Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Дмитрий Медведев провел в Кремле встречу с представителями общественности и творческой интеллигенции


Программу ведет Андрей Шарый. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Москве Елена Фанайлова.



Андрей Шарый: Сегодня в Кремле российский президент Дмитрий Медведев провел большую встречу с представителями общественности (которую перед лицом власти представляла учрежденная ею же Общественная палата) и представителями творческой интеллигенции.


Подобных встреч в новейшей российской истории было уже несколько. Например, Владимир Путин в бытность президентом встречался с российскими писателями у себя на даче. Но Дмитрий Медведев такой расхоложенности себе пока не позволяет.


Детали сегодняшнего мероприятия в Кремле держались довольно долго в секрете, как и состав его участников. А те, кого не позвали на эту встречу, среди которых была и обозреватель Радио Свобода Елена Фанайлова, она сейчас в прямом эфире, вынуждены были собирать по крупицам информацию о том, что же происходило в кремлевском зале.


Елена, вам слово. Что удалось узнать?



Елена Фанайлова: Начнем с телетрансляции, из которой я узнала, что тезисы Дмитрия Медведева сводились к нескольким основным позициям: Россия, как общество, консолидировалась после грузино-осетинского конфликта, Россия не должна ориентироваться на страны НАТО и заключить новые договоры с Европой по системам безопасности, а Америка не должна вмешиваться в дела России. Особый гнев Медведева вызвало некое интернет-сообщение.



Дмитрий Медведев: Открываю сегодня с утра любимый интернет, смотрю - наши американские приятели говорят, что мы будем и впредь оказывать поддержку в Российской Федерации учителям, врачам, ученым, профсоюзным лидерам, судьям. Последнее для меня вообще просто было чем-то выдающимся. Это что имеется в виду? Они собираются наших судей взять на кормление, что ли? Коррупцию будут поддерживать? А если речь идет о совместных программах, то они обычно реализуются с теми странами, с которыми существует близость восприятия основных мировых процессов. А то, если дальше так пойдет, они нам скоро президентов уже будут подбирать.



Елена Фанайлова: Еще один сильный тезис Медведева - Россия не намерена жить за железным занавесом.



Дмитрий Медведев: Идут разговоры о том, что - ну вот, наконец-то они продемонстрируют свое истинное лицо, режим сбросит маски и, наконец, в России восторжествует тот строй, который является наиболее характерным для российского государства - авторитарным, перерастающим в диктатуру, ястребы победили, собственно говоря, и больше доказывать нечего. Мы понимаем, к чему все это говорится. Нас, по сути, выталкивают на такой путь развития, путь, который основан не на полноценном, нормальном, цивилизованном сотрудничестве с другими странами, а на автономном развитии - за глухими стенами, за железным занавесом. Еще раз хотел бы подчеркнуть: это не наша дорога, нам нет смысла возвращаться в прошлое, мы свой выбор сделали.



Елена Фанайлова: На встречу в Кремль был приглашен Николай Сванидзе, член Общественной палаты, историк, журналист, автор книги "Медведев". От него я узнала некоторые человеческие подробности этой встречи.


У меня такое ощущение сложилось по телевизионной трансляции, что встреча президента Дмитрия Медведева с представителями общественности и интеллигенций, религиозными деятелями проходила в такой, знаете, чрезвычайно официальной обстановке. Или вам все-таки удалось неформально пообщаться с президентом?



Николай Сванидзе: Дело в том, что там было две части в этой встрече, по предложению президента Медведева, было две части. Первая была действительно официальная и под телевизионные камеры, и он сначала высказался, а потом были три или сколько выступлений достаточно официальных. А после этого была вторая часть, без камер, в более приватной обстановке, по его предложению, чтобы все могли высказываться открыто. И все, кстати, высказывались, в том числе и я. Потом в конце взял слово доктор Рошаль. Я, говорит, не вижу, собственно, почему мы это все должны закрывать, ничего такого я не услышал, чтобы нужно было бы закрывать от публики. Президент сказал: ну что, если вы не против, давайте опубликуем, я тоже не против. Все вот эти закрытые разговоры тоже будут опубликованы.



