Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Юрий Дракохруст: "Выборы в Белоруссии проходят очень тихо"


Программу ведет Кирилл Кобрин. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Андрей Шарый.



Кирилл Кобрин : О том, какое место во внутриполитическом и международном курсе режима президента Александра Лукашенко играют предстоящие и уже, по сути, начавшиеся выборы, мой коллега Андрей Шарый побеседовал с обозревателем Белорусской службы Радио Свобода Юрием Дракохрустом.



Юрий Дракохруст: Выборы проходят очень тихо. Нет ни предвыборной агитации, нет ни митингов, особо даже нет листовочной кампании. На телевидении кандидаты выступают, но, в общем, не в очень удобное время. Очень низкая конкуренция. На 110 депутатских мест 270 кандидатов, кстати, из них 70 - это оппозиционеры, то есть оппозиция представлена - где-то четверть, пятая часть. Почему так получилось?



Андрей Шарый: Потому что Лукашенко задушил всю предвыборную борьбу.



Юрий Дракохруст: Во-первых, я сказал, что из 270 70 все-таки оппозиционеры. Лукашенко отчасти, действительно, задушил эту борьбу. Дело, на мой взгляд, все-таки не только в этом. По прежним выборам... Всегда есть какие-то возможности и как листовки напечатать, и агитацию вести. Но у меня почему-то такое ощущение, что на этих выборах, скажем, у оппозиции нет темы, нет фокуса, вокруг которого можно было бы эту кампанию построить. И телевыступления - да, они очень короткие, по 5 минут давали, но можно сказать и за 5 минут, если есть, что сказать. И вот такое очень кислое ощущение, что сказать особо оппозиционерам, в общем-то, и нечего. При всем таком советском антураже, современная Беларусь все-таки - это не римейк СССР. В советские времена все-таки выборы... Вокруг этого был какой-то такой пропагандистский шум. Там все время общество было в состоянии политической мобилизации. А тут все тихо, спокойно. Власть как бы подмигивает обществу и говорит - вы же понимаете, надо, парламент.



Андрей Шарый: Кто пройдет в парламент?



Юрий Дракохруст: Фокус этой кампании есть. Другое дело, что он очень опосредованно касается избирателей. Это, в общем-то, проблема элиты, проблема власти и оппозиции. Признают или не признают эти выборы. Дело в том, что эта проблема как бы встраивается в более широкую проблему. Александр Григорьевич в силу самых разных причин понял, что зависеть от большого старшего любимого брата, в общем-то, хорошо, но становится все более небезопасно. Поэтому начал искать некую другую опору, другое крыло. Речь не в том, что Беларусь завтра пойдет в НАТО, не в том, что натовские танки будут под Оршей, речь идет просто о том, чтобы, грубо говоря, сосать двух маток. Для этого, в частности, освободили политзаключенных, для этого Беларусь, по крайней мере, точно пока не признала Южную Осетию и Абхазию. Для этого делается некое шоу - выборы. Причем, насчет этого шоу Лукашенко еще до выборов в интервью агентству "Рейтер" сказал, что - а, что, несколько оппозиционеров, я думаю, будет в парламенте, но он них же большого вреда не будет, сказал он тогда. Сейчас эта интрига - от какого количества оппозиционеров, с точки зрения Александра Григорьевича, не будет большого вреда, и сколько их туда попадет. Я думаю, что несколько человек попадет.


И, в общем-то, надо сказать, что оппозиция так, я бы сказал, процентов 80 времени провела в глубокомысленных размышлениях - а, может, нам бойкотировать эти выборы, а то признают, тогда с нами вообще не будут разговаривать, а может все-таки поучаствовать. Тем более, как раз Запад, немножко утомленный и этими раздумьями, и тем, что главным ресурсом оппозиции оказывается именно он, Запад, говорит - ребята, а, может быть, какой-нибудь ресурс у себя бы дома, в Белоруссии, поискали? Там, в общем, народ есть, так сказать, выборщики.



Андрей Шарый: Российская тема, связанная с кавказским тяжелым кризисом, с кризисом СНГ, каким-то образом задействована в этих выборах или нет?



Юрий Дракохруст: Парадоксальным образом тут сложился некий консенсус, потому что оппозиция в большей части прозападная вовсе не стремилась к признанию фактических результатов кавказской войны. Лукашенко неожиданно для многих тоже не спешит с признанием автономий. Единственно, лидер оппозиционной Компартии высказался за то, что, в общем-то, их бы стоило признать, но так, я бы сказал, без особого нажима. Ну, высказался и высказался. Не то, чтобы он делал это как бы темой кампании. Понятно, что все побаиваются, что большие будут цены на газ в новом году, как бывало в Белоруссии, скажем, в 1995 году, когда такое жесткое разделение было - эти за Запад, эти за Россию. У меня такое впечатление, что этого нет.



Андрей Шарый: Белоруссия в понедельник утром не проснется другой страной после этих выборов. Что-то изменится или нет?



Юрий Дракохруст: Если все-таки в парламенте окажется пяток даже оппозиционеров, это все-таки будет отличаться от ситуации, предположим, Казахстана, где круглый ноль, просто нет. Но это, в общем-то, зависит от людей. Мы с вами помним опыт перестройки, выборы 1989, выборы 1990 года. Но ведь это были выборы в верховные советы советских республик, так сказать. Бессильные люди их могли делать сильными, но, судя по всему, некая нормализация отношений между Западом и Беларусью произойдет.



XS
SM
MD
LG