Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Новое обострение обстановки в Ингушетии


Программу ведет Александр Гостев. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Москве Любовь Чижова.



Александр Гостев: Новые инциденты в Ингушетии. В Карабулаке взорвали машину замминистра внутренних дел Вадима Селиванова. В Назрани напали на охрану министра внутренних дел Мусы Медова и обстреляли оружейный склад. Российские СМИ сообщают о шести погибших. В МВД Ингушетии эти сведения опровергают. Эксперты считают, что все преступления направлены на дестабилизацию обстановки в Ингушетии, но считать их проявлениями кровной мести, объявленной родней убитого владельца сайта "Ингушетия.ру" Магомеда Евлоева ряду жителей республики, по их мнению, нельзя.



Любовь Чижова: В Ингушетии опять было неспокойно: по сообщению ряда российских СМИ, в Карабулаке неизвестные подорвали бронированный УАЗ заместителя министра внутренних дел республики Вадима Селиванова. Самого Селиванова в машине не было, водитель не пострадал. Позднее сайт "Ингушетия.ру" сообщил, что около полуночи в Назрани было совершено нападение на охрану министра внутренних дел Ингушетии Мусы Медова. По данным сайта, из гранатомета были подорваны бронированный УАЗ и две легковые машины. Также сообщалось об обстреле оружейного склада МВД. В результате инцидентов, по не уточненным данным, погибли шесть человек, двое ранены. Сотрудница пресс-службы МВД Ингушетии Хава Цицкиева данные о нападении на высокопоставленных сотрудников МВД и погибших не подтвердила.



Хава Цицкиева: У нас такой информации нет по поводу нападения на охрану Медова, поэтому ни подтвердить, ни опровергнуть я не могу. По поводу взрыва. У нас по сводкам, что был такой взрыв, подорвали автомашину, то-то, то-то, но не указывается, что эта машина замминистра.



Любовь Чижова: Это по поводу карабулакского происшествия, да?



Хава Цицкиева: Да.



Любовь Чижова: А вот вообще количество погибших людей и раненых можете уточнить?



Хава Цицкиева: Нет. Например, по поводу взрыва, здесь пострадавших нет.



Любовь Чижова: Эксперты отмечают, что и без того неспокойная обстановка в Ингушетии обострилась еще больше после убийства владельца оппозиционного сайта "Ингушетия.ру" Магомеда Евлоева. На днях на сайте, сотрудники которого провели собственное расследование преступления, появился список людей, которые могут быть причастны к убийству Евлоева. Список возглавляет президент Ингушетии Мурат Зязиков, за ним идут начальник президентской охраны Русланбек Зязиков и министр внутренних дел Ингушетии Муса Медов - именно он, по версии журналистов сайта, застрелил Магомеда Евлоева. Недавно в Назрани был убит двоюродный брат Мурата Зязикова Бехкам Зязиков. Связаны ли нападения на родственников Мурата Зязикова и охрану главы МВД с местью родственников Магомеда Евлоева? Рассуждает ингушский правозащитник из организации «МАШР» Магомед Муцольгов.



Магомед Муцольгов: Я правозащитник и, насколько я понимаю, любые списки, это должно пройти следствие, должно пройти официальное расследование, должно быть опубликовано официально, я имею в виду, еще следствие не закончено, но, тем не менее, проведено следствие. Уверен, что действительно туда, скорее всего, были наняты профессионалы, кто искал такую информацию. Но, тем не менее, мы использовать ее не можем, чтобы делать какие-то выводы. Тем не менее, эта информация есть и хотя бы учитывать ее мы обязаны, чтобы знать ситуацию в республике и последствия, которые будут. Я не вижу взаимосвязи между убийством Магомеда Евлоева и двоюродного брата Мурата Зязикова. На мой взгляд, это совершенно разные убийства, две трагедии, конечно, и горе людское, оно ведь ничем не разделяется, никакими должностями, никакими взглядами, никакими идеологиями.


