Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Программа Прессинг 21.09.2008



Паралимпийцы вернулись из Пекина


Олег Винокуров: На протяжении всех последних лет мы постоянно следим за развитием паралимпийского движения в России. И делаем это с помощью нашего доброго друга, вице-президента Паралимпийского комитета страны, возглавляющего сборную России на Олимпиадах, как зимних, так и летних, Льва Селезнева. Вот и теперь, сразу по возвращении паралимпийцев из Китая, мы с ним побеседовали.



Валерий Винокуров: Лев Николаевич, по нашей доброй традиции, обычно мы всегда говорили о подготовке вначале, а потом об итогах выступления. Но поскольку так получилось, что в одном разговоре нам это придется объединить, прежде всего, скажите, пожалуйста, как проходила подготовка, все ли намеченное удалось осуществить перед Паралимпиадой?



Лев Селезнев: Я хочу сказать о том, что, во-первых, подготовка велась на лучших спортивных базах нашей станы, во-вторых, нам удалось сохранить состав, и, в-третьих, первоочередная задача в ходе подготовки, финансирование, которое осуществлял «Росспорт» в полном объеме, и мы, кстати, не сорвали ни одного учебно-тренировочного сбора, ни одного соревнования. Поэтому я считаю, что подготовка велась в нормальных условиях и комплексно-научные группы, которые работали с командами, делали свое дело. Поэтому, как сказал президент на встрече с паралимпийцами: «Ребята, вы не только преодолели себя, но вы и прославили свою страну высокими спортивными показателями». Я считаю, что это высокая оценка, данная президентом России и правительством Российской Федерации. Кстати, мы вот эту заботу как никогда раньше осуществляли в Пекине, чувствовали ее. Это выражалось в телеграммах, в поздравлениях нашим паралимпийцам, которые устанавливали мировые рекорды и завоевывали медали. Мы сделали так, что у нас было несколько и юбилеев среди врачей, и юбилеев среди тренеров, и дни рождения спортсменов, которые там же, в Пекине, в Олимпийской деревне, отмечали по полной программе.



Валерий Винокуров: Наверное, столь же важно и то, что премии паралимпийцам - победителям и призерам - установлены такие же, как и были на большой Олимпиаде в Пекине.



Лев Селезнев: Вы знаете, после того, как мы успешно выступили в Турине, где выиграли первое общекомандное место на зимних Играх, на встрече с президентом Путиным президент Паралимпийского комитета Владимир Петрович Лукин заявил, что это дискриминация, что нельзя спортсменов-паралимпийцев не приравнивать к наградам, которые получают здоровые спортсмены. На что Владимир Владимирович ответил молниеносно - он тут же, при Лукине, взял и подписал распоряжение о том, чтобы уравнять вот эти премиальные. Поэтому стимул был для спортсменов достаточно высок. Но, дело еще и в другом. Никогда еще общество не относилось с таким пиететом именно к тем людям, которые занимаются спортом - инвалидам. Вы представляете, когда человек без обеих рук плывет и устанавливает мировой рекорд в плавании, у него вообще нет никаких отростков, он родился таким… И если у китайских спортсменов какое-то подобие до локтя, а они плывут в его классе, все-таки есть, и это помогает, а этот вообще без обеих рук, уникальный, конечно, человек - Игорь Плотников из Тюмени. Он водит машину ногами, он печатает на компьютере, владеет цифровой кинокамерой, на которую снимает и, вообще, делает невозможные вещи. Мы его так и прозвали - Шайтан. Это довольно уникально. И таких людей у нас в команде было очень много, которые, преодолев себя, устанавливали мировые рекорды. Если говорить об итогах Паралимпийских игр, то 18 мировых рекордов, которые были установлены, и 18 золотых медалей которые были завоеваны, это говорит о том высоком уровне соревнований. Это моя была девятая Паралимпиада, включая зимние, и я ничего подобного не видел на предыдущих Паралимпийских играх, потому что для того, чтобы завоевать золотую медаль, надо было прыгнуть выше головы, как говорят, это надо установить мировой рекорд. Что и сделал у нас, я считаю, превосходный парень сам по себе, у него нутро такое чистое, хорошее, это Алексей Ашапатов из Сургута. Это человек двухметрового роста, я его увидел на соревнованиях по волейболу. Он в прошлой жизни, до того как попал в аварию и лишился ноги, был мастером спорта по волейболу среди здоровых спортсменов. А потом, когда у него это случилось, он сел, потому что в волейбол играют сидя. И когда я увидел этого гиганта, я говорю: «Парень, тебе сидеть на этой площадке нельзя, тебе надо заниматься настоящим делом, а настоящее дело для тебя - это метание». И он буквально за три года вырос до могучего человека, который установил два мировых рекорда в метании диска и толкании ядра на Паралимпийских играх. Но то, что делали, конечно, китайские спортсмены - это потолок, это не вписывается в мое воображение и как специалиста, и как заслуженного тренера, который руководил сборной командой в свое время, среди здоровых спортсменов по легкой атлетике. То, что делали китайцы, это превзошло все ожидания наши, и не только мои. Я общался и с американскими тренерами и специалистами, общался с тренерами из бывшего соцлагеря, которые все в один голос заявляли, что ничего подобного они не видели, и ни на что подобное не рассчитывали. Это, прежде всего, организация соревнований, судейство, досуг спортсменов. Все предусмотрено. Вся вот эта благоприятная среда для инвалидов. И Олимпийская деревня, и знаменитое «Птичье гнездо», и этот клуб, где соревновались пловцы. То есть все было предусмотрено, начиная с входа в здание, туалетов и средств обитания для спортсменов. Это все было на очень высоком уровне.



