Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Рассказ о Хельсинкской ассоциации Армении


Ирина Лагунина: «Если до недавней российско-грузинской войны массовое нарушение прав человека и наличие политзаключенных в Армении находилось в центре внимания Совета Европы, то сейчас данные проблемы на определенное время отошли на второй план», - заявил в четверг журналистам член оппозиционного Армянского национального конгресса Левон Зурабян. Многие страны СНГ ощутили на себе влияние российского вторжения в Грузию, но политический климат в Ереване сейчас опять накаляется из-за того, что на воскресенье намечены выборы префекта общины «Центр» в столице страны. Каковы сейчас отношения власти и оппозиции Армении? Беседу на эту тему ведет Людмила Алексеева.



Людмила Алексеева: Мой собеседник Микаел Даниелян возглавляет Хельсинскую ассоциацию Армении. Это одна из старейших в Армении правозащитных организаций. Расскажите, Микаел, о вашей организации и о ее работе.



Микаел Даниелян: Организация была создана в 1997 году в апреле месяце. В 98 году наша организация была награждена премией, которую учредили американский госдеп и Европейский союз, за вклад в демократию и развитие гражданского общества. Мы не занимаемся социальными, экономическими вопросами, основной целью нашей является мониторинг ситуации с правами человека в Армении и отдельные аспекты, мониторинг судов.



Людмила Алексеева: То есть вы не занимаетесь социальными проблемами, вы занимаетесь гражданскими и политическими правами?



Микаел Даниелян: Да, фундаментальными. Основное - мониторинг судов, мониторинг тюрем, мониторинг психиатрических больниц. Основное направление сейчас, на сегодняшний день - это ситуация с пытками и бесчеловечным обращением. Мы готовы были выпустить альтернативный отчет по пыткам, но, к сожалению, поскольку власти наши сами не печатают отчета, то получается, что он не альтернативный отчет. Мы сделали в период с апреля по апрель 2007-2008 год.



Людмила Алексеева: Обрисуйте, пожалуйста, общую ситуацию в Армении и в России. Мало кто знает, что у вас происходит.



Микаел Даниелян: Ситуация в республике всегда была тяжелой. Последние события, связанные с президентскими выборами 2008 году в феврале, усугубили ситуацию, потому что были сфальсифицированы однозначно. Мы отслеживали просто выборы. После того, как были подведены итоги, оппозиция вышла на улицу, считая, что итоги были неверными, и они устроили сидячую забастовку на площади Свободы в Ереване, и 1 марта она была разогнана жестоко позицией, в 6 утра была проведена полицией спецоперация, после чего народ собрался около французского посольства, опять была подведена политическая и военная сила, было введено чрезвычайное положение, 10 человек было убито по официальным данным, несколько сот людей было арестовано.



Людмила Алексеева: Стреляли в собравшихся?



Микаел Даниелян: Да, стреляли. Стреляли из снайперских винтовок, по некоторым версиям были слышны звуки пулеметов, применяли газ «Черемуха». Очень жестоко было подавлено. Чрезвычайное положение, которое запретило митинги, нормальную работу СМИ. Было очень много людей арестовано. Сейчас по разным данным около ста человек в тюрьмах. Идут суды, за которыми мы наблюдаем, которые показывают всю беспочвенность этих арестов, дела сфабрикованы, потому что людей арестовывают только по показаниям милиционеров. Была принята резолюция ПАСЕ 1609, которая потребовала ряд изменений, выпустить людей из тюрем, изменение законодательства о собраниях, которое было 1 марта изменено. Был еще вопрос о приостановлении права голоса армянской делегации в ПАСЕ. Но почему-то в последний момент ПАСЕ изменило свою позицию и дало срок до января 2009 года. Недавно здесь находился секретарь по правам человека Совета Европы, я встречался с ним, он тоже был недоволен решением ПАСЕ, и он сказал, что будет выступать с докладом по Армении, и возможно этот доклад повлияет на мнение ПАСЕ и в сентябре может быть будут отменены санкции.



Людмила Алексеева: Какое участие ваша организация принимала в этих событиях?



Микаел Даниелян: Вытаскивали людей из тюрем, мне звонила оппозиция, просила, чтобы проехал по полицейским участкам, звонил в полицию и просто вытаскивал людей. Все делалось очень топорно: заходили домой, брали человека, увозили.



Людмила Алексеева: Удавалось вытаскивать?



Микаел Даниелян: Вытаскивать удавалось. Особенно легче было сделать в районных отделениях, там можно было поднять голос, представиться как Хельсинская группа по правам человека. Многие понимали и выпускали. В Ереване часто приходили с обысками домой, мы ехали, звонили, орали в трубку: что вы делаете? Где санкция?



Людмила Алексеева: А сейчас какая ситуация?



Микаел Даниелян: Оппозиция продолжает митинговать, сейчас она оккупировала другой участок Еревана.