Ситуация такая, что действительно на Кавказе существует кровная месть, но никто не будет сейчас говорить, кто кому мстит или как мстит. Кровная месть осуществляется в отношении лиц, которые непосредственно участвовали в убийстве.



Любовь Чижова: Но вот что касается главы Министерства внутренних дел Мусы Медова, по версии сайта "Ингушетия.ру" и представителей ингушской оппозиции, именно этот человек причастен к гибели Магомеда Евлоева. И вот сегодня ночью было совершено нападение на охрану министра Мусы Медова. Эти события тоже не связаны, это тоже не кровная месть?



Магомед Муцольгов: Да, это не кровная месть. Это я могу сказать точно, потому что нападали не на личную охрану Мусы Медова, кто его сопровождает или кто охраняет его дом, а там вокруг него находится много постов, которые действительно подверглись нападению, один из них находится около склада МВД, обстреляли именно этот пост. Я думаю, что никакого отношения, даже по законам кровной мести, оно к этому не имеет.



Любовь Чижова: Социолог, специалист по Северному Кавказу Екатерина Сокирянская работала в Ингушетии и изучала местные обычаи. По ее мнению, последние преступления в республике никак не пересекаются с кровной местью, объявленной родными Магомеда Евлоева его убийцам.



Екатерина Сокирянская: Я бы не связывала эти вещи. Я не считаю и не думаю, что то, что произошло вчера в Назрани, нападение на сотрудников МВД и руководителей МВД, связано с кровной местью, объявленной семьей Евлоева этим людям. Дело в том, что кровная месть очень строго регламентирована. Осуществлять ее могут только родственники погибшего, убитого, и непосредственно уничтожать самого убийцу или самых ближайших его родственников по мужской линии. Никто не убивает всех, кровную месть осуществляет тоже непосредственно кровный, близкий родственник. Поэтому я думаю, что это совершено боевиками, вот эти нападения совершены боевиками, и они совершены потому, что они понимают, что на сегодняшний день политическая ситуация такова, что, в общем, эти акты возмездия что ли будут резонансными. Видите ли, кровная месть, если объявляется человеку, этому предшествует определенный ритуал. То есть приезжают старики, представители пострадавшей стороны, объявляют открыто о кровной мести, объявляют, кому объявлена эта кровная месть и на каком основании. Обычно сторона, которой объявлена кровная месть, не признает свою вину, чаще всего так и случается. Но, тем не менее, они, скорее всего, знают, что их человек действительно причастен к данному убийству. Потому что кровная месть объявляется, только если у родственников убитого есть абсолютная уверенность в том, что именно этот человек участвовал, причастен к убийству или сам непосредственно является его исполнителем.



Любовь Чижова: То есть какое-то расследование все равно ведется.



Екатерина Сокирянская: Естественно, только на основании твердой уверенности. Поэтому чаще всего человек, убитый в ходе кровной мести, за него уже не мстят.



Любовь Чижова: Вам как вообще этот обычай?



Екатерина Сокирянская: Естественно, я его, человек совершенно другой культуры, не понимаю, но социально он обусловлен, он, конечно, является таким мощным сдерживающим фактором от насилия. Опять-таки, он интересно помогает расследованию убийств. Потому что достаточно задержать человека, который участвовал каким-то образом в убийстве, например, он был в сопровождении машины Медова, при задержании его участвовало несколько машин, по-моему, три машины. Вот достаточно задержать одного из тех, кто участвовал в похищении и объявить ему кровную месть, этот человек, скорее всего, расскажет, кто был непосредственным исполнителем убийства, потому что он хочет отвести угрозу кровной мести от себя. Именно таким образом происходит расследование, находится убийца.



Любовь Чижова: Напомню, представители ингушской оппозиции требуют отставки главы Ингушетии Мурата Зязикова и возвращения в республику бывшего президента Руслана Аушева. Реакция федеральной власти на события в кавказской республике - спокойно-отстраненная.



XS
SM
MD
LG