового практически в позиции я не услышал. Как была такая жесткая позиция по отношению к Западу, так она и осталась. Как была такая риторика в отношении внутренних проблем, такой она и осталась. Мне кажется, что президент, так же как и премьер-министр, сейчас стоят перед проблемой: с одной стороны, сохранить лицо и физиономию твердости по отношению к внешнему миру, с другой стороны, по крайней мере, на словах подтвердить приверженность каким-то общепринятым цивилизационным нормам. Мне лично так показалось. Тем более вот только что я узнал, что принято решение о том, что все, что говорилось на этой встрече, придать гласности. Я думаю, что, наверное, будут еще какие-то встречи. Я бы не удивился, если бы отдельно президент встретился с мастерами культуры и поговорил бы с ними на те же темы и с презентацией, опять же, своих представлений о том, что есть положение России в современном мире. Не исключено такое. Если уже фантазировать совершенно, то можно предположить, что мог бы встретиться и с представителями грузинской диаспоры, чтобы с ними найти какой-то контакт. Но другое дело, что все-таки происходит за занавеской слов, за кулисами слов, за кулисами публичной сцены? Мы же не знаем, как там настраиваются инструменты перед тем, чтобы грянул оркестр. Памятуя о советских порядках в свое время и о советских способах улавливания каких-то настроений, тенденций и так далее, можно судить как бы по старинке. Ну да, дело сделано, теперь нужны какие-то меры по стабилизации эмоциональных каких-то ощущений. Все происходит как на финансовом рынке: жуткая паника, страхи и потом способы как-то подавить эти страхи, как-то обнадежить, давая понять, что все очень сложно, что мы не изменились, что мы такие и так далее.



Елена Фанайлова: Но вы сейчас имеете в виду то, что, вероятно, Дмитрий Медведев говорил о том, что общество консолидировалось на фоне конфликта в Осетии и в Грузии?



Юрий Богомолов: Ну да, он это говорил. Об этом можно говорить очень условно, вкладывая в понятие "общество" совершенно разные вещи.


Материалы по теме

XS
SM
MD
LG