Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Почему общественные экологические организации хотят выйти из совета при Росприроднадзоре


Ирина Лагунина: Российские экологи из неправительственных организаций хотят выйти из Общественного Совета при Росприроднадзоре. Защитники природы из «Гринпис» и Всемирного Фонда Дикой Природы говорят, что изумлены заявлением главы Совета Константина Цыбко о создании на базе этого органа новой экологической партии. Экологи подчеркивают, что принципы их организаций не позволяют им заниматься политикой.



Любовь Чижова: Представители «Гринпис» в России и Всемирного фонда Дикой природы написали письмо главе Росприроднадзора Владимиру Кириллову. Экологи предупредили, что оставляют за собой право выйти из Общественного совета, не так давно созданного при ведомстве. Поводом послужили заявления главы Совета Константина Цыбко о том, что в России необходимо сформировать влиятельную экологическую партию для отстаивания интересов населения. Партию он предложил создать на базе Общественного Совета. И теперь экологи гадают – для чего их вообще позвали в этот Совет… Говорит Иван Блоков из «Гринпис» в России.



Иван Блоков: Общественный совет, который был создан в Росприроднадзоре, в него входят ряд людей из научно-исследовательских институтов и четыре или пять человек из общественных организаций. По сути такой совет называться общественным вряд ли может. Я совершенно не пытаюсь поставить под сомнение квалификацию людей из научных институтов, но тем не менее, они не имеют отношения к общственности. Если проводить параллели, то обычно создаются экспертные советы и общественные советы. Один отражает мнение экспертов и профессионалов в отрасли, второй отражает мнение общественных организаций, общественности в целом. Смешивать эти понятия бессмысленно. Но это является не самой основной претензией. Самая основная, пожалуй, и критичная претензия то, что председатель правления этого совета некто господин Цыпко неоднократно выступал с заявлениями, что основная или одна из главных задач этого совета является формирование общественного движения, а также замещение существующих зеленых партий, то есть по сути формирование политической партии. Простите, но на такие вещи ни одна из нормально работающих ни экологических, ни других общественных организаций не пойдет. Не надо смешивать политические партии с общественными организациями, а также с деятельностью органов государственной власти.



Любовь Чижова: Что известно о том, кто такой этот господин Цыпко?



Иван Блоков: Детальных вещей неизвестно. Известно, что в 2006 году он участвовал в создании предыдущей партии, по-моему, «Справедливость» или что-то такого рода. К сожалению, я не могу сказать точно название, поскольку организация не очень известная. Он был какое-то время, я так понимаю, советником руководителя Росприроднадзора. 2 сентября он ушел с государственной службы, поскольку нельзя было в общественном совете и на государственной службе. Но такие утверждения были в прессе как до того, как он ушел с госслужбы, так и в период его нахождения на госслужбе. Поскольку господин Кириллов не опроверг утверждение человека, то нам приходится предполагать, что это является официальной позицией Росприроднадзора. Но, согласитесь, это совершенно неадекватные действия. У нас принципиальное положение, являющееся основополагающим то, что мы никаким образом не участвуем в политической деятельности.



Любовь Чижова: Иван, а для чего вы вообще вошли в этот общественный совет при Росприроднадзоре?



Иван Блоков: Во-первых, по поводу вхождения в общественный совет при Росприродназдзоре. Если совет действительно общественный, то совершенно логично, что мы можем быть одной из организаций, которые представляют российское общественное движение. Необязательно, но можем быть. Скажем, мы входим в общественный совет при министре природных ресурсов, что не вызывает никаких проблем, там не было никаких политических целей. В какой-то степени мы можем с ними не соглашаться, но в целом нельзя сказать, что его работа построена так уж негативно. Там свои проблемы, но они не являются критичными. В этом совете, нас туда пригласили, но не дали ни положение о совете, ни предварительный состав. Мой коллега, наш директор Сергей Цыпленков, который был на первом заседании, он получил документы о самом совете, только непосредственно придя в министерство. Согласитесь, даже это вызывает определенные проблемы. Само положение о совете несколько странное, но мы его не видели до того, еще раз подчеркну. Само положение странное системой организации, появлением каких-то должностей председателя правления. Оно очень сильно смахивает на положения, которые утверждались при советской власти, что нам тоже, наверное, не в полной мере нравится.



