Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Непобедимая Нур. Или Турция как столица гламурных сериалов для арабского мира


Ирина Лагунина: Двадцать две арабские страны закупили в этом году восемнадцать турецких сериалов. В Турции расширяются телестудии, работа идет двадцать четыре часа в сутки. По количеству произведенного «мыла» Турция уже обогнала таких гигантов индустрии как Бразилия или Мексика. Что происходит? И почему создается еще один мировой центр – назовем его условно Тулливуд. Рассказывает наш корреспондент в Стамбуле Елена Солнцева.



Елена Солнцева: Город Хатай на самом юге Турции называют «границей миров». Именно здесь заканчивается Анатолия и начинается настоящий арабский Восток. Одноэтажные, глинобитные домики с плоскими черепичными крышами из белых каменных блоков. По узким кривым улочкам может передвигаться только ишак, даже самый небольшой автомобиль вряд ли сможет проехать, не задев стены домов. По центральной булыжной мостовой вечно течет вода, поступающая из крошечных частных бассейнов с проточной водой, которые есть в каждом доме и используются для хозяйственных нужд. Говорят, до Дамаска и Багдада отсюда гораздо ближе, чем до Анкары. Большая часть местных жителей работают в "нефтяных монархиях". На редких улицах, по которым все-таки можно проехать, автомобили с саудовскими, кувейтскими номерами. Население одинаково хорошо владеет турецким и арабским. Даже вывески и указатели на двух языках. Посетители окутанной клубами дыма кофейни с удовольствием смотрят арабские телеканалы. Хозяин заведения Мехмет.



Мехмед: После того, как неподалеку открылся новый пропускной пункт, Хатай приобрел важное значение и стал настоящим мостом между арабским и тюркским мирами. Многие местные жители пользуются разницей цен на продукты. Например, водители микроавтобусов постоянно мотаются в сирийский городок Алеппо и зарабатывают неплохие деньги на перевозке контрабандных грузов.



Елена Солнцева: После сигарет и бензина самым выгодным продуктом контрабандной торговли стали ДВД с турецкими сериалами, которые в арабских странах идут буквально нарасхват. Провести такой нелегальный товар довольно несложно. Таможенники выискивают более опасные грузы: наркотики, запрещенную литературу, взрывчатку - и смотрят на партии "пиратских" ДВДдисков сквозь пальцы. По сходной цене ДВД сбываются в сирийские магазинчики частным скупщикам. Оттуда «тайный груз» отправляется в Дамаск, где фильмы адаптируют в частных студиях и везут в другие арабские страны. Турецкие мыльные оперы завоевывают все большую популярность в странах арабского мира. Их смотрят в лагерях беженцев в Секторе Газа и в шикарных особняках Эр-Рияда. В Саудовской Аравии с населением около 28 миллионов человек, сериалы ежедневно смотрят около четырех миллионов человек. Одна из центральных турецких газет публикует фото того района сектора ГАЗА, который находится под контролем группировки «ХАМАС». Девочки-подростки толпятся возле старенького телевизора, пытаясь наладить изображение на экране. В палестинской части Хеврона, самого консервативного города на Западном берегу реки Иордан, в 30 километрах от Иерусалима, именами героев турецких мыльных опер женщины называют своих новорожденных младенцев. Редактор молодежного интернет сайта Арзу Арман.



Арзу Арман: Простые, незамысловатые турецкие «дизи», то есть сериалы, обращены ко всем слоям общества: домохозяйкам, владельцам магазинов, студентам. Без штампов и шаблонов на конвейере производства многосерийных фильмов не обойтись. Темы обычно вращаются вокруг богатых и бедных, прибывших в город на заработки. Особый интерес вызывают истории любви между богатыми сильными мужчинами и бедными, красивыми и гордыми женщинами. Один из самых удачных последних турецких проектов – сериал «Гюмюш», который закупили многие арабские страны. Он появился в арабском прокате под названием «Нур».



Елена Солнцева: Миллионы телезрителей в Марокко, Алжире, Сирии, Тунисе, Иордании и Саудовской Аравии собрала история любви бедной, но гордой красавицы Нур и богатого, мужественного Моханнада. Действие сериала разворачивается в богатой стамбульской семье, где царят привычные мусульманскому миру отношения между старшими и младшими. Семейство владеет огромной текстильной фабрикой и пытается удержаться на плаву во время приближающегося кризиса. Младший из трех сыновей, Моханнад – классический шаблон сериала, он красив и романтичен, приводит в дом бедную Нур, которая сама пробивается в жизни и зарабатывает как начинающий дизайнер. Все семейство противится их браку. Моханнад, однако, демонстрирует качества настоящего мужчины. Он обаятелен, внимателен к своей будущей супруге, поддерживает ее профессиональные амбиции модельера. В идеализированной жизни супругов царит равноправие и чувственность, столь непривычные для мусульманской женщины, роль которой ограничена домом и семьей. «Главный герой сериала Моханнад со светлыми кудрявыми волосами, голубыми глазами и обворожительной улыбкой заставляет сердца арабских женщин учащенно биться и усаживает их перед экранами телевизоров трижды в день», - пишет турецкая газета «Хюрриет», ссылаясь на арабскую прессу. Редактор молодежного интернет сайта Арзу Арман.