Людмила Алексеева: Вы не принимаете участие в митингах, вы не оппозиционер, но вы защищаете оппозицию.



Микаел Даниелян: Я не оппозиционер. Они потерпевшая сторона в данном случае, а я защищаю потерпевшую сторону. Никаких политических убеждений у меня нет, я не сторонник оппозиции, то есть их политические убеждения я не разделяю. Конечно, они как и вся оппозиция говорят, что когда мы придем к власти, будет демократия и вообще чуть ли Голландия с Норвегией вместе взятые. Я не верю. Люди эти были один раз у власти в самом начале после распада СССР, когда они уходили, я говорил, что самое страшное будет то, что когда через несколько лет опять на белом коне въедут, народ будет кричать: где вы были раньше? Это и произошло. Да, конечно, они многие изменили свое видение ситуации, государственного устройства, но надо будет подождать сейчас говорить, что однозначно все будет хорошо, нельзя. С правами человека иногда приходится выручать таких людей, что дальше некуда. Например, в тюрьме сидит бывший военный прокурор Армении, а затем зам генпрокурора. Сидит за то, что он за оппозицию, и его арестовали за то, что у него якобы нашли оружие. Там есть бывший начальник тюрьмы Армении, начальники полиции, мэры городов.



Людмила Алексеева: И они теперь ваши подопечные?



Микаел Даниелян: Прямо во мне души не чают. Я думаю, что это до прихода к власти. Когда они сядут в кабинеты, они забудут, кто защищал их права.



Людмила Алексеева: И тогда вы будете защищать от них тех, кто сейчас сидит в кабинетах и которых они посадят в тюрьму?



Микаел Даниелян: Обязательно. И что самое интересное, сказали: ты не успеешь это сделать. Почему? А мы тебя раньше посадим, чтобы ты нам не мешал. Но это такая работа, ее сейчас много в Армении и приходится очень сильно пахать.



Людмила Алексеева: Вы были участником конференции по созданию ассоциации Хельсинских объединений из стран бывшего Советского Союза в Киеве в июле этого года. Почему вы участвовали в этом процессе?



Микаел Даниелян: Я считаю, что защищать права человека одному в стране неправильно будет. Во-вторых, когда собираешься в ассоциацию, легче. Помощь соседей, друзей, коллег из разных стран просто необходима для правозащитников, хотя бы для того, например, подписание совместных заявлений в защиту кого-либо. Когда на меня было совершено нападение, в меня стреляли из газового пистолета, письмо российских правозащитников вызвало большой фурор в Армении и, конечно, направляло на ход следствие. Потом обмен опытом. Возвращение старых контактов, освежить их нужно было, необходимо было освежить. Потому что на таких встречах очень хорошо, особенно в кулуарах разговоры, что сделали, что можно сделать вместе. Российские правозащитники имеют хороший опыт работы с пытками, предположим, с психиатрическими больницами, такого опыта нигде не найдешь. Может быть на Западе это все делали, но у них другая ментальность, они не понимают наши проблемы.



Людмила Алексеева: Потом другие условия.



Микаел Даниелян: Они не могут понять, как мы работаем.



Людмила Алексеева: Какие совместные проекты вы предложили?



Микаел Даниелян: Предположим, сделать что-то совместное по защите правозащитников – это очень важная вещь. Мы подписали бумаги о совместных действиях по свободе ассоциаций и собраний, для Армении - это очень важно, потому что у нас изменился закон, он стал еще хуже, нужно как-то влиять. Я бы еще, конечно, очень хотел, чтобы была помощь в оказании экспертных дел, связанных с нашей работой по правам человека. Мы используем опыт российских правозащитников.



Людмила Алексеева: Несмотря на разницу в законодательстве?



Микаел Даниелян: Я бы сказал, разница не очень большая. Тем более в Армении часто копируем, что происходит в России, почти с кальки списываем. Следственный комитет был создан в России, его сделали в Армении. Наезд на НПО в России, в Армении стали говорить, что пора наезжать на НПО. И в пример приводят Россию чего думать мучиться, есть Россия, с нее будем брать пример.



Людмила Алексеева: То есть они копируют те инквизиционные мероприятия, которые проводит российская власть. Следовательно, вы считаете, что вы должны тоже заимствовать друг у друга свой опыт?



Микаел Даниелян: Есть хороший анекдот: чем отличается грузин от армянина? Для грузин Буш – это Буш, а для армян Буш – это Путин.



Людмила Алексеева: Тем более вам нужно работать совместно с российскими правозащитниками и не только с российскими, и с грузинскими, азербайджанскими, украинскими и вообще изо всех стран на территории бывшего СССР хотя бы потому, что мы все понимаете друг друга, ведь вы все говорите по-русски. И за пределами бывшего СССР тоже нужны помощники. Правозащитники совместно работают по всему миру и помогают друг другу. В этом счастливое отличие правозащитного сообщества и от государственных деятелей, и от бизнеса, и от политических партий.


XS
SM
MD
LG