Любовь Чижова: Иван, ну что, вы будете выходить из этого общественного совета?



Иван Блоков: Мы пока не решили, потому что мы написали письмо и надеемся на какую-то реакцию. Замечу, что в принципе вместе с декларированием целей данного общественного совета Росприроднадзор предпринял несколько, хотя и не очень крупных, но очень критичных шагов в области доступности информации для общественности. Частности, нам очень резко было отказано в информации о проведении проверок одним из региональных органов Росприроднадзора, а эта информация является не просто общедоступной, а вообще говоря, по постановлению правительства должна быть в обязательном порядке размещена на сайте соответствующего органа власти.



Любовь Чижова: Рассказывал представитель «Гринпис» в России Иван Блоков…


Евгений Шварц из российского отделения «Всемирного Фонда Дикой Природы» подтверждает, что конструктивного диалога у экологов и Росприроднадзора не получилось:



Евгений Шварц: В этом-то вся проблема, что никакого диалога не получилось. Во-первых, диалог предусматривает взаимное уважение и отсутствие желания манипулировать друг другом, как мне кажется. Когда мы работаем в общественном совете Рослесхоза, у нам могут быть очень разные позиции, мы даже можем идти почти на открытый конфликт. Скажем, Рослесхоз говорит, что мы все равно пошлем на утверждение в Минюст правила рубки, а мы говорим: а мы будем бороться и доказывать министру юстиции, что это неверно и потом побеждать. Во-первых, в этой независимости есть некий источник уважения друг к другу. То есть понятно, что нельзя сделать так, что выслушайте, а потом сделайте, как хотите. Нужно искать компромиссы или, по крайней мере, аргументы, взвешивать их и не только с точки зрения каких-то личных карьерных или ведомственных интересов, а с точки зрения здравого смысла, на пользу для стран, народа, для государства. В случае с природнадзором такого не получилось и не получается. Не потому что мы хотим кому-то ставить ультиматум, у меня в голове не было, что кто-то подумает в Росприроднадзоре, что мы ставим ультиматум глубокоуважаемому Владимиру Владимировичу Кириллову. Но совершенно очевидно, когда голосовать за подписанный полтора месяца тому назад приказ, содержание которого с нами не обсуждалось, с котором мы не согласны, это оскорбительно для любого. Мы при всем уважении к Владимиру Владимировичу Кириллову и при всем уважении к Росприроднадзору, наверное, мы не можем себе позволить, чтобы наша репутация, а мы являемся одной из наиболее многочисленных российских организаций, у нас 16 тысяч сторонников, у нас самый известный брэнд, мы не можем позволить, чтобы нам портили репутацию и делали заявления, ссылаясь на нас, которые не совместимы ни с нашей позицией, ни с нашим брэндом, ни с нашей репутацией, ни с нашей реальной позицией. Я вижу такой классический пример кухарки, больной веймарским синдромом. Меня другое забавляет. Меня забавляет то, что человек, в некоторых документах указанный как член ассоциации юристов России, даже имел наглость всуе упоминать имена обоих наших президентов-юристов, может делать заявление о создании политической партии под эгидой ведомства.


А самое главное, что нужно отметить, что общественные советы, и нужно смотреть и читать по сути, советы создаются для того, чтобы обеспечить прозрачность и диалог с обществом федеральных ведомств. Любой человек может посмотреть на сайте правительства или МПР уставные функции и положения о Росприроднадзоре. Это надзорная служба, в ее функции не входит написание законов – это функция профильного департамента Министерства природных ресурсов. И все остальное, о чем где-либо провозглашается, это не входит в положение о службе. И поэтому мы в нашем письме отметили, что мы готовы всячески помогать и взаимодействовать службе в улучшении ее деятельности, в улучшении эффективности в рамках полномочий, утвержденных руководством Российской Федерации. А общественный совет, формально они были рекомендованы Общественной палатой как форма демократизации и повышения открытости министерств и ведомств. И на эту тему есть некоторые не идеальные рекомендации. Но дело в том, что в сфере экологии это может быть в смысле повышения прозрачности и установления диалога с общественностью тех министерств, которые больше силовые и которые были более закрыты, для этого чего-то новое. А реально в области экологии, почему экологи, как правило, всегда или не всегда, часто бывают не очень довольны, потому что в экологии процесс, очень успешно развивавшийся и достаточно долгий. Общественный совет Госкомэкологии еще Советского Союза был создан, если я правильно помню, летом 88 года. Уже тогда неправительственные организации начали большую тяжелую работу по установлению диалога с государственными органами.