Арзу Арман: Фото бывшего турецкого баскетболиста и модели Кыаванча Татлытуга, который исполнил роль главного героя сериала, в арабских странах расклеивают на сумки, карандаши, футболки и медальоны. В секторе Газа, например, фото актера пользуется большей популярностью, чем фото Ясира Арафата или Саддама Хусейна.



Елена Солнцева: На тунисских рынках майки с изображением гламурной семейной пары Нур и Моханнада расходятся как горячие пирожки. В городе Наблус на западном берегу реки Иордан несколько кафе переименованы и названы в честь героев сериала. «Я продаю более 500 фотографий звезд сериала Нур каждый день. Особенно хорошо идут фото Моханнада. Девочки просто с ума по нему сходят", - отмечает сирийский уличный торговец, чей лоток стоит рядом с Дамаскским университетом. «Нур» привлек в Бейруте больше зрителей, чем трансляции Олимпиады в Пекине. Владельцы кафе и ресторанов в городе повесили на стены плазменные панели, на которые показывали сериал, чтобы посетители не пропустили ни одной сюжетной коллизии. Киванч Татлитуг вызвал такой интерес у женской половины зрительской аудитории, что некоторые особо ревнивые арабские мужья подавали на развод из-за непомерной любви своих жен к телевизионному персонажу. Многие консервативные мужья пытались запретить своим женам смотреть сериал, потому что ревновали их к экранному герою. В Кувейте прошли несколько судебных процессов, о которых широко информировала турецкая пресса. Представитель телеканала «Д», который производит сериал, Кемал Узан:



Кемал Узан: Сериал был показан в Турции в 2005. Когда его рейтинги подскочили, многие радиовещательные иностранные агентства заинтересовались им. Мы подписали четырехлетний контракт с Саудовским спутниковым телеканалом MBC. Поначалу мы продавали каждый эпизод по цене от двух до десяти тысяч долларов, в зависимости от популярности. Потом рейтинги поползли вверх, возросла стоимость. Они продлили контракт и выразили желание покупать наш продукт в течение последующих трех лет. В случае, если они раздумают покупать сериал, нам разрешено продавать его другим агентствам.



Елена Солнцева: Сериал был дублирован на арабский язык специально для ближневосточных зрителей. Для этого адаптировали сценарий, пересняли ряд сцен. С целью защитить консервативных телезрителей были вырезаны все интимные сцены, которые посчитали "неподобающими". Физические прикосновения и так называемые «постельные сцены» заменили на более нейтральные дубли, которые дополнительно доснимали для арабского зрителя. Удалили слишком жаркие объятия и поцелуи молодых супругов, сцены из ночных клубов, где распиваются спиртные напитки, а также все разговоры о сексе, довольно привычные для раскованного турецкого зрителя, воспитанного на эротических фильмах и американском кинематографе. Однако вскоре все запретное, с подачи турецких компьютерщиков, перекочевало в Интернет. Были созданы сотни веб- сайтов, чтобы арабский зритель мог свободно наслаждаться всем «запретным». За небольшую плату можно получить доступ к «забракованным» эпизодам, где герои целуются, ложатся в постель и занимаются любовью, впрочем, весьма невинно. По данным турецкой прессы, одну из таких «запретных» сцен посмотрели несколько миллионов Интернет-пользователей. В ней Моханнад входит в комнату жены и ложиться рядом, чтобы успокоить после небольшой семейной ссоры, после примирения следует долгий поцелуй, который заканчивался любовными ласками. Десятки арабских композиторов разместили в интернет-пространстве свои саунд-треки. «Запретные кадры» на одном из сирийских Интернет-сайтов…


Одновременно с этим интернет-пространство превратилось в настоящее поле битвы «за чистоту нравов». В некоторых арабских станах доступ к сайтам, демонстрирующим любовные кадры сериала «Нур», был закрыт, а на владельцев этих сайтов наложили арест. Впрочем, даже в официальном, усеченном виде, сериал оказался слишком откровенным для мусульман. Некоторые исламские проповедники в Саудовской Аравии и на Западном берегу объявили его анти-исламским и призвали верующих отказаться от просмотра вредного "мыла". Верховный муфтий Саудовской Аравии шейх Абдель Азиз Алу аш-Шейх, заявление которого транслировали даже турецкие каналы, заявил, что сериал несет с собой моральное разложение, уничтожает добродетель, в связи с чем запрещен к просмотру". Шейх не скупился в эпитетах, назвав его "безнравственным", "распутным", "сбивающим с правильного пути". Примеру проповедников последовали государственные чиновники. В Саудовской Аравии, например, представители Министерства торговли организовали постоянные рейды с поверками местных магазинов и грозили закрыть их, если владельцы продолжат продавать футболки, фото, постеры и канцтовары с запретной символикой. И тем не менее, сериал расходится по арабскому миру. Представитель телеканала «Д», который производит сериал, Кемал Узан.



