Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

К чему приведет освоение энергоносителей на Северном Полюсе. Мнение экологов


Ирина Лагунина: Россия объявила о планах по освоению Арктики: президент Дмитрий Медведев призвал принять закон, устанавливающий определение южной арктической границы России. США заявили, что этот закон станет «внутренним делом страны» и не будет иметь силу на международном уровне. Эксперты считают, что Россия «провоцирует новую драку за нефтяные богатства Арктики». А экологи выступают против добычи нефти и газа на северных территориях. Рассказывает Любовь Чижова.



Любовь Чижова: Заявления российского президента Дмитрия Медведева о необходимости «доработать и принять закон, устанавливающий определение южной арктической границы России», вызвали новые дискуссии вокруг освоения Арктики. На ее природные ресурсы - нефть и газ - претендуют также США, Канада, Норвегия и Дания. В мае этого года государства, омываемые водами Северного Ледовитого океана, подписали декларацию об использовании арктического шельфа. Согласно документу, все споры, связанные с разделом Арктики, должны вестись в строгом соответствии с международным правом и Конвенцией ООН по морскому праву. Тем не менее, год назад российская сторона организовала экспедицию с целью доказать, что хребет Ломоносова – участок подводного шельфа, идущий через Арктику, является продолжением российской территории. Там даже поставили российские флаги, но мировую общественность это не убедило. Как будет развиваться борьба за арктический шельф в ближайшее время – говорит эксперт центра политической конъюнктуры Дмитрий Абзалов…



Дмитрий Абзалов: Российская Федерация давно претендует на часть арктического шельфа. В августе прошлого года была подготовлена экспедиция, которая должна была доказать принадлежность хребта Ломоносова к российской идеологической платформе. Во многом именно эти шаги Российской Федерации стали катализатором активной борьбы за регион. Существует пять основных игроков, которые рассчитывают расширить свои экономические интересы в Арктике. Помимо Российской Федерации это Канада, США, Дания и Норвегия. Каждый из этих игроков имеет свои каналы укрепления собственных позиций и стратегию по продвижению собственных интересов в регионе. Российская Федерация, как уже было сказано, рассчитывает в основном на доказательную базу, которая у Москвы является одной из самых основательных. Основной площадкой, на которой, по мнению Москвы, должен решаться данный вопрос, конечно же, профильный комитет ООН. Второй страной является Дания. У Дании сильная политика в профильном комитете. Обоснования позиции не очень сильное, однако именно лоббирующий ресурс позволит стране претендовать на значительную часть биоресурсов Арктики и прежде всего углеводородного сырья. Отдельным блоком идет Канада и США. Дело в том, что в случае победы господина Маккейна сенатор пообещал в том числе активизировать переговоры по расширению присутствия США в Арктике. США имеет очень слабые позиции в профильном комитете ООН и поэтому предлагает заключить договор со всеми заинтересованными лицами. Понятно, что в данном случае позиция Москвы будет существенно ослаблена и судя по всему, значительные преференции получат Канада и США. Четвертая сторона – Канада, как правило, согласовывает позиции со своим южным соседом, а также имеет свои отдельные интересы. Дело в том, что Канада в перспективе станет ключевым источником углеводородного сырья для США, особенно на фоне высоких цен на нефть, при стоимости более ста долларов и даже более 80 долларов, свои арктические шельфы в канадской части очень перспективно. Отдельно стоит Норвегия. Норвегии необходимы углеводороды Арктики, чтобы заместить падающую добычу страны, большая часть которой расположена в Северном море. Дело в том, что шельфовые проекты в Северном море перешли в стадию падающей добычи, что существенно ослабляет позицию Норвегии прежде всего в Европейском союзе. Борьба за Арктику идет давно, я бы не сказал, что это превратится в целенаправленную конфронтацию. Единственное, были большие проблемы со стороны США. Дело в том, что экономика Америки отчаянно нуждается в собственных энергоносителях, основные поставщики энергоносителей США испытывают очень противоречивые чувства по отношению к Вашингтону, это Венесуэла и, например, страны Ближнего Востока, в том числе Саудовская Аравия. Поэтому США необходимо прежде всего для того, чтобы нивелировать зависимость именно политическую от поставщиков углеводородов. Определенное противостояние может возникнуть по этому направлению.



