Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Сегодня в Америке. Американское правительство готово выкупить долги несостоятельных финансовых институций. Кандидаты в президенты в роли спасителя американской экономики


Юрий Жигалкин: Американское правительство готово выкупить долги несостоятельных финансовых институций. Кандидаты в президенты в роли спасителя американской экономики. Таковы темы уик-энда в рубрике «Сегодня в Америке».


В конце прошлой недели в шаге, изумившем многих рыночников, администрация Джорджа Буша решила положить конец финансовому кризису одним решительным шагом. Правительство решило, по сути, выкупить у американских финансовых институций обесцененные облигации, выпущенные под ипотечные кредиты. Именно эти активы, некогда считавшиеся самыми прибыльными, а затем резко потерявшие свою стоимость, превратили в потенциальных банкротов несколько ведущих американских и иностранных банков и продолжают висеть непомерным бременем на всей мировой финансовой системе. Изумление вызвало то, что впервые со времен Великой депрессии правительство готово спасать от краха финансовую индустрию, которая дошла до этого состояния из-за своей собственной алчности, безответственно выдавая кредиты.


Что конкретно намерено предпринять американское правительство? Вопрос – профессору экономики Михаилу Бернштаму.



Михаил Бернштам: Американское правительство пытается создать либо новое агентство, либо подразделение Министерства финансов, которое снимет с баланса финансовых учреждений неликвидные активы, в основном облигации, поддержанные ипотечными займами, и переведет эти активы по той или иной формуле на баланс Министерства финансов, даст какие-то деньги, то ли авансом, то ли еще как-то, в виде займа, финансовым учреждениям и тем самым оздоровит финансовую систему. Возобновятся финансовые потоки, возобновятся кредиты. Во всяком случае, на это идет расчет.



Юрий Жигалкин: Профессор, критики этой меры говорят, что правительство этим шагом лишь провоцирует новые проблемы, выкупая тех, кто довел нас до такого состояния?



Михаил Бернштам: Но существует очень простой принцип – бороться с неликвидностью, но не бороться с несостоятельностью. То есть те, кто делали рисковые кредиты, они должны погибнуть. Все они, если их активы будут проданы по рыночной цене, потеряют деньги.



Юрий Жигалкин: А кое-кто с цинизмом замечает, что, проповедуя свободные рынки, Соединенные Штаты, между тем, готовы предпринять антирыночный шаг?



Михаил Бернштам: Существуют рынки товаров, существуют рынки труда, существуют рынки капитала, и существуют финансовые рынки. Так вот, финансовые рынки никогда и нигде свободными не были и быть не могут, потому что все эти финансовые учреждения очень сильно регулируются государством. Государство здесь работает в качестве пожарной команды. Роль государства в рыночной экономике и заключается именно в том, чтобы тушить пожары. Пожаром может быть война, пожаром может быть волна преступности, и пожаром может быть пожар на финансовом рынке.



Юрий Жигалкин: Сегодня, говоря об успешных примерах государственного вторжения в рынки в кризисной ситуации, вспоминают кризис американских сберегательных банков двадцатилетней давности и шведский эксперимент десятилетней давности. Но ведь существует и противоположный японский опыт, где государственные меры поддержки финансовой системы привели к более чем десятилетию стагнации.



Михаил Бернштам: В Японии тоже спохватились очень поздно, и в Японии основная проблема была та, что как раз кредитные вливания в экономику были недостаточны, и в Японии произошла дефляция. Так же как она произошла в 30-е годы в США, что углубило депрессию. Если происходит дефляция, тогда Центральный банк оказывается бессилен со своими денежными вливаниями. Здесь очень много искусства. Можно наломать дров, можно ошибиться, можно делать это неэффективно. В Японии это было сделано неэффективно. Нет никакой гарантии, что это будет сделано эффективно в США.



Юрий Жигалкин: Таково мнение профессора Михаила Бернштама.


Если судить по реакции Уолл-стрит, инвесторы и трейдеры восприняли эти идеи с полным восторгом и доверием. Но все-таки какова вероятность того, что после года безуспешных попыток предотвратить кризис правительство, центральный банк, экономисты в конце концов нашли верный рецепт? Вот что говорит Джон Айронс, сотрудник Института экономической политики.



Джон Айронс: Нынешняя ситуация отличается от того, с чем мы сталкивались в прошлом. Но, я считаю, у нас достаточно знаний, чтобы точно определить причины кризиса и предпринять некоторые из опробованных в прошлом мер, чтобы успокоить рынки.



Юрий Жигалкин: А что если эта попытка окажется неудачной, как и предыдущие, что тогда, всеобщая паника?



Джон Айронс: Если эти меры не сработают, и на финансовых рынках не будет нормально циркулирующего кредита, то мы столкнемся с рецессией. Перерастет ли она в депрессию, насколько она затянется – предположить невозможно, но ситуация будет очень неприятной.



Юрий Жигалкин: Это был Джон Айронс, сотрудник Института экономической политики.


Хотя финансовые потрясения, по большому счету, не коснулись по большому счету среднего американца, - в стране продолжается экономический рост, безработица невысока, ипотечный кризис затронул пока немногих американцев, - панические заголовки газет, следящих за перепадами на Уолл-стрит, превратили экономику в самую горячую тему предвыборной борьбы.


Рассказывает Ян Рунов.



