Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Катастрофическая ситуация с правами человека в Ингушетии


Программу ведет Андрей Шарый. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Москве Максим Ярошевский.



Андрей Шарый: Глава Московской Хельсинской группы Людмила Алексеева сегодня назвала катастрофической ситуацию с правами человека в Ингушетии. На пресс-конференции в Москве по результатам поездки на Северный Кавказ Алексеева сообщила, что в Ингушетии участились случаи похищений и убийств, обстрела чиновников и сотрудников милиции. Власти объясняют это существованием террористического подполья. Алексеева рассказала, что обсудила с руководством республики обстоятельства гибели владельца оппозиционного сайта "Ингушетия.ру" Магомеда Евлоева, убитого при задержании в милиции, и получила заверения, что следствие ведется по двумя направлениям: политическое и заказное убийство. Собственно говоря, ситуация в республике обострилась как раз после убийства Евлоева, поэтому Алексеева, ветеран российского правозащитного движения, недавно мы отмечали ее 80-летний юбилей, и отправилась в Магас.



Максим Ярошевский: Три дня Людмила Алексеева ездила по Ингушетии и встречалась с самыми разными людьми, начиная от главы республики, заканчивая старцами, религиозными деятелями, оппозицией и представителями так называемого протестного движения. Такое существует в Ингушетии, утверждает еще один участник этой поездки, член Московской Хельсинской группы Валерий Борщев.



Валерий Борщев: Представители общества, представители неправительственных организаций, представители правозащитных организаций - это те люди, кто имеют чувство ответственности, то это есть протестное движение. Правильно, тут надо говорить не об оппозиции. Все-таки это очень важно подчеркнуть, это протестное движение, которое, получив возможность диалога, я думаю, что тогда это напряжение может быть снято.



Максим Ярошевский: "Ситуация в Ингушетии сегодня сложилась катастрофическая", - говорит Людмила Алексеева. - Людей похищают, пытают, убивают. Все это происходит под предлогом борьбы с терроризмом".



Людмила Алексеева: Официальные лица объясняют, что в республике существует террористическое подполье, которое борется с властями таким образом, убийствами милиционеров и чиновников. Председатель парламента господин Сакалов сказал, что беженцы, а таких в Ингушетии несколько тысяч, это беженцы из Северной Осетии после событий 1992 года, и люди из бедных семей, что именно они составляют основу этого террористического подполья.



Максим Ярошевский: Людмила Алексеева за время поездки успела присутствовать при спецоперации по задержанию подозреваемого в терроризме. Военизированная акция ее впечатлила.



Людмила Алексеева: 17-го вечером, когда мы находились в одном частном доме, нам позвонили, что на такой-то улице окружили дом и проводится обычная такая спецоперация. Мы сразу поехали туда. Выглядит это впечатляюще. Узкий переулок, два БТР, как слоны в посудной лавке, чуть шевельнется и уже дом полетит в соседний. Огромное количество бронированных УАЗиков, "Газелей", люди, как положено у нас, в камуфляже и масках, с автоматами. Как потом выяснилось, это была облава на одного человека. Нужно так одного человека отлавливать?



Максим Ярошевский: Ингушетия напоминает сегодня Советский Союз сталинских времен, считает Людмила Алексеева.



Людмила Алексеева: У меня впечатление, то, что происходило и сейчас уже остановлено в Чечне, а происходит в Ингушетии, это то же самое, что по всей стране происходило в 37-м году. Это террор центральной власти против населения. Каковы причины этого террора? До сих пор исследователи решают, что это было, желание навести такой ужас на людей, чтобы они полностью потеряли волю и подчинялись безусловно любым, даже самым безумным приказам, это присутствовало, конечно. У меня впечатление, что наши федеральные власти поочередно, сначала в Чечне, теперь в Ингушетии... Вы знаете, путинский план до 2020 года, к 20-му году то же самое будет у нас, в Москве, они уже сюда доберутся с этим самым, если мы не остановим это в Ингушетии.



Максим Ярошевский: Правозащитники говорят, что если не вмешаться в сложившуюся ситуацию, конфликт, возникший в Ингушетии, перетечет в гражданскую войну.



Валерий Борщев: В общем-то, в Ингушетии есть достаточно серьезная, здоровая часть общества, неправительственные организации, правозащитные организации, с которыми власти надо вступать в диалог. Она недооценивает (я имею в виду местную власть) этот потенциал. Он есть. Мы видели тех людей, с которыми можно вести диалог и с помощью которых можно способствовать нормализации положения. У нас сейчас есть такая, идея под эгидой уполномоченного по правам человека Лукина мы создаем такой институт переговорщиков. В традициях Кавказа, когда в острых ситуациях выступают авторитетные люди, люди, способные к переговорам, чтобы снять напряжение. Нам кажется, этот путь перспективный. Мы хотели бы, чтобы все-таки ингушские власти поддержали это, потому что напряжение, которое есть там, надо снимать.


XS
SM
MD
LG