Валерий Винокуров: А вообще в стране, в Китае, к инвалидам, не к спортсменам, а в целом, такое же внимательное отношение?



Лев Селезнев: Я разговаривал с нашим послом, который мне сказал, что здесь, в Китае, к ним настолько трепетно относиться, этому инвалиду они готовы подставлять не только плечо, но и спину, и они их там не то, что боготворят, но относятся с большим уважением. Вот это я видел, когда выступали их спортсмены. И что меня больше всего поразило, что в Китае я приходил на стадион к 9 часам утра, стадион был полон. Как они вообще организовали это дело, я не знаю. То ли они раздавали билеты, то ли интерес необыкновенный именно к спортсменам, которые выступали на Паралимпиаде. И это не только легкая атлетика. Утром еще нет такого накала борьбы, интересных финалов, они, как правило, начинались в 5 часов, но утром стадион был заполнен. Плавательный бассейн был заполнен, стадион, где соревновались дзюдоисты, был полон, там не было мест свободных, и наши спортсмены, которые были свободны от своих основных соревнований, приходили болеть, они не могли найти на трибунах мест. Вот настолько богатый интерес в Китае. Телевидение, несколько каналов, постоянно с утра показывали Паралимпийские игры. В отличие от нас, хотя у нас впервые в этом году показывали - и Первый канал и Российский и Пятый. Но, в неудобное время. Мне мои родные рассказывали, что они сидели и только единственный раз, когда я пел песню про Олесю. У нас девочка, Владыкина Олеся, завоевала золотую медаль. Восстановилась девчонка за четыре месяца. Она в конце марта поехала отдыхать с подружкой в Таиланд, и там она попала в автомобильную катастрофу и потеряла руку. Была мастером спорта, и входила в состав юношеской команды. И вот за четыре месяца человек освоил новое для себя понятие в жизни, и выстрелила она с мировым рекордом, завоевав золотую медаль. Пришлось писать песню про Олесю.



Валерий Винокуров: И последний вопрос. Мы всегда относимся скептически к этим подсчетом медалей, к неофициальному общекомандному зачету. В данном случае, паралимпийцы России оказались, по итогам, на 8 месте, но, по-моему, нам кажется, что это совершенно неважно. А вы в своей отчетности так же, как Тягачев должны отчитываться по количеству медалей?



Лев Селезнев: Я с вами полностью согласен. Вообще, этого подсчета не должно быть. Надо просто представлять достойно свою страну. Иначе начинаются вот эти жучки, начинают уже в инвалидный спорт просачиваться вот эти запрещенные препараты, которые для достижения целей применяют уже инвалиды. Куда это годится?



Валерий Винокуров: Серьезно?



Лев Селезнев: Конечно. Уже были такие случаи. В команде Украины девочку одну поймали за это. В некоторых других командах, в команде Египта были случаи, когда обнаруживались в моче вот эти препараты, которые нельзя применять. Поэтому я Леониду Васильевичу сказал на встрече с президентом России 19-го числа. Он мне говорит: «Профессор, я тебя поздравляю. Чуть-чуть не догнал нас».



Валерий Винокуров: Имеется в виду по этим медалям?




Лев Селезнев: Да. Я говорю, что нельзя подсчитывать. 18 медалей, а мы оказываемся по медалям на 8 месте. По общему количеству медалей, 63 мы завоевали, мы занимаем 6 место. Ну что тут говорить?



Валерий Винокуров: Для инвалида же важно вообще выступить. Сам факт, что просто человек выступил, не важно, какое место занял.



Лев Селезнев: Конечно. Ведь понимаете, когда тотально слепой Олег Крецул становится золотым медалистом в дзюдо, когда тотально слепой Сережа Севастьянов занимает высокое место в тройном прыжке, тут и здоровому-то спортсмену как сориентироваться в тройном прыжке, чтобы попасть в яму, а не только показать результат.



Валерий Винокуров: Еще на планку надо.