Елена Фанайлова: А где? Об этом уже известно?



Николай Сванидзе: Я не знаю, где. Точно - на его сайте, может быть, еще где-то.



Елена Фанайлова: Но пока на кремлевском сайте kremlin . ru опубликована речь Дмитрия Медведева, а эта дискуссия не опубликована.


Какой вопрос вы задавали Дмитрию Медведеву?



Николай Сванидзе: У меня был вопрос-выступление, так же как и у всех. Смысл моего вопроса был в том, что сейчас очень большой соблазн у власти под аплодисменты общественности завинтить гайки. Такая угроза есть всегда в случае, когда идет ухудшение отношений с Западом, а сейчас еще экономический кризис и патриотический подъем, поэтому все будут "за". Президент ответил, что это абсолютно исключено.



Елена Фанайлова: Были еще какие-то любопытные вопросы и выступления?



Николай Сванидзе: Было несколько выступлений на тему национально-этническую. Выступал режиссер Валерий Фокин. Он сказал, что ужасно, что прошел водораздел культурный между русской и грузинской интеллигенцией. Были выступления от представителей грузинского землячества в Москве, осетинского землячества. Все сошлись на том, что угроза роста ксенофобии все равно есть, но на данный момент она не так остра, как могло бы показаться в случае подобной войны.



Елена Фанайлова: Мне показалось, что он раздражен американской позицией. И я слушала ваш эфир по "Эху Москвы" с Алексеем Венедиктовым. Вы говорили о том, что, возможно, выступление Кондолизы Райс в Вашингтоне накануне, где она критиковала Россию, повлияло на интонацию Дмитрия Медведева сегодня в отношении его высказываний.



Николай Сванидзе: Нет, я этого не говорил на "Эхе".



Елена Фанайлова: Это Венедиктов говорил.



Николай Сванидзе: Да, Венедиктов говорил.



Елена Фанайлова: Вы считаете, что это как-то связано?



Николай Сванидзе: Может быть. В принципе он говорил про другое, Медведев. Мне не показалось, что он именно сегодня особенно раздражен. Вообще, после 8 августа тональность и американских политиков в отношении нас, и наших политиков в отношении американцев очень жесткая и резкая. И сегодня она мне особо резкой не показалась. Напротив, как мне послышалось, он отдал должное тому, что американцы немножко в последнее время умерили свой тон в отношении позиции России. В целом он был, конечно, тверд, жесток в отношении американцев, но это никак не отличалось в резкую сторону от того, что говорится уже последние долгие недели.



Елена Фанайлова: Вы упомянули Валерия Фокина, я заметила среди присутствующих Никиту Михалкова. Кто-то еще из деятелей культуры был?



Николай Сванидзе: Табаков Олег Павлович был, был Денис Мацуев.



Елена Фанайлова: Принципиально что-то новое для вас прозвучало сегодня?



Николай Сванидзе: Это то, что он категорический противник и гарантирует, что, несмотря ни на что, ни на какие внешние обстоятельства, не будут завинчиваться гайки.



Елена Фанайлова: И свободы прессы...



Николай Сванидзе: Про свободу прессы отдельно разговора не было.



Елена Фанайлова: Ну, вот это впечатление Николая Сванидзе, члена Общественной палаты, человека, приглашенного сегодня в Кремль. И совершенно другие впечатления телеобозревателя "Российской газеты" Юрия Богомолова, который наблюдал за трансляцией по телевидению.



Юрий Богомолов: Саму эту встречу... я так понимаю, что она в ряду его других встреч (с бизнесом была недавно встреча, еще с кем-то) это такой способ настройки каких-то своих инструментов общения с внешним миром и внутренней аудиторией.


XS
SM
MD
LG