Любовь Чижова: Это было мнение Евгения Шварца из российского отделения «Всемирного Фонда Дикой Природы». Заместитель руководителя Росприроднадзора Олег Митволь, которого пытаются уволить из ведомства, в курсе конфликта между экологами и Общественным Советом. И вот его мнение по этому поводу…



Олег Митволь: У нас в Росприроднадзоре каким-то образом работает группа пиарщиков из одной из частных пиар-компаний с февраля месяца. Я, кстати, не понимаю, кто платит им зарплату и как это может быть, что люди, которые работают в государственном органе, финансируются государством, эти пиарщики придумали историю с общественным советом, чтобы, видимо, быть нужным, какие-то бюджеты осваивать. Сослались при этом, что меня больше всего удивило, на одного из руководителей правительства, который, насколько я знаю, ни сном ни духом про эту историю. Я даже читал, что по мнению одного из внештатных руководителей этого проекта, они планируют в следующей Государственной думе чуть ли не фракцию Росприроднадзора получить. Конечно, все смешно и никак не сочетается с Гринписом. Я даже был удивлен, что на первое заседание пошли. При этом это все делают люди, абсолютно далекие от охраны окружающей среды. Они, насколько я знаю, раньше занимались в одной из политических партий, кстати, которая прошла в Государственную думу. Но, видимо, сейчас пока перерыв, они решили позаниматься экологией.



Любовь Чижова: Кстати, они как раз и предложили, насколько я понимаю, создать в России новую экологическую партию.



Олег Митволь: Во-первых, абсолютно странное предложение. Когда я в августе месяце узнал, что государственный орган учреждает политическую партию, я, конечно, очень удивился. И мне больше всего странно, что руководитель Росприроднадзора Владимир Владимирович Кириллов, видимо, не смотрел фильм о том, как хвост виляет собакой. Помните, такой фильм американский, где пиарщики организовали, чтобы решить некоторые политические проблемы, по телевизору маленькую победоносную войну. Вот здесь то же самое. Только Владимир Владимирович Кириллов, который этот фильм не смотрел, не понимает, что пока хвост вращает собакой, проблемы могут быть у собаки тоже. А суть очень простая: группа пиарщиков хочет каким-то образом либо заработать деньги на процессе политической борьбы, либо потом какие-то, я не понимаю, что это такое. Вы поймите, что все эти люди не работники Росприроднадзора, а при этом они везде ссылаются, что мы общественный совет при руководителе Росприроднадзора. Вопрос: при многих организациях есть советы. Например, при министре природных ресурсов Трутневе с 2004 года действует общественный совет намного более представительный, который неоднократно собирался, принимал конкретные решения. Вопрос: почему-то об этом совете никто не говорит, а о совете при Росприроднадзоре, который кроме этих склок и драк, вы обратите внимание, реальных дел никаких.



Любовь Чижова: А как вообще должны взаимодействовать неправительственные экологические организации и власть?



Олег Митволь: Я заместитель руководителя Росприроднадзора и никаких проблем во взаимодействии с экологическими неправительственными организациями у меня нет и не было. Дело в том, что очень просто ты с ними общаешься. А если руководитель Росприроднадзора, вы читали, наверное, заметку в «Газете.ру», он назвал экологов стадом, наверное, трудно после этого с ним общаться.



Любовь Чижова: Говорил заместитель руководителя Росприроднадзора Олег Митволь.


Представители « Гринпис» и Всемирного фонда дикой природы готовы пойти на компромисс и остаться в Общественном совете при условии, что его возглавит компетентный человек, а в состав органа войдет как можно больше представителей экологических неправительственных организаций.


XS
SM
MD
LG