Лев Селезнев: Конечно. И оттолкнуться на одну ногу, потом на другую, потом третий прыжок сделать в яму. Они ведь прыгают по 13-14 метров, это очень высокий уровень результатов. Поэтому подсчет этот мне кажется безнравственным, и не нужно его применять.



Валерий Винокуров: С рассказом о выступлении спортсменов инвалидов вице-президента Паралимпийского комитета России и доброго друга нашей программы Льва Селезнева мы будем постоянно знакомить слушателей.



Олимпийская макроэкономика - последствия не за горами



Валерий Винокуров: Как мы и обещали неделю назад, профессор Роберт Воскеричян в беседе с Дмитрием Морозовым завершит разговор о влиянии Олимпиады в Пекине на экономику Китая и, даже, всего мира.



Роберт Воскеричян: На прошлой неделе мы обстоятельно поговорили о влиянии Олимпиады на макроэкономические показатели Китая, но тема столь велика, что придется нам и в сегодняшней беседе частично этого коснуться. Еще один интересный эффект, связанный с Олимпийскими играми заключается в том, что долгое время китайское правительство искусственно сдерживало инфляцию с помощью административной борьбы с ростом цен на топливо и горючесмазочные материалы. Хотя Китай большую часть потребляемой нефти импортирует, а мы знаем, что очень долгое время происходил рост. Последний год подготовки к Олимпиаде шел на фоне буйного роста нефтяных цен. Учитывая, что Китай большой импортер нефти, а китайское правительство, дабы сдержать инфляцию, установило определенную планку для нефтеперерабатывающих заводов, то получилась такая коллизия – с одной стороны, рост цен на импортируемую нефть, с другой стороны, заморозка цен на отпускаемую продукцию – солярку, бензин, керосин. И в один момент китайские нефтеперерабатывающие заводы даже перестали отгружать продукцию. Это было за несколько месяцев до старта Олимпиады. Потом этот вопрос разрешился, но по-прежнему регулирование было. Теперь совершенно очевидно, что китайское правительство уже не в состоянии держать эти цены, придется их отпускать. И отпускать будут после Олимпийских игр, потому что другого выхода нет. Невозможно покупать нефть на уровне 100 долларов за баррель, а нефтепродукты держать на уровне 70-80.



Дмитрий Морозов: Роберт, пусть слушатели не будут в заблуждении от терминов «макроэкономика», «цены на нефть»… Это действительно программа «Прессинг», посвященная спорту, но, тем не менее, в рубрике «Экономка большого спорта» эксперт «Прессинга» Роберт Воскеричян проводит фундаментальный анализ влияния Олимпиады на экономику, как в локальном, так и глобальном смысле и, в данном случае, речь идет о том, что же изменилось в экономике Китая.



Роберт Воскеричян: Уже перехожу к тому, что будет меняться не в экономике Китая, а в мировой экономике и, в частности, в экономке России. Своя рубашка, как известно, ближе к телу. Это очень интересный момент. Это понятно, хотя с алюминием они подыграли. Россия - тоже крупный экспортер алюминия, и тут российские предприятия нажили приличные дивиденды. Так вот, если, и я в этом уверен, потому что другого выхода нет, как поднять или освободить эти цены, поднимутся цены на нефтепродукты… Это было отложенное решение, это очень часто в экономике бывает, в связи с войной, а в данном случае - с Олимпиадой. Так вот, сентябрь-октябрь, я думаю, не позже, должны принять это решение, и тогда цены займут свое равновесное положение. Что это означает? Это означает, по некоторым данным, падение темпа. Мы говорили, что 7-8, так вот если это решение будет приятно, то падение темпов роста составит примерно 6 процентов годовых. А сегодня - больше 10-ти. Соответственно, инфляция китайская тоже упокоится, но, при этом, что произойдет? Китай, по самым скромным оценкам, процентов на 20 снизит потребление нефти. А Китай, это один из основных факторов, который поддерживает нефтяные цены в таком комфортном для нефтедобывающих стран…



Дмитрий Морозов: Опять снижение цен?



Роберт Воскеричян: Конечно же, самое неблагодарное занятие это прогнозы, а особенно прогнозы, кто станет президентом США, и какая будет цена не нефть. Потому, что практически никто не угадывает. Но здесь есть резон в этих всех прогнозах. Есть прогноз довольно известного экономиста и аналитика Пабло Фуэнтеса, который считает, что до 76 процентов упадет рост нефти, и он также считает, что, в результате того, что потребление нефти Китаем упадет на 20 процентов, он прогнозировал до Олимпиады, когда цены были 130-140 долларов за баррель, падение до 90-а. Сейчас мы знаем, что цены упали в районе 100, фактически без всяких решений китайского правительства. А если они примут то, о чем мы говорим, и их потребление упадет, то, я думаю, что и 80, и 70 долларов за баррель это будет та цена, которую мы будем платить. Естественно, с рынка сразу уйдут биржевые спекулянты. Таким образом, тут уже не только китайские вопросы возникают, а вопросы мировой и российской экономики, потому что если будет цена ниже 90-70, при этом все равно российский бюджет будет нормально себя чувствовать, но сверхдоходов уже не будет, появится необходимость в определенных реформах. Но это уже за пределами нашей рубрики.




