Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Пакистан отказался от помощи США в расследовании теракта в Исламабаде


Программу ведет Андрей Шарый. Принимает участие обозреватель Радио Свобода Ирина Лагунина.



Андрей Шарый: Ближе к вечеру ответственность за теракт возле гостиницы «Мариотт» в Пакистане в Исламабаде взяла на себя ранее не очень известная группировка «Федаины ислама». Ее представитель или человек, представившийся как один из членов этой группы, позвонил на телеканал «Аль-Арабия» и заявил, что за теракт ответственность несет его террористическая группа. В Пакистане тем временем арестованы 5 человек по подозрению в причастности к теракту, а министерство внутренних дел ранее сообщило, что за этим терактом стоят талибы и «Аль-Каида». В результате взрыва, напомню, в Исламабаде разрушен отель «Мариотт», убиты более 50 человек, десятки ранены и пропали без вести. Пакистан отказался от американской помощи в расследовании преступления.


Президент Зардари заявляет о решимости избавить страну от «раковой опухоли терроризма». Пакистанские военные, согласно заявлению министра обороны, уже готовы нанести удары по базам экстремистов, которых считают причастными к теракту, состоявшемуся в субботу.


Что мешало пакистанским властям бороться с терроризмом столь же решительно раньше? Насколько обосновано их заявление в том, что сейчас все пойдет по-другому? Эти вопросы я обращаю к моей коллеге Ирине Лагуниной, международному обозревателю Радио Свобода, она хорошо разбирается в вопросах международной безопасности, в том числе в этой части Азии.



Ирина Лагунина: Этот теракт, прежде всего, показывает, что в Пакистане в самом есть очень серьезные проблемы с безопасностью, и они происходят из той роли, которую играет военная разведка внутри государства, внутри государственных структур. В последнее время замечается тенденция к тому, что все больше и больше офицеров военной разведки начинают симпатизировать радикальному экстремистскому исламу. Даже то, что эта машина со взрывчаткой прошла через огромное количество блокпостов в центре Исламабада совершенно беспрепятственно, показывает, что проблема с безопасностью есть.



Андрей Шарый: Видимо, у водителя были какие-то пропуска.



Ирина Лагунина: Видимо, его, может быть, не проверяли, может быть, у него был какой-то спецпропуск, но, в общем, кто-то его поддерживал, это понятно. В последние годы пакистанские власти заявляли о том, что они будут бороться с терроризмом, что они будут бороться с радикализмом, они заявляли это и в США, и на международной арене, но на самом деле ничего не делалось. Новый президент Зардари пришел к власти с обещанием, что он будет использовать для борьбы с экстремизмом и терроризмом, который, кстати, представляет угрозу не только международному сообществу, но и самому пакистанскому руководству, традиционную, традиционную систему внутригосударственных отношений, которая осталась еще со времен Британской империи. Никакие другие средства, который использовал, например, Мушарраф, посылать армию в район племен или в район северных территорий, ничего не помогало. Зардари заявил, что он воспользуется системой так называемого колониального права, которая до сих пор господствует в северных провинциях. Колониальное право заключается в том, что Конституция страны на эти районы не распространяется, а единственными руководителями и господами там являются местные лидеры, которые заключают соглашение с центральной властью. И вот Зардари решил привлечь этих местных лидеров к тому, чтобы они сами оказали отпор экстремизму. Собственно, эти районы как раз и славятся присутствием талибов и присутствием «Аль-Каиды» или групп, симпатизирующих «Аль-Каиде».



Андрей Шарый: Но ведь эти местные лидеры что-то за это попросят у Зардари.



Ирина Лагунина: Они могут попросить денег, естественно, как они обычно просят. Среди этих местных лидеров в последнее время произошли серьезные изменения. Во-первых, те даже лидеры, которые готовы были участвовать в этом во всем, их постепенно убивают. Одно из их совместных заседаний вообще было взорвано так же террористом-самоубийцей. Так что их становится все меньше. С другой стороны, эти лидеры царствовали в этих районах так давно и настолько обросли коррупцией и настолько неэффективны были в предоставлении каких-то минимальных услуг обществу, что и потеряли авторитет лидеров и их сейчас уже тоже стали заменять лидеры исламистского толка. Вот эта единственная стратегия, с которой пока выступил Зардари, по крайней мере, не может быть исполнена и не может принести никаких плодов.



Андрей Шарый: Пакистан отказался от сотрудничества с Соединенными Штатами в расследовании этого теракта. Означает ли это, что помощь США Пакистану будет сокращена по этой линии или нет?



Ирина Лагунина: Вряд ли. Потому что, во-первых, она уже утверждена и Пакистан находится, по-моему, сейчас на втором месте после Израиля по объему получаемой от США помощи на межправительственном уровне, я не имею в виду через международные организации. Выхода в данном случае у Соединенных Штатов просто нет, как продолжать каким-то образом поддерживать это государство, чтобы оно совсем не развалилось ввиду такой террористической угрозы, которая там существует. Не забывайте, что это еще и ядерное государство.


XS
SM
MD
LG