Ян Рунов: Финансовый кризис превратил борьбу кандидатов за пост президента в конкурс на лучшего спасителя американской экономики. Так считает газета «Нью-Йорк Таймс». Все иные вопросы, даже такие как борьба с терроризмом или положение в Ираке и в Афганистане, отошли на второй план. Демократы считают, что в чисто политическом смысле это на руку их кандидату Бараку Обаме. Судя по опросам общественного мнения, Обама опять вырвался вперед. Сенатор-республиканец Джон Маккейн попытался перехватить инициативу, обвинив Обаму в том, что его собственные советники открыто и цинично извлекают политическую выгоду из нынешнего экономического кризиса. Он вполне в популистском духе и вслед за Обамой обвинил в финансовом кризисе ненасытность Уолл-стрит.


Вот что говорит о политизации экономического кризиса научный сотрудник американского «Фонда экономического образования» Тони Карэйли.



Тони Карэйли: Маккейн видит причину кризиса в алчности Уолл-Стрита, Обама – в отсутствии строгого надзора и строгих правил, но оба они ошибаются. Если осуществить предложения любого из них, то, думаю, от этого будет еще хуже.



Ян Рунов: Маккейн выступил против того, чтобы федеральное правительство за счет налогоплательщиков выкупило «Америкэн Иншурэнес Групп», но на следующий день после того, как это все же произошло, он назвал эту меру неизбежной. То он выступал категорически против вмешательства правительства в частный бизнес и в дела финансового сектора, то выступил с предложением создания нового правительственного треста, который бы занялся поиском выхода из кризиса. В свою очередь Обама с самого начала говорил о необходимости более жесткого правительственного контроля за банками и финансовыми институтами, и за ужесточение правил, регулирующих их работу.


В связи с этим политический обозреватель «Национального общественного радио» Кен Рудин говорит.



Кен Рудин: Финансовые новости в центре внимания всего мира. Ситуация вызывает серьезное беспокойств o у избирателей. И они начинают искать наиболее свежие идеи экономического оздоровления. Поэтому кандидаты в президенты пытаются предложить что-то радикальное. Вот почему в предпочтениях избирателей и в рейтинге кандидатов ожидается много изменений в ближайшие недели.



Ян Рунов: Сейчас американцы с нетерпением ждут сообщений о плане финансового спасения, спешно разрабатываемом администрацией Буша. Одновременно оба кандидата в президенты, с помощью своих экономических советников, формулируют собственные рецепты выхода из кризиса.



Юрий Жигалкин: Аллан Давыдов попросил проанализировать то, как экономическая ситуация может отразиться на шансах кандидатов, Джона Питни, профессора колледжа Клейрмонт-Макенна.



Джон Питни: В ходе финансового кризиса стало очевидно, что ни тот, ни другой кандидат в президенты не имеет ясного представления о том, что именно следует предпринять в данной ситуации. Это не особенно удивляет, ибо такое представление отсутствует у подавляющего большинства членов Конгресса, как признал лидер демократического большинства в Сенате Гарри Рид. Самые искушенные в экономике конгрессмены намерены встретиться с представителями администрации президента, чтобы составить план стабилизации, так идет какое-то взаимодействие. Кандидатов же в президенты кризис застал явно врасплох. Корректировать свои позиции при известии о крахе очередного банка им приходится буквально на ходу, в промежутках между предвыборными мероприятиями. Хотя в целом надо сказать, что полоса экономических потрясений благоприятствует Обаме. Кризис на Уолл-стрит переключил внимание избирателей из сфер внешней политики и безопасности в сферу экономических проблем, в которой Обама считается более сведущим, чем Маккейн. Люди обращают внимание на его предвыборные экономические тезисы, и, по крайней мере, для определенного сектора электората они звучат убедительно.



Аллан Давыдов: Кто все-таки, как вы считаете, из кандидатов сможет извлечь наибольшую политическую выгоду из нынешней ситуации?



Джон Питни: В лице Обамы мы имеем кандидата от оппозиционной партии, крайне критически относящегося к деятельности партии, находящейся у власти. Сенатор Обама постоянно подчеркивает, что этот кризис на совести нынешней администрации. Перед сенатором Маккейнном куда более трудная задача. С одной стороны, он выдвиженец партии президента Буша, с другой - он не хочет выглядеть связанным с политикой нынешней администрации. Он входит в конфликт с республиканской администрацией, призывая к смещению руководителя Комиссии по ценным бумагам. Хотя у Обамы нет управленческого опыта, экономической подготовки его нынешний экономический посыл выглядит просто и понятно: экономика хромает, настало время перемен, республиканцы должны уступить место демократам. Маккейн же старается отвести себе роль республиканца нового типа - реформатора, стремящегося изменить образ действий своей партии. Но это особенно трудно, когда всеобщее внимание сосредотачивается на экономике.



Аллан Давыдов: Следует ли ожидать, что финансовый кризис вызовет сдвиги в дальнейшем раскладе голосов избирателей?



Джон Питни: Определенные сдвиги, конечно, произойдут. Однако внимательный анализ результатов опросов общественного мнения показывает, что в последние месяцы предвыборные шансы Обамы и Маккейна равны. Если пару неделю назад Маккейн опережал Обаму на несколько пунктов, то сейчас противоположная ситуация. При этом ни один из кандидатов ни на каком этапе кампании не имел по-настоящему убедительного перевеса. Я не буду удивлен, если до ноябрьских выборов перевес будет то и дело переходить от одного кандидата к другому. Скорее всего, ко дню выборов шансы кандидатов на победу будут примерно равны. Хотя Обама, возможно, находится в более благоприятном положении.



Аллан Давыдов: Сказал Джон Питни, профессор политологии колледжа Клермонт-Маккенна в Калифорнии.



Юрий Жигалкин: Между тем, до президентских выборов остается чуть больше месяца…


XS
SM
MD
LG