Дмитрий Морозов: Это коснется и развития спорта в России, не так ли?



Роберт Воскеричян: Это уже отдельный сюжет. Тем не менее, что получается? Китай выигрывает в любом случае. С одной стороны, он выиграл, вложив в свою экономику, в свою инфраструктуру, в свою столицу 44 или 42 миллиарда долларов. И он выиграет также от тех негативных тенденций, которые вызваны вот этими событиями постолимпийскими. Потому что экономика Китая сбалансируется, временно упадет производство, они научатся считать. Сейчас они не считают деньги, покупают любые сырьевые ресурсы по практически любой, самой высокой мировой цене. Не самой высокой, но имеются в виду верхняя планка мировой цены. Они берут все, потому что за счет других факторов они снижают себестоимость и продают. Сейчас они будут это считать. По разным прогнозам, примерно к 2015 году они переживут этот кризис, переналадят экономику, и она будет мене энерго и материалоемкой. Вот еще одно последствие Олимпиады для китайской экономики. Но, памятуя о том, как мы разбирали ситуацию с нефтью, и все остальные сырьевые ресурсы будут в такой ситуации, раз Китай - один из основных потребителей. Мы еще не говорим о том, что в западном полушарии есть определенный спад экономики, Европа практически вся на нуле, экономический рост я имею в виду. В общем и целом, тут есть и нам, россиянам, о чем задуматься. Вот таково влияние Олимпиады на макроэкономические процессы. И, в завершение нашей сегодняшней беседы и всего постолимпийского цикла, мы поговорим о том, что я анонсировал довольно скептическим образом. В газете «Ведомости» в дни Олимпиады была опубликована редакционная статья под заголовком «Спортивный ВВП». Там очень много всевозможных интересных вещей, но я выделю самое главное. В чем идея материла? Мы даже в наших беседах посмеивались над экспертами, которые могут вычислить влияние лунного света на рост телефонных столбов. Но здесь идея в том, что они смотрят список стран, которые возглавляют неофициальный медальный рейтинг. Первая десятка такая: Китай, США, Россия, Великобритания, Германия, Австралия, Корея, Япония, Италия, Франция. И рядом - список мировых лидеров по размерам ВВП – США, Китай, Япония, Индия, Германия, Великобритания, Россия, Франция, Бразилия, Италия. Практически совпадает. Причем Канада, которая тоже одна из самых развитых и богатых стран мира, не попала в этот список. Что, по мнению составителей этого индекса, является исключением, которое подтверждает правило. И еще они сравнивают по численности населения страны. И тоже примерно получается то же самое. Индия тоже выпадает их этого контекста. В итоге, какой вывод? Что ничего нет удивительного, лучшие результаты и наибольшее количество медалей завоевывают страны с самым большим объемом экономики и с максимально возможной, за исключением Индии, численностью населения. То есть, нужно иметь деньги и людей. Я думаю, что для того, чтобы это сделать, не обязательно было все это называть индексами. Есть масса анекдотов по этому поводу. Когда нужно вбить гвоздь, что делает обычный человек и что делает экономист? Обычный человек вбивает гвоздь, а экономист пытается построить схему, а потом по ней этот гвоздь вбить. Но, тем не менее, в чем суть вот таких индексов? Они показывают, что олимпизм, мировой спорт, превратился в чистом виде в бизнес, не только с точки зрения зарабатывания денег, но и в том числе, что есть некие схемы, которые описывают, как можно добиться успеха – деньги, плюс человеческий ресурс. То есть, практически в этой схеме мы видим, что олимпийское движение, в части зарабатывания медалей, очень легко описывается терминами бизнес процесса. Хорошо это или плохо - судить не берусь, но этот достаточно курьезный индекс, тем не менее, заслуживает внимания хотя бы в том плане, что он подтверждает окончательное превращение олимпийского движения - «О, спорт, ты - мир!» - в бизнес: «О, спорт, ты - деньги!». Вот, что мы имеем сегодня на выходе.



Дмитрий Морозов: Тем не менее, этот тезис не завершает подведение итогов Олимпийских игр в Пекине. По мере анализа, по мере поступления информации, обязательно мы будем информировать слушателей об этом. И потом олимпийская тема - перманентная тема. Ведь Пекином не завершается олимпийское движение. Грядут Игры в Ванкувере, затем в Лондоне и, наконец, в Сочи-2014.




Материалы по теме

XS
SM
MD
LG