Любовь Чижова: Это был эксперт центра политической конъюнктуры Дмитрий Абзалов. США заявляют, что решение России определить южный рубеж страны в арктической зоне – это ее личное дело. Соответствующий закон не будет иметь силу на международном уровне. Подробнее о реакции США на российские планы освоения Арктики – Владимир Абаринов…



Владимир Абаринов: Правительство США спокойно отнеслось к заявлению президента Медведева о необходимости правового закрепления внешней границы арктического континентального шельфа России. «Насколько мы поняли из публичных заявлений президента Медведева, он говорил о необходимости закона, определяющего южную границу российской Арктики, то есть границу в пределах континентального массива», - говорится в заявлении, опубликованном государственным департаментом США. Это сугубо внутреннее дело. Общепринятого определения, что такое Арктика не существует. Арктические государства применяют различные критерии при рассмотрении вопроса о том, какие территории входят в их арктическую зону. Эти критерии используются главным образом для целей внутреннего управления и не имеют международно-правового статуса. «Из высказываний президента Медведева, - гласит далее заявление госдепартамента США, - следует, что после того как Россия определит южную границу арктической зоны, она будет определять границу на континентальном шельфе за пределами духсотмильной зоны. Русские собирали доказательства в пользу своей претензии в рамках конвенции по морскому праву. О том, что их континентальный шельф простирается вплоть до Северного полюса. Комиссия по границам континентального шельфа – технический орган конвенции по морскому праву, в конечном счете вынесет свои рекомендации по поводу российской претензии на основании научных критериев. Исходя из информации, имеющейся в нашем распоряжении в настоящий момент, мы не имеем причин полагать, что русские предполагают иной образ действий». Госдепартамент США напомнил, что в мае этого года в декларации, принятой на конференции в Гренландии, пять государств арктического бассейна единогласно подтвердили свою приверженность положениям конвенции по морскому праву и мирному решению любых возможных пограничных споров. Эта умиротворяющее заявление отнюдь не означает, что США занимает нейтральную позицию в дискуссии о шельфе Ледовитого океана. Как раз наоборот, США тоже желали бы расширить свои границы в Арктике, но сделать этого не могут потому что не являются участниками конвенции ООН по морскому праву. Убеждая законодателей ратифицировать этот документ, первый заместитель госсекретаря США Джон Негропонте ссылался в том числе на неисчислимые экономические выгоды присоединения к конвенции.



Джон Негропонте: Шельф простирается по умолчанию на двести миль от берега. Но при наличии определенных геологических критериев может выходить за эти пределы. Соединенные Штаты выступают за обеспечение своих прав на ресурсы одного из богатейших континентальных шельфов мира в пределах шестисот миль от береговой линии Аляски. Площадь нашего континентального шельфа будет равна двум Калифорниям. Недавняя российская арктическая экспедиция привлекла внимание к этому объекту. Продолжающийся сбор научных данных Россией и другими странами, участниками конвенции, отражают их стремление в максимальной степени обеспечить контроль над природными ресурсами этого региона. Не будучи участником конвенции, Соединенные Штаты не имеют возможность расширить свои права на континентальный шельф ни в Арктике, ни где бы то ни было еще.



Владимир Абаринов: В настоящее время ратификация конвенции чисто процедурный вопрос. По оценке американских экспертов, а арктическом бассейне находятся 25% всех неразведанных ресурсов нефти и газа.



Любовь Чижова: Из Вашингтона передавал мой коллега Владимир Абаринов. Российские экологи выступают против освоения Арктики – и для них неважно, кто именно будет добывать там нефть и газ – Россия, США, или другие страны. Нефтедобыча на северных территориях – занятие крайне опасное для окружающей среды, считает руководитель российского отделения Гринпис в России Иван Блоков. По оценкам Геологической службы США, в Арктике сосредоточено 90 миллиардов баррелей нефти и газа. Согласен ли эколог с этой оценкой?