Кемаль Узан: Кино и теле продукция, которую экспортирует в Европу США и Голливуд, не может быть приемлема в арабском мире. Представьте себе, какую реакцию вызовет « Секс в большом городе» среди верующих мусульман. Рассуждения главных героинь сериала на урбанистических пейзажей Нью-Йорка могут свести с ума любую мусульманскую женщину. В этом смысле, Турция может претендовать на роль ведущего производителя и вещателя на арабском рынке. Нам есть что показать. Наша страна более открыта, не столь консервативна, как большинство стран мусульманского мира, именно это вызывает такой повышенный интерес. Однако даже турецкая эротика оказалась слишком откровенной для арабской публики, воспитанной в строгих нормах Ислама.



Елена Солнцева: Очевидным достоинством сериалов становится то, что герои близки арабскому зрителю. Все дело в идентификации, когда смотрящий уподобляет себя действующим на экране персонажам. В сериалах - те же мусульмане, которые соблюдают посты, уважают старших, считают себя верующими. Однако это не мешает им оставаться светскими людьми. Они посещают дискотеки и бары, пьют вино, занимаются сексом, свободно рассуждают о таких вещах, как аборты. Присутствует в сериалах и добрачный секс, разводы и многое другое, что невозможно представить в консервативном исламском мире. Актерам легко находится в этом материале и играть, им верят, они правдоподобны, их принимает арабский зритель . Между тем, возникший вокруг турецких фильмов ажиотаж, показывает, что сам арабский мир разрывается между современной жизнью и соблюдением традиций. Работающие женщины, которые подвергаются давлению со стороны своих мужей, узнают их в героях фильма и все чаще выходят из-под опеки мужей, превращаясь в самостоятельные фигуры в бизнесе и политике. По словам стамбульского телеобозревателя Мертера Джана телепередачи из соседних, менее закрепощенных стран, оказывают огромное влияние на население государств Ближнего Востока.



Мертер Джан: Турецкие сериалы несут с собой азы европейской цивилизации. Уважение к человеку иной религии, уважение к женщине, равенство полов, свободу слова, демократии. Так, например, сериал « Ябанджи дамат», который с успехом прошел в минувшем году по одному из турецких телеканалов и был закуплен для показа в Саудовской Аравии и Кувейте, повествует о том, как в большую турецкую семью попадает грек, который стал мужем одной из дочерей. Такой интернациональный брак поначалу вызывает шок. Однако постепенно семья учится уважать чужую культуру, веру, традиции.



Елена Солнцева: А в Турции пожимают плоды от проката сериалов, которые принесли телеканалам около трех миллионов долларов. В этом году двадцать две арабские страны закупили восемнадцать турецких сериалов. Производители ставят глобальные задачи по завоеванию рынка. Для этого расширяются телестудии, где сериалы пекут как пирожки. На каждом телеканале действует своя телестудия, которая работает двадцать четыре часа в сутки. По количеству произведенного «мыла» Турция уже превышает такие монстры индустрии как Бразилия или Мексика. Турецкие актеры, неизбалованные дорогими и сложными в художественном отношении картинами, с удовольствием участвуют в новых телепроектах. Самый плодовитый телеканал «Д» ежедневно штампует несколько серий, в том числе для детской аудитории. Помогают американские специалисты. Вечерами на прозападном телеканале НТВ демонстрируют почти без купюр «Секс в большом городе» и турецкие римейки известных американских сериалов. Как ни странно, но в самой Турции, воспитанной на западном кино, многие предпочитают смотреть «американское мыло». Вот и женщины на стамбульских улицах говорят, что предпочитают смотреть западный продукт.



Женщина: Это «розовый сериал». Так в Турции мы называем довольно простое примитивное кино, которое интересно лишь ограниченным домохозяйкам.



Женщина: В турецких сериалах каждый следующий ход сценаристов просчитывается так, что смотреть под конец становится скучновато.



Елена Солнцева: На волне всеобщей «нуромании» турфирмы предлагают путешествия в Турцию с обязательным посещением побережья Босфора, где проходили съемки мыльной оперы« Нур». Количество арабских туристов, посетивших Турцию минувшим летом, увеличилось в три раза и достигло ста тысяч человек. Обычная стамбульская вилла, вымышленный дом клана высшего сословия Моханнада, где происходит основное действие сериала, был арендован и превращен в музей для арабских посетителей.


XS
SM
MD
LG