Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Улица Александра Солженицына в Москве все-таки, наверно, появится. Суд постановил, что Президент страны вправе «советовать» городским властям в вопросе переименования улиц. И советы эти правительство Москвы принимает, хотя закон предусматривает, что со дня смерти выдающегося гражданина, память которого хотят увековечить, должно пройти 10 лет. Тем, что переименование Большой Коммунистической улицы нарушает права граждан, на ней проживающих, озаботились коммунисты, их поддержали депутаты городской Думы от партии «Яблоко».


Когда в августе 2004 года одной из улиц Южного Бутова присвоили имя Ахмата Кадырова – как утверждали, по личной просьбе Владимира Путина, протесты тоже были. Тогда молодежное «Яблоко» пикетировало центр города. Не помогло.


24 сентября 2008 года протестовали – от имени «обиженных» жителей – около десятка молодых «левых» и «красных авангардистов». И, конечно, первая мысль: понятно, они и Солженицына не любят, и к коммунизму стремятся. Надо спросить жителей той самой Большой Коммунистической, которую переименовать решили. Они-то наверняка…Спросили. Так вот, жители Большой Коммунистической улицы, ведущей от Таганской площади к Андроньевскому монастырю, как выяснилось, переименовывать ее не хотят. Да нет, дело тут не в Солженицыне. Против Александра Исаевича они ничего не имеют. Просто нужно будет идти в милицию, стоять в очереди, менять прописку, тратить время, да и вообще – зачем вся эта суета? Лучше деньги на что-то более полезное потратить.


Может, и действительно? Какая, в конце концов, разница, ведь адрес, как известно всем жившим в Советском Союзе – не дом и не улица. И правильно, потому что в те не столь уж далекие времена появилась масса улиц, названных именами мало кому известных людей. Среди них были, конечно, люди достойные – стахановцы, передовики труда, участники Великой Отечественной войны, генералы и простые солдаты. К сожалению, жители часто сами не знали, в честь кого названа улица, на которой они живут. Например, улица, где была моя школа, называлась Старо-Пименовский переулок. Потом ее почему-то переименовали в улицу Медведева. Кто был именно этот Медведев, никто не знал, да и не интересовался. Сейчас – опять Старо-Пименовский.


Но есть улицы, названия которых говорят очень много – о времени и о людях, в частности, тех, кто эти улицы называет.


Большая Коммунистическая - название громкое. Помните, было в песне: «Брестская улица по городу ведет – значит нам туда дорога…» Потом была по-моему Варшавская, Берлинская - улицы вели солдат к Берлину, к победе. И Большая Коммунистическая тоже, очевидно, призвана вести. Только вот куда? (По логике должна ведь быть и Малая Коммунистическая. Как Бронные или Дмитровские). Наверно все-таки есть в этом названии для жителей какой-то магнит. Не зря же не хотят они вписывать в паспорт новый адрес - улицу Солженицына. Или просто Солженицын им не очень нравится?


Я вот жила на улице Горького. Великий пролетарский писатель был не из любимых авторов. Примиряло меня с ним приличное количество неплохих пьес, которые смотрела в театрах. С одной стороны была площадь Маяковского, с другой – Пушкина. Объяснять не надо.


Сейчас живу на улице Чарторыйского в Вене. Все-таки есть в адресах какая-то закономерность. Что привлекло венский магистрат в этом трудно произносимом имени знаменитого поляка, жившего в первой половине 19 века? Может быть, его славная биография и деятельность, направленная на реформирование Европы? А вот почему мне выпало жить здесь – это судьба. Князь Чарторыйский был другом и советником царя Александра I, потом разочаровался в его реформах, продвигал идею независимой Польши и поддерживал борьбу за независимость стран Восточной Европы. Так что мне вполне подходит.


XS
SM
MD
LG