Иван Блоков: Говорить со стопроцентной уверенностью, что там есть безумное количество нефти и газа, не может никто. Однако те исследования, которые до настоящего времени были проведены, показывают, что вероятность очень высока. Я бы сказал так: скорее всего там действительно очень много нефти и газа. Тем не менее, не надо думать, что наличие нефти и газа должно дать возможность забыть те выбросы СО2, которые произойдут в результате сжигания нефти и газа, безусловно, приведут к катастрофическим изменениям климата. Но даже до того, как произойдут катастрофические изменения климата, возникнут огромные количества экологических проблем, которые связаны с добычей нефти и газа в таких суровых северных условиях. До настоящего времени нам, по крайней мере, неизвестно ни одной существующей скважины, на которой были бы в полной мере реализованы природоохранные мероприятия, находящиеся на севере, если эта скважина расположена на шельфе. Поэтому мы считаем, что никакой добычи нефти и газа на шельфе, в первую очередь, конечно, нефти быть не должно. Тем более добыча нефти должна производиться только с суши.



Любовь Чижова: Возможна какая-то золотая середина? Есть какие-то экологические требования к добыче нефти и газа в этих условиях? Есть какие-то технологи щадящие?



Иван Блоков: Я бы разделил этот вопрос на несколько элементов. Во-первых, уже сейчас существуют достаточно развитые технологии так называемого наклонного бурения, что позволяет бурить сушу на несколько километров в сторону. Если это возможно пока сделать на десятки километров, это не значит, что в ближайшее время технология не сможет достичь такого уровня. Вторая часть – это вопрос, непосредственно связанный с буровыми вышками. Нам неизвестна ни одна конструкция буровых вышек, которая бы исключала возможность катастрофической утечки нефти. Нам неизвестна ни одна конструкция судна, которая исключала бы возможность аварии с огромной утечкой нефти. Если учесть, что северные экосистемы, как морские, так и наземные, являются безумно чувствительными подобного рода воздействиям, то любая авария будет означать уничтожение огромной части экосистем, сотен, если не тысяч километров. Пример аварии «Эксон Валдис» показывает, что даже не самый большой танкер с нефтью приводит к загрязнению сотен километров побережья. У «Эксона Валдис» это было около 800 километров побережья, которое наполовину погибло. И это были не самые северные участки, это были таежные участки, мы говорим об участках тундры, которые более чувствительны. Технологии бурения абсолютно одинаковые, они ни у кого не лучше, ни у кого не хуже. Туда просто не надо лезть, потому что мы не умеем работать с арктическими экосистемами. Еще раз хочу подчеркнуть, если мы посмотрим на то, что уже было произведено в результате экспедиций, выездов, что сотворил «Норильский никель» с северной экосистемой, понимаем, что дополнительная нагрузка приведет только к уничтожению. Технологии, они единые сейчас по всему миру и какая бы компания ни взялась, она будет пользоваться теми же самыми технологиями. И подчеркну, что планов предотвращения аварий для такого рода температур просто нет, невозможно оценить в каких-либо деньгах ущерб, который может быть нанесен. Что касается биоресурсов и того, что может произойти, то я могу вполне реально предположить, что несколько тысяч километров побережья в результате аварийного разлива будет загрязнено нефтью. Несколько тысяч километров, несколько сотен тысяч километров дна шельфа, на него может попасть нефть и нанести очень серьезный ущерб биоресурсам, который будет восстанавливаться десятки лет, хотя, я боюсь, что в северных широтах это может достигать даже сотни лет. Надеюсь, что не так, никто пока не имеет подобного рода опыта. Оценить, что произойдет «нормальная» добыча нефти, достаточно сложно, потому что непонятно, какие технологии будут использоваться. Мы же видели на примере Сахалина как вроде бы прогрессивная компания «Шелл» просто перерезала более чем половину нерестовых речек. Если произойдет аналогичная ситуация, это означает, что более половины побережья будет вспахано тракторами, тягачами или другими механизмами, это опять же приводит только к уничтожению территории.



Любовь Чижова: Это было мнение руководителя российского отделения «Гринпис» Ивана Блокова. Тем не менее, эксперты считают, что к аргументам экологов вряд ли прислушаются, ведь запасы нефти и газа на суше истощаются. В ближайшие годы арктический шельф станет объектом пристального внимания со стороны многих стран.


XS
